1

Перейти к содержимому


       Торент трекер от http://stalker-worlds.ru        Хранилище сайта http://stalker-worlds.ru        Онлайн Сталкер Канал Унесенные Сталкером Присоединяйся к нашему сообществу на facebook Вступай в нашу группу в контакте


Добро пожаловать к нам на сайт! Про Ваш статус и права можно прочитать в Этой теме

Для просмотра картинок и скачивания файлов с форума - пройдите регистрацию!   Проблемы с регистрацией - вам сюда


Фотография

Рассказы сталкера kapa


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 16

#1
LENA_D

LENA_D

    Ветер

  • В сети
  • админ Администратор
  • Темные
  • Завсегдатай - больше 1 год на сайте
<- Информация ->
  • PipPipPipPip
  • Регистрация:
    23-July 10
  • 1939 Cообщений
  • Пропуск №: 2061


Репутация: 3999 Постов: 1939
  • Skype:lena_antoniva1
  • Страна проживания:Овруч - Полтава
  • Реальное имя:Лейла
  • Пол:Женщина
  • Город:Полтава

Ямаха

Автор: Сергей (kapa)

 

-Доктор, скажите, неужели ничего нельзя сделать? Неужели вся современная медицина бессильна? - Она стояла на коленях перед человеком в белом халате и не отпускала его рук. Глаза чёрные от слёз и стекающей туши. Ещё совсем молодая, она выглядела на пятнадцать лет старше.
-Ну почему же? Я же вам говорю. Свободных органов сейчас нет. Но за определённое вознаграждение, я постараюсь вам помочь. - Сухие, безразличные, металлические слова звучали откуда то сверху, казалось с самих небес.
-Но я же... Но как же... Где я смогу... Ведь это же немыслимая для меня сумма! Где я возьму их?
-Это меня не касается. Продайте квартиру. Возьмите кредит. Да мало ли способов найти такую сумму. Сто тысяч долларов это не слишком и много. Пол года у вас есть, и вместо того чтобы лить слёзы, шли бы и решали свои проблемы. - Он вырвал свои ладони, одёрнул халат, развернулся и цокая каблуками ушёл вдаль по коридору. Она осела, уткнула лицо в ладони и беззвучно зарыдала. О том что женщина плачет выдавали только плечи, время от времени дёргающиеся в такт всхлипам.
Ямаха открыла глаза и резко села. Сон. Этот сон она видит чуть ли не каждую ночь.Её сын сейчас лежит под аппаратом искусственной почки. А она здесь. В Зоне. Она идёт к Доктору. Это ей посоветовал Лимон. Их встреча наверно была не случайна. Хотя кто может об этом сказать с уверенностью. Мария, а так зовут нашу героиню, воспитывалась в детском доме. С детства она привыкла рассчитывать только на себя. Не знающая ни тепла, ни ласки, ни материнской любви. Любви она никогда не испытывала. Но после рождения сына она изменилась. Природа сделала своё дело и на смену резкой и сильной, пришла нежная и любящая женщина, готовая ради своего дитя на всё. Но сейчас было безвыходное положение. Её Митяю требовалась пересадка почек, а требуемого количества денег у неё не было. Когда-то сильная женщина, сломалась и не видя выхода из сложившегося положения она чуть не совершила самую серьёзную ошибку в своей жизни. После холодных слов доктора Мария шла по городу потерянная в своём горе, не обращая внимания на окружающий мир. Он для неё потух. Угас. Так же, как угасала жизнь в её сыночке, в её кровиночке, в её солнышке. Никакой надежды на чудо не было. Не будет денег - не будет новых почек.Не будет новых почек - не будет её Митяя. Тогда зачем жить дальше, если не будет жить её единственная отрада? С такими мыслями она вышла на мост и перелезла через перила. Мимо проезжали машины, но никому не было дела до женщины, стоящей на краю и готовящейся к смерти.
-Ты чего это удумала, дурёха? - Её руку крепко, но как-то тепло и нежно кто-то взял, возвращая её в реальность из забытья. Она обернулась и увидала местного бродягу. Она каждый день видела его в разных частях города возле питейных заведений. Она знала как его зовут, но никогда даже не думала с ним заговорить. Лимон был калекой без обеих ног чуть ниже колен. Его коляска была настолько стара, что скрип было слышно задолго до того, как появится сам владелец. Одежда на нём была латана - перелатана, заношена, но всегда по возможности чистой. Раньше она всегда гнушалась его общества, но сейчас... Сейчас она перелезла обратно через перила на тратуар и в слезах склонилас на обрубки Лимона и зарыдала в голос. Так, как не позволяла себе рыдать никогда в жизни. Ни когда её избивали в детском доме, ни когда её обвинили в воровстве, которого она не совершала, ни когда следователь изнасиловал её за закрытие дела. После этого она забеременела и родила Митяя, своего котёночка, своего зайку, своё солнышко, которое сейчас лежало в больнице и затухало с каждым днём под аппаратом искусственной почки. Лимон гладил её по голове как родную, а мимо пролетали ничем не интересующиеся машины. Они сидели в парке. Мария рассказала Лимону о своем положении, а он утешал её.
-Как говорил один мой знакомый, "не бывает безвыходных положений". Что нибудь придумаем.
Лимона в городе знали все. Бомж не бомж, бродяга не бродяга. Одни говорили про него, что он потерял ноги из-за болезни, которая проявилась после его возвращения с ликвидации последствий от аварии на Чаэс. Другие говорили что он просто пьяный их отморозил и их пришлось ампутировать. Во всех слухах была доля правды. Он действительно был ликвидатором, и он действительно отморозил ноги. Но это была лишь верхушка айсберга его судьбы. Будучи солдатом Советской Армии их пригнали на ликвидацию аварии. Многие после этого заболели и по умирали от лучевой болезни. Лимон тоже сильно облучился. Не помогали ни переливания крови, ни дорогостоящие препараты. Когда он совсем уж скис, решил уехать туда, где и подхватил эту неизлечимую хворь. Как не странно Зона приняла его с распростёртыми объятиями. В этом месте он почувствовал совсем по-другому. Из зачахлого от болезни, он стал сильным нормальным мужчиной. Он стал сталкером по прозвищу Лимон. Это от того, что он постоянно куксился после водки, как будто лимон съел. Дела его шли в гору и вскоре он стал пользоваться хорошим авторитетом. Спустя несколько лет после жестокой перестрелки с монолитовцами они уходили болотом и наткнулись на дом Доктора. Он их приютил и даже подлатал раненого, за что Лимон и его группа несколько раз выполняли поручения Доктора. И вот как-то они сидели вдвоём, Доктор и Лимон, и пили чай.
-А почему ты для себя ничего не просишь? - Спросилего доктор.
-А что я могу у тебя просить? - Удивился Лимон.
-Ну как же, ты же болен. И серьёзно болен. Это только Зона тебя и поддерживает. Выйди ты за её пределы и тебе хана. Каюк. Смерть.
-Так я знаю. Вот только лекарства не существует. - Констатировал Лимон.
-Это там, - Доктор махнул куда-то рукой, - не существует, а здесь всё существует. Я могу тебя вылечить, но тебе придётся покинуть Зону. Иначе она тебя погубит. Согласен?
-Конечно согласен! - не раздумывая согласился Лимон.
Доктор ушёл в своё хранилище и вышел с тремя контейнерами с артефактами. Он рассказал что Лимону надо сделать с ними, и на прощание благословил. А сделать надо было совсем немного. Надо было выбраться за Периметр и Большой земле привязать все три артефакта к телу на сутки. После этого закопать их поглуюбже. Всё это он и сделал. И закопал так глубоко и в таком месте, что никто никогда не найдёт. Когда он приехал в родной город, а это было примерно через шесть лет, медики не могли поверить. Лимон был здоров, словно новорождённый малыш. Но счастье длилось не долго. Группа подростков однажды напала на него, ограбили и избили до полусмерти. Порезанный в живот и с проломленной головой он пролежал на улице несколько часов, пока ранний дворник не обнаружил его и не вызвал скорую. Врачи потом говорили, что мороз его спас и он же погубил. Холод быстро остановил кровотечение, но отмороженные ноги пришлось ампутировать. После этого Лимон и запил.
Всё таки Зона никогда не отпускает своих детей, не наказав их. Лимон рассказал про Болотного Доктора Марии и она согласна была ехать хоть на край света, ради своего Митяя. Он дал ей координаты старых знакомых в Зоне и рассказал где найти Доктора. Через неделю Мария появилась на пороге Бара. Она стояла в проходе, а с десяток глаз пристально изучали новенькую. Она подошла к бармену и протянула записку от Лимона.Бармен прочитал и вскинул левую бровь от удивления. Затем сложил бумажку и вернул её владелице.
-Ну здорово. Я бармен, кличут Васей, а тебя как величать?
-Маха. - коротко и резко ответила женщина.
-Привет Мария, - улыбнулся Вася, обведя взглядом весь зал бара.
-Я Маха! - Ещё твёрже произнесла новенькая.
-У! Как резко, чегож не Хонда, а, Ямаха? - Засмеялся Вася и прыснули все завсегдатаи.
С этого дня Мария стала сталкером по прозвищу Ямаха.
Сон, этот кошмарный сон. Как он надоел. Но ничего другого ей почему-то не снилось. Ямаха сидела, крепко сжимая в руках автомат.Этот сон часто пробуждал её, но сейчас она проснулась от чего-то другого. Она внимательно вслушивалась в звуки ночной Зоны. До рассвета оставалось пара часов. Точнее это по часам оставалось пара часов, а когда он придёт в Зону на самом деле, решает лишь она, Зона. Ямаха достала пачку галет и с громким хрустом стала жевать почти безвкусный продукт. Вдруг на пороге дома в котором заночевала Ямаха мелькнуло что-то маленькое, потом ещё, и ещё. Ямаха вскинула автомат готовая стрелять, но передумала, когда увидала шесть маленьких очаровательных пушистых комочков, забавно помахивающих маленькими хвостиками. Поскуливая они приближались к ней. Она погладила одного, потом другого и рассыпала остатки галеты. Щенки с жадностью слизали крошки. Тогда Ямаха достала пару банок тушенки и вывалила на пол их содержимое. Щенки с радостным лаем и визгом приступили к пиршеству. Улыбка умиления блеснула на лице измученной женщины.Когда пол был вылизан до зеркального блеска, шесть маленьких зверюшек залезли на её колени и принялись облизывать руки и лицо человека. Ямаха забылась и радовалась, как маленькая девочка, которой подарили щенка на день рождения. Радость прекратилась мгновенно, когда на пороге возникла их мать. Огромная чёрная псина с жёсткой, торчащей во все стороны щетины. Она оскалилась, оголяя огромные клыки, на которых пенилась слюна. Глаза в ночи блестели, отражая свет налобного фонарика. Ямаха хотела было схватить автомат, но не тут-то было. Маленькие комочки придавили его к её коленям, продолжая облизывать её с ног до головы. Огромная псина медленно подходила к человеку. Сначала она обнюхала пол, где недавно была тушёнка, потом своё потомство, а потом руки и лицо человека. Ямаха от страха вжалась в стенку и не спускала глаз с клыков порождения Зоны. Псина некоторое время пристально всматривалась в глаза женщины. Казалось она гипнотизирует человека. Затем она рыкнула на щенков и те послушно убежали в темноту Зоны. Сука медленно развернулась и пошла прочь. На пороге она остановилась, повернулась к Ямахе и ещё раз рыкнула. Обалдевшая женщина повинуясь инстинкту встала и двинулась за псиной.
Они долго шли по ночной Зоне. Странная пара, человек и мутант.Точнее наоборот - мутант и человек. Мутант вёл человека. Вёл по тропе, известной лишь ему. Ловко перескакивая с кочки на кочку и обходя аномалии, псина вела женщину вглубь болота. Ямахе несколько раз казалось, что за ними кто-то наблюдает, но ей не удалось никого различить в темноте Зоны, усиленной испарением воды. Спустя несколько часов они вышли на твёрдый участок земли, а вскоре из тумана проявился дом. Псина несколько раз издала лай. Зажёгся свет и в дверях возник человек. Он спустился к псине и присел рядом. Ямахе показалось, что они беседуют, но какие могут быть беседы между человеком и мутантом? Человек потрепал псину за загривок и она усьтремилась обратно на болото. Около женщины собака остановилась, взглянула прямо ей в глаза и после растворилась в тумане.
-Проходите в дом, нечего тут торчать. - Предложил человек, обращаясь к Ямахе.
Она ещё раз оглянулась туда, где исчезла собака и пошла в дом.
-Оружие оставь здесь,не бойся. Его никто не возьмёт, а в дом с оружием нельзя. - сказал человек, даже не оборачиваясь к гостье.
Ямаха сняла с себя автомат, вытащила нож и убрала его в мешок, и оставила всё это на веранде. В доме было чисто и светло. На стенах висели репродукции известных картин, а на полу лежали узкие длинные самотканые половики. Человек уселся во главе большого деревянного стола и жестом указал ей место. Ямаха присела, продолжая осматривать помещение. Ей не интересна была обстановка, просто она боялась взглянуть на хозяина.Прошло несколько минут, прежде чем она осмелилась. Доброжелательная улыбка стёрла все страхи и заставила улыбнуться в ответ.
-Итак, голубушка, чем обязан?
-Вам привет от старого вашего знакомого.- Начала она и протянула доктору записку от Лимона.
Он прочитал и повеселел.
-А! Как же, помню помню, такого бродягу. Как он сейчас поживает?
Ямаха рассказала доктору всё, что знала про Лимона, как они познакомились и что её привело к нему, к Доктору. Хозяин внимательно не перебивая выслушал.
-Может чаю желаешь? - спросил он.
-Если не затруднит. - ответила Ямаха.
Через несколько минут они пили чай с шоколадными конфетами.
-А как, говоришь, звали доктора?
-Профессор Штельман, Эдуард Моисеевич.
-Это такой лысенький, в золотых очках в круглой оправе?
-Да? - удивилась осведомлённости Доктора Ямаха.
-Знаю я эту мерзость. Он ещё на интернатуре скотиной был. Больных за людей не считал. Так значит он теперь профессор, говоришь? - Ямаха только-что отхлебнула чая и просто кивнула головой. - Понятно. Ладно, давай допивай. О деле завтра поговорим. Устроишься вон в той комнате.
Доктор указал на дверь и ушёл, оставив Ямаху одну. Она допила чай, и по-привычке убрала со стола. Чашки помыла конфетницу убрала в шкаф. Одну, правда, прихватила с обой. В указаной комнате она нашла несколько скрученых комплектов: матрац, подушка и байковое одеяло. Развернула один. Улеглась. Развернула фантик конфеты, откусила половину и завернула вторую. Всё пережитое вкупе с горячим чаем сделали своё дело. Уснула она быстро, с конфеткой за щекой.
Глаза она открыла одновременно с открывающейся дверью. На пороге стоял доктор.
-Не спишь? Поднимайся. - Он ушёл, прикрыв за собой дверь.
Ямаха встала, свернула постель и вышла в общий зал. Увиденное заставило вжаться в только-что закрытую дверь. На лавке вдодь стены сидели рядом друг с другом самые опасные мутанты Зоны:кровосос, излом и два потрёпаных зомби. Третий зомби был аккуратно одет и... подавал на стол! Ужас сковал сталкершу и она вросла от испуга в стену. Доктор на это только улыбнулся. Он подошёл к ней, взял её за плечи и проводил к столу. Ямаха села на вчерашнее место, но так и не смогла отвести взгляда от странной картины. Доктор, щёлкнул пальцами перед её лицом. Она очухалась и повернула голову к нему.
-Не бойся. Это мои пациенты. Пока они здесь, они для тебя безопасны. Расслабся и позавтракай.Это Бенито. - Сказал Доктор, когда на стол перед ней зомби поставил тарелку с нарезанным хлебом.
Она постаралась незаметно ущипнуть себя, но только пробудила здоровый задорный смех у доктора. Даже Бенито немного посмеивался, только своеобразно, по своему, по зомбовски. Смех немного расслабил скованность Ямахи и она всё-таки кое-как смогла позавтракать. После приёма пищи Доктор сказал ей, что до обеда она может погулять возле дома, но никакого оружия, и не ходить в сторону болот.Сам же вместе с Бенито и кровососом ущёл в операционную, как догадалась Ямаха. Возле дома Её ждали новые сюрпризы. Несколько слепых собак, скаливших зубы, но не бросающихся на человека. Кабаны, псевдо-плоть, стайка тушканов. Двор походил на Ноев ковчег - каждой твари по паре. Были практически все представители местной фауны. Не хватало самого свирепого и опасного - Химеры. Но из рассказов и баек Ямаха знала, что у них очень сильный процесс регенерации. Наверно поэтому в услугах Доктора они и не нуждались.Пройдя вокруг дома она вернулась внутрь. На лавке остались сидеть только два зомби. С опаской она обошла их. В книжном шкафу она взяла первую попавшуюся книгу и села за стол. За чтением время пролетело незаметно.
-Чего читаем? - голос Доктора вернул её в комнату за стол. - А! Хорошая книга! Я несколько раз её перечитывал. - Резюмировал он, посмотрев на обложку. - Ладно, давай убирай и буде обедать. Что то я проголодался.
Ямаха встала и убрала книгу на место в шкафу. Хотела вернуться на место но Доктор её остановил.
-Помоги Бенито, а то он и так устал вместе со мной.
Ямаха удивилась, но противоречить не стала. Вскоре всё было накрыто и они сидели за столом. Обед был простенький, супчик из полуфабрикатов, и тушеная фасоль из банок. После обеда, когда она убрала со стола и помыла посуду, Доктор пригласил её сесть рядом с ним.
-Ну как, отдохнула? Готова идти домой? - Спросил он, глядя ей в глаза.
-Доктор, а как же.....Митенька??? - На её глазах навернулись слёзы.
-Не волнуйся и не переживай. Всё будет хорошо. Я соберу тебе посылочку и напишу точную инструкцию. Поняла? - Ямаха утвердительно закивала головой.
Через час они стояли на крыльце. В мешке лежали два контейнера, один побольше, другой поменьше. А в кармане лежал запакованный конверт.
-Одна ты не пройдёшь через болота, поэтому я позволил себе нанять для тебя охрану и проводников. - Доктор махнул рукой и из-за дома вышли кровосос и излом. Ямаха сначала отшатнулась, но посмотрев в глаза Доктору успокоилась.
-Они доведут тебя до самого периметра и помогут преодолеть его. Ну всё. С Богом! Храни тебя Зона. - Доктор обнял на прощание спутницу и она пошла вслед за изломом. Кровосос шёл замыкающим.
Дома Мария вскрыла конверт. Там лежал ещё один и записка. Записка была для неё с инструкцией по применению артефактов из большого контейнера. На конверте было написано "Профессору Штельману". Маленький контейнер прилагался к письму. Была ещё одна записка, и её Мария вручила первой, своему спасителю, Лимону. Это был последний раз когда она видела его. Его вообще больше никто не видел. Поговаривали что он утонул, но Мария знала, что сталкер Лимон вернулся в Зону.
Она зашла в палату к своему сыну. Аппаратура тихонько попискивала и мониторы мерцали диаграммами сердцедеятельности. Мария незаметно вытащила из сумки контейнер, раскрыла его и вывалила содержимое на живот сына. Сначала ничего не происходило, но затем артефакты засветились и завибрировали. Несколько минут спустя всё прекратилось. Мария не трогая руками собрала артефакты обратно в контейнер и убрала его в сумку. Митяй открыл глаза.
-Мама! Где ты была? почему не приходила так долго? Я думал ты меня бросила.
-Глупенький! Разве может мать бросить своё дитя! - На её глазах проявились слёзы. Но на этот раз это были слёзы радости.
- Поспи ещё немного, скоро нас выпишут и тогда я всё тебе расскажу. - Она поцеловала сына несколько раз в бледные щёчки, достала из кармана половинку конфетки, положила её рядом на подушку и вышла из палаты. Всё будет хорошо, она точно это знала. Оставалось ещё одно дело.
-Разрешите войти? - спросила она когда постучалась в кабинет профессора Штельмана.
-А, это вы.Ну как, нашли деньги? - Радостно поинтересовался он.
-Деньги нам уже не потребуются, профессор. А это просили передать вам, старый др...- Она осеклась. Разве могут быть друзья у такой сволочи. - Старый знакомый. Всего хорошего, профессор.
Она выложила на стол алюминиевую банку, сверху положила конверт, развернулась на каблуках и вышла из кабинета.
На следующий день местное телевидение, радио и газеты наперебой сообщали что "гений медицины, профессор Штельман, скоропостижно скончался, после продолжительной болезни. Вскрытие выявило ряд неизлечимых болезней, таких как острую почечную недостаточность, врождённый порок сердца, опухоль головного мозга и много прочих".
Новый доктор, пришедший на место Штельмана, выписал маленького Митяя через два дня, не найдя у него никаких отклонений.
Мальчуган с помолодевшей матерью безобразничали в осеннем парке, разбрасывая и распинывая опавшую листву. Сейчас никто не узнал бы в двадцатичетырёх летней девушке, сталкера  Ямаху.

 

******


Жизнь ломает сильнейших, ставя их на колени, чтобы доказать, что они могут подняться! Слабаков же она не трогает - они и так всю жизнь на коленях.
bar-reaktor.ru
Торрент torrent-stalker
Skype: lena_antoniva1


#2
LENA_D

LENA_D

    Ветер

  • В сети
  • админ Администратор
  • Темные
  • Завсегдатай - больше 1 год на сайте
<- Информация ->
  • PipPipPipPip
  • Регистрация:
    23-July 10
  • 1939 Cообщений
  • Пропуск №: 2061


Репутация: 3999 Постов: 1939
  • Skype:lena_antoniva1
  • Страна проживания:Овруч - Полтава
  • Реальное имя:Лейла
  • Пол:Женщина
  • Город:Полтава

(Прошло двадцать минут)Господи, как же холодно. Падлы. Чтоб их Зона-матушка растерзала. Уроды продажные. Да, Господи, как же холодно. Апчхи! Ну вот, уже зачихал. Ещё и простудиться не хватало. Блин, как бы руки поднять? Непооооолууууучается. Зараза. Апчхи! Может попробовать лбом? Ну ка.... Давай-давай давай, да поддавайся же ты каменюка бездушная! А! Что б тебя! Блин, даже шея заныла.(Прошло три часа) Госпооооди, ну за что? Ну за что мне такое наказание? Выберусь лично сам прибью каждого. Апчхи! Блин. Точно простыл. Вот и сопли уже потекли. И не вытереть ведь. Стой и шмыгай, как нашкодивший мальчишка. Может ещё разок попробовать? Авось получится? Ну, давай-давай давай, подавайся, паскуда,ну ещё малёха,ну давай давай! Фу! Да где ж они такой раствор-то нашли? Да, как же холодно то!!! (прошло три часа) Ну вот, ещё и этого не хватало. Потерпи маленький, вот выберемся, и наешься до пуза. А сейчас потерпи. Блин, от холода уже пальцев на ногах не чую. Ножками топ-топ, ручками хлоп-хлоп. Ага, как же, потопаешь тут, когда и шевельнуться невозможно. О! Уже мурашки по спине побежали. Стоп! Это не мурашки. Это вода. Ура! Вода! Хоть от жажды не помрём.(Прошло пять часов) Ну вот как тут не зареветь? А? Вот она вода! Вот, скотина, капает. Да капай ты чуть-чуть левее! Ну что тебе мешает? А? Ну хоть чуток левее, ну хотя бы на камни, брызгай! Ну зачем же ты в комбез впитываешься? Мне и без тебя холодно ,а теперь ещё и мокро. Господи, ног уже не чувствую. Надеюсь, отойдут у костра. Обязательно отойдут. Вот выберемся и разожгём костёр! Всем кострам костёр! Чтоб вся Зона видела. Господи, как же холодно. Хорошо хоть желудок перестал урчать. Свернулся и ждёт лучших времён. Ничего браток. Выберемся и наедимся от пуза! Апчхи! Чтоб тебя! Задолбало. Скоро весь лоб расшибу от чихотни. (Прошло пять часов) Пить...пить...пить...пить... Ничего не надо только дайте воды, любой, хоть из отстойника, но воды! Пить...пить...пить (Прошло три часа) Здравствуй милая. А я дочке качели сделал. Гляди как она радуется. Да ничего, не беспокойся. Всё хорошо будет. Соседи? Они же не вечные. А что они говорят, так не обращай на это внимание. Смотри как дочка радуется!(Прошло три часа) Уйди! Богом тебя прошу, уйди. Не закрывай свет. Дай пройти. Отстань. Свет. Мне надо к свету. Он меня зовёт. Я иду к тебе. (Прошло три часа) Здравствуй, Сталкер! - Ты кто такая? Как ты нашла меня? - А я тебя и не теряла.- Спасибо что вытащила меня. - А я тебя и не вытаскивала. - Так что-же? Ты мне мерещишься? Ты галюцинация? - Нет. Эх, Рэдушка, Рэдушка. Столько лет столько лет ты искал меня, а теперь, когда нашёл не признаешь? - Стой! Так ты.....Она? - Да. Я это Она,я Зона. Наконец то до тебя дошло. - Так значит я... я что? Умер? Да? - Скажем так. С человеческой точки зрения ты умер. Да. Но ведь мы с тобой разговариваем, ты можешь думать. Значит ты всё ещё существуешь. - Зачем я тебе? Это ведь ты всё устроила? Зараза радиоактивная! - Ну, ну! Полно тебе. Не ругайся. А то ведь я и передумаю. Оставлю тебя навеки там. - Нет. Не надо. Прости. Не сдержался. - Вот, уже лучше. Пошли. Прогуляемся по нашим владениям. - По нашим? - Да! А ты как думал? Ты теперь один из моих созданий, а значит полноправный хозяин. Это только глупые людишки думают, что они в Зоне командуют. Ну и пусть. Мне это пока наруку. Пошли. У нас ещё много дел. Да, кстати, твоих дружков уже наказали. О них Леший позаботился. - Леший? - А ты как думал, мне много надо помощников. Теперь ты один из них. Скоро всех узнаешь. - Постой. Вопрос можно, коль так разоткровенничались? - Можно. И мой ответ да. - Но я же даже не спросил... - А зачем? Мне и так ясно, что ты хотел спросить. Да, исполнитель желаний существует. Но тебе он уже ни к чему. - Стой! Не мне! Дочке! Мне дочку надо...- Тсс! Не кричи, всё уже сделано. Жива здорова, твоя мартышка. А теперь пошли. Пора и делом заняться.
Женщина в белом платье и мужчина в чёрной униформе удалялись вглубь Зоны. Сегодня она была спокойная и миролюбивая. Сегодня она обрела себе друга, если так можно было назвать призрака Чёрного сталкера.

Простите, окоянного! Ну не получается у меня под спойлер вставить! Уже всё перепробовал, всё одно и тоже.


Жизнь ломает сильнейших, ставя их на колени, чтобы доказать, что они могут подняться! Слабаков же она не трогает - они и так всю жизнь на коленях.
bar-reaktor.ru
Торрент torrent-stalker
Skype: lena_antoniva1


#3
kapa

kapa

    Бывалый

  • Не в сети
  • Проверенные

<- Информация ->
  • Регистрация:
    12-December 13
  • 98 Cообщений
  • Пропуск №: 9761


Репутация: 243 Постов: 98
  • Страна проживания:Россия
  • Реальное имя:Сергей
  • Пол:Мужчина
  • Город:Буй, Рыбинск

"Бар-Реактор" - весь в угаре вход,
"Бар-Реактор" - водка круглый год,
"Бар-Реактор" - весело живём,
"Бар-Реактор" - песенки орём!

А чудо барчик, чудо барчик,
Хорошо здесь под кумарчик,
За бородку кинуть хавчик, "Бар-Реакчик",
Наше счастье постоянно - водка и марихуана,
Здесь живём мы сыто-пьяно, "Бар-Реакчик"!

"Бар-Реактор" - места лучше нет,
"Бар-Реактор" - мы не знаем бед,
"Бар-Реактор" - кто здесь прожил час,
"Бар-Реактор" - не покинет нас.


Шкет напевал песенку с отцовской кассеты, которую часто слушал в его КАМАЗе. Ярко светило редкое Солнце Зоны, и по такому случаю настроение было превосходнейшее. За ходку он умудрился не потратить ни одного патрона, а хабара, хоть самого распространённого, набрал полный мешок. И это тоже добавляло свою порцию в хорошее настроение. Сегодня он считал себя везунчиком. Шутка ли, пройти мимо военных, Долга и пары стай собак. Маску с противогазон он задрал на лоб и наслаждался свежим, если это так можно назвать, ветерком Зоны. Радиации здесь уже практически не было. Так, попадались изредка места. В основном возле брошенных машин. Дорога по местным понятиям приравнивалась к бульвару и исхожена была на дню раз по тридцать, а иногда и больше. Сколько сталкеров одиночек и группами проходило по ней к Бару-Реактор и возвращались обратно в Зону, никто никогда не считал. Да и зачем? Пришёл - Везунчик, не пришёл - храни тебя Зона.
Шкет шёл спокойно, в развалочку, ни о чём не заботясь. Солнце, погода и хорошее настроение притупили его бдительность почти до нуля. Да. Но надо быть полным кретином, чтобы позволить себе забыть, даже на мгновение, о том , что ты в Зоне. Тяжёлый рюкзак, автомат на груди, и маска противогаза на лбу вместо козырька не забывали напоминать о том, где ты. Резко взлетевшая стайка из пяти ворон заставила его насторожиться. Шкет прислушался и огляделся. На первый взгляд ничего подозрительного и необычного не было. Он, просто ради любопытства, решил посмотреть на то место, где только что сидели вороны. Свернув с дороги и пройдя по жёлто-зелёной траве метров сорок он увидел тела трёх сталкеров. Обычно рядом с трупами в Зоне полно разной твари, а тут тихо. Шкет взглянул на экран ПДА. По близости не было никакого движения. Не было и радиации. Гейгер на груди не щёлкнул ни разу. Шкет медленно, шаг за шагом, не опуская оружия подошёл к трупам. Судя по экипировке это были Сталкеры и даже не новички. Но была какая-то странность во всей этой ситуации. Все тела, не считая того, что открытые части тела поклёваны пернатыми, были не тронуты. Автоматы, снаряжение, форма всё было целое и даже не тронутое. Было похоже на то, что они шли и разом умерли. Вот только от чего? Шкет несколько раз повернулся вокруг себя, просматривая и оценивая местность. Нет, на снайпера не похоже. Укрыться негде. На аномалии тоже. После них либо только части тел, либо вообще ничего не остаётся. Про мутантов и говорить не стоит. Что же тогда здесь произошло? Этот вопрос начал очень силно давит на виски. От хорошего настроения не осталось и следа. Шкет осмотрел карманы и мешки покойных. Судя по всему они шли из бара. Он забрал мешки, оружие и ПДА. Не пропадать же добру. Помянул минутой молчания души погибших сталкеров и тяжело пошёл дальше. Тяжело было не только физически, но и душевно.
До бара он добрался значительно позже чем предпологал. По пути пришлось сделать несколько остановок. Он, как и все сталкеры, сдал всё оружие на хранени и направился к бармену.
-Привет, Вась. Как дела? Чего нового расскажешь? - он ожидал услышать что нибудь о смерти трёх сталкеров, но про них здесь как будто ни кто ничего не знал.
-Здарово, Шкет. Что-то ты быстро? Чего вернулся то? Или все патроны на собачек потратил? - Василий засмеялся и вместе с ним ещё несколько бродяг, сидящих за стойкой.
О том, что Шкет стрелял во всё и всегда, ходили анекдоты.
-Да нет. Всё на месте. Даже ещё больше стало.
-Как это? - Удивился бармен и даже про стакан забыл, который хотел поставить перед одним из посетителей.
Шкет коротко рассказал о своём променаде по Зоне. А на трёх трупах скорость сбавил и рассказал всё в подробностях. Послушать о странных трупах собрался весь бар. Когда Шкет закончил, он сам удивился, что собрал всю местную публику.
-Да быть такого не может! - возразил кто-то из дальнего угла.
На голос публика повернулась, и Шкет толи от изумления, толи со страху выпалил:
-Штоб тебя, не чистая! - И снова приковал к себе все взгляды.
На странное поведение обратили внимание все. Шкет, чуть ли не с ногами забрался на сиденье барного стула. Побледнел, как сама смерть, а в частоте стучания зубами дал бы огромную фору УЗИ. Бармен силой влил в него стакан водки, чуть не выбив ему зубы. Не помогло. Следом пошёл второй. Только тогда, Шкет отошёл от приступа. Но всё равно пристально смотрел в дальний угол. Он дрожащими руками достал и выложил на стойку бара три ПДА, снятых с покойников. Василий, по очереди их включил и обомлел. Жестом он подозвал к себе троицу из-за дальнего столика.
-Если этого быть не может, тогда объясните это? - Он развернул аппаратуру к подошедшим.
Скептические ухмылки сразу исчезли. Бармен щёлкнул пальцами, подзывая помощника, что-то шепнул ему на ухо и тот убежал в оружейку. Через минуту появился, увешаный автоматами, но без магазинов. Автоматов было шесть штук. Их разложили здесь же на стойке.
-Ну и как вы это объясните? - Спросил Василий, предоставляя три пары идентичных автомата.
В баре стало так тихо, что слышно было как на далёком блокпосту военные из крупнокалиберных пулемётов кого-то отстреливают.
-Я думаю, братцы, пора вам с прогулками по Зоне заканчивать. - Нарушил тишину дед по прозвищу Сильвер.
Это был самый старый из всех, кто когда-либо бывал в этих краях. Поговаривали, что он в Зоне с самого её начала. И был успешным сталкером, пока по глупости не угодил в жадинку и сам себе не отрезал ногу до колена. Стех пор он день за днём просиживал в баре и иногда учил уму-разуму новичков или травил байки. За что и был накормлен и напоен. За былой авторитет и знание Зоны его все уважали и порой делились выручкой, за путёвые подсказки.
-Мне кажется, что не спроста Шкет наткнулся на ваших двойников. Такое бывает. Редко, но бывает. Зона сама предупреждает любимчиков. Не знаю как вы, а я бы точно больше никуда не пошёл. Сдаётся мне, поляжете вы, всё равно. - Сказал своё мнение Сильвер и допил стакан занюхав рукавом.
После этих слов вся публика снова обратила внимание на трёх сталкеров. Абсурдность ситуации была накаляющей. Они попытались взять свои автоматы, причём все, но Василий не позволил им это сделать. После его жеста помощник забрал стволы и унёс их обратно в оружейку.
-Получите как и все, на выходе. И только свои. Те, что принёс Шкет, останутся у Шкета, как и все остальные вещи.
Троица что-то недовольно буркнула, но возражать не стала, а вышла из бара. Все разошлись по своим местам и привычный гул разговоров снова наполнил помещение.
Спустя пару часов, когда о дневном происшествии все благополучно позабыли, в баре стали раздоваться сигналы сообщений на ПДА всех, кто сидел в баре.
-Ну я же говорил, что не стоит им ходить в Зону. - раздался голос Сильвера.
Сообщение гласило:" КОРДОН - Варг, Хруст, Кислый - погибли - скопление аномалий "жарка".
Бармен заглянул под прилавок стойки и обомлел. Вместо трёх приборов лежало три кучки пепла и обугленных радиозапчастей. В дверях появился страж оружейки. В руках он держал всё что осталось от трёх автоматов. В зале повисла тишина.
-Я же говорил. - Снова повторил Сильвер и опрокинул стакан, вылив содержимое на пол.


Добрая кошка и коту приятна

#4
kapa

kapa

    Бывалый

  • Не в сети
  • Проверенные

<- Информация ->
  • Регистрация:
    12-December 13
  • 98 Cообщений
  • Пропуск №: 9761


Репутация: 243 Постов: 98
  • Страна проживания:Россия
  • Реальное имя:Сергей
  • Пол:Мужчина
  • Город:Буй, Рыбинск

Мечта

Хоник шёл хмурый и злой. Размахивая ножом он сносил "головы" высокой траве. Всё его нутро кипело от ярости. Он готов был разнести на щебёнку сам 4 энергоблок, если бы он возник сейчас перед ним. Он только что разругался в пух и прах со своим напарником, а по совместительсву и братом Абреком. А всё из-за чего? Да из-за ерунды!!! Он предложил завязывать с Зоной. Денег они скопили уже достаточно, хватило бы каждому на достойную старость, о которой ни один из них пока и не мечтал. Но Хоник попросту устал. Он устал постоянно опекать брата, хотя и был старше его всего на пару минут. Он устал от этих Выбросов, от этих мутантов, зомби, от сталкеров, которым уже стало наплевать на дальнейшее своё бытиё. Возможно это возраст, а может простое человеческое желание обзавестись семьёй, детишками, построить свой домик, разбить сад и спокойно встретить старость на коленках возле грядки с огурцами. Хоник шёл всё дальше и дальше, даже не обращая внимания на то, куда он идёт, что его окружает. Сейчас ему просто хотелось быть одному.
После очередного взмаха рукой нож звякнул, ударившись о что-то металлическое. Этот звон и вернул Хоника обратно в Зону. Он остановился и огляделся. Местность была ему не знакома. Он ещё раз махнул рукой, пытаясь найти источник звука. Справа от него в траве из земли торчала странная труба. Он притоптал растительность вокруг, что бы лучше рассмотреть находку. Эта штуковина ему что-то напоминала, а вот что именно он не мог вспомнить. Обчистив поверхность ножом от грязи и ржавчины он обомлел. Ну да! Конечно! Теперь то он вспомнил! Это ни что иное, как так называемый ТВЭЛ. Но его длина более трёх метров, значит на остальные два метра он вошёл в землю. Но как он мог здесь оказаться то? До самой Чаэс по прямой около 20 километров. Единственный ответ на свой же вопрос, какой он мог дать, он "прилетел" сюда после первого взрыва на станции в далёком 86 году. Да, но повсеместно утверждалось, что никакого взрыва не было. Хоник стоял и с довольным видом смотрел на своё открытие. Это ж надо, он сейчас стоит перед опровержением вранья за целые тридцать лет. Не долго думая он начинает выкапывать стержень. Ближе к вечеру изрядно устав и оголодав он его достал. Как ни странно, но вес у штуковины оказался довольно лёгкий, и Хоник практически сразу, взгромоздя его на плечо, забыв про былые обиды на брата, побрёл обратно.
В деревне никого не оказалось. Она была пуста, как будто в ней не жили уже несколько десятилетий. Хоник обошёл все дома в надежде хоть какого-то сталкера да найти, но никого. Переночевать он решил здесь, к утру наверняка кто-нибудь да заявится. Ночь прошла на удивление спокойно. Не беспокоили ни лай собак, ни визги молоденьких кобанчиков.
Утром Хоник плотненько позавтракал. В рюкзаке оказалась такая провизия, о какой он и не догадывался. Видимо брательник заранее планируя какую-то ходку капитально затарился у барыги не скупясь на траты.
На ПДА не было ни одного нового сообщения. Отправил Абреку короткое: нашёл вещичку, иду к периметру, присоединяйся. Точное место указывать не стал, у них с братом все возможные места встречь обговорены уже много лет назад. Шесть лет топтать Зону это можно сказать уже легенда. Вышел с первыми лучами холодного солнца. Шёл легко и не принуждённо, как и не по Зоне. Ни аномалий ни мутантов. Но это почему-то Хоника сейчас мало волновало. Его мысли сейчас были об одном - как дорого он сможет продать этот артефакт. Да, конечно, никакой силой он не обладал, но его ценность была в другом. Это была БОМБА замедленного действия, запущенная в апреле 86 и готовая взорваться можно сказать "ТРЕТЬИМ СВЕРХ ВЫБРОСОМ" в ближайшие дни.
У периметра Хоник прождал Абрека почти двое суток. Решив, что Брат решил всё-таки остаться в Зоне без проблем преодолел заграждения и спокойно удалялся проч. Она его отпустила, как он и мечтал.
Через три месяца все газеты мира пестрели заголовками о фальцификации века, а рядом фото Хоника, только теперь он был одет в костюм от Армани. Жизнь налаживалась. Постоянные корреспонденты, журналисты, телевизионщики. Что ни день то какая-нибудь передача или встреча.
Прошло ещё полгода. Страсти потихоньку утихли. Хоник закрутил роман с одной очаровательной журналисткой и ещё через год они сыграли свадьбу, отпраздновав её на островах Атлантического океана. Жизнь пошла своим чередом. С помощью супруги Хоник стал писать романы про Зону, которые стали пользоваться огромным спросом. На парочку Голливуд снял фильмы, за что он получил баснословные ганорары. Вскоре у него появились двое очаровательных дочек. Которые росли не по дням а по часам. Вот они уже пошли в школу, а вот уже и институт. Вот первая выходит замуж. Вот он уже нянчит своего первого внука, которого назвали в честь его брата, Русланом. Хоник часто его вспоминал и пытался разыскать, но никто ничего про него не знал. Сталкер по кличке Абрек, как сквозь землю провалился.
Однажды, сидя на веранде своего дома в кресле качалке он заснул.
Разбудила его очередь из автомата. Он попытался подняться, но тут же повалился на землю, ноги уже не держали. Он приподнялся опираясь на руки и огляделся. Рядом стоял Абрек с автоматом.
-Здорово дед, ты как цел? Что ж ты под контролёра то попал? Или совсем мозги сплавились? - С усмешкой спросил Абрек.
-Ты чё, Руслан, совсем водки перепил, брата родного не узнаёшь? И какие могут быть контролёры у нас в подмосковье? - кряхтя и задыхаясь Хоник с трудом встал напротив брата.
-Хо-ник??? Ты где был? Что с тобой?
-Я где был? Это ты где шлялся! Я тебя уже двадцать лет ищу! Все возможные связи поднял, от тебя ни слуху ни духу.
-Какие двадцать лет??? Хоник, ты что? - Абрек от изумления выронил автомат - Братишка, да ты всего два часа назад от Фиски ушёл. Вспомни, брат!
Хоник в растерянности смотрел на Абрека. Его взгляд медленно перешёл на огрызок ржавой трубы торчащей из земли между ними. Он поднял свои руки и посмотрел на них. Руки старого человека, все сморщенные и пожелтевшие. Ему стало плохо. В груди защемило и он схватился за сердце и почти сразу повалился на землю.
-Хоник! Хоник! Братишка! Что с тобой! - Абрек склонился над ним и слёзы медленно текли по небритой щеке.
-Русик, извини брат, извини за всё. Видимо ты прав, не отпустит меня Зон..... - голос Хоника смолк. А голубые глаза, окаймлёные старческими морщинками смотрели в чистое голубое небо Зоны.


Сообщение отредактировал kapa: 30 May 2014 - 16:56

Добрая кошка и коту приятна

#5
kapa

kapa

    Бывалый

  • Не в сети
  • Проверенные

<- Информация ->
  • Регистрация:
    12-December 13
  • 98 Cообщений
  • Пропуск №: 9761


Репутация: 243 Постов: 98
  • Страна проживания:Россия
  • Реальное имя:Сергей
  • Пол:Мужчина
  • Город:Буй, Рыбинск

Нож
Старик Сильвер как обычно сидел за столиком в дальнем углу зала. Перед ним стояла кружка недопитого кем-то из бродяг пива и тарелка с такими же недоеденными бутербродами, любезно предоставленные официанткой. Никто не подсаживался к старику послушать баек и никто не обращался к нему за советом. За сим дела у старого сталкера шли хуже чем у старой слепой псины.
Он крутил на столе засаленную кружку с тёплым напитком, а сам погрузился в воспоминания. Это осталось единственное, что никто не мог у него отобрать, в отличие от снаряги и оружия. Всё что осталось у него от былой жизни был нож. С виду это был вполне обычный нож, каких в Зоне было полным-полно да и не по одному на брата. Так думали все, поэтому нож Сильвера никого не интересовал. А между тем это был не простой нож. Даже сам бармен, которому изо дня в день приходилось видеть колеку-сталкера, мог бы поклястся на чём угодно, что ни разу не видел, чтобы старик хоть раз вынимал его из ножен. Да, оно конечно можно было бы предположить, что он ему попросту не требуется, а на поясе висит лишь для профорсу, но сколько было случаев, когда в разгар пьяной ссоры нет-нет, да кто-нибудь выхватит кусок калёной стали. Но только не Сильвер. Он хоть и приходил в ярость, когда кто-нибудь из новичков поднимал на смех его рассказы или из бывалых высказывали сомнения в правдивости его приключения, но никогда он даже близко к рукоятке не подносил руку. Порой, за такое его поведение, его считали попросту трусом.
Трусом. Уж кем-кем, а трусом Теккер, так звали Сильвера до того как он сам себе отмахал пол ноги, никогда не был. Уже не осталось тех бродяг, кто бы мог правдиво рассказать о старике такое, от чего волосы встанут дыбом, даже у былого сталкера. Как раз о таком случае сейчас и вспомнил старик сидя в баре.
Было это ещё тогда, когда никому не известные сталкеры Стрелок, Клык и Призрак ещё только надумали найти проход к Монолиту. Уже бывалый сталкер Теккер возвращался с богатым хабаром со Свалки к тогдашнему борыге Жабе. Да-да, это было ещё до прихода Сидоровича. Так вот, шёл Теккер исхоженой им одним известной тропой. Он проложил её в дали от мест обитания слепых псов, и таких же зубастых бандитов. Тропа была настолько укромная, что даже пройдя по ней хоть один раз другой сталкер повторно пройти по ней уже не смог бы. И дело даже не в том что проходила она по усеянной аномалиями поляне, а потому, что аномалии эти мигрировали каким-то странным образом. Теккер и сам несколько раз пытался найти объяснение этому явлению, но даже пару лет спустя и то не смог. Ему иногда казалось, что Зона сама смилостивилась над ним и обеспечивает ему безопасный проход по гиблому месту. И вот в этот раз он по рассеянности или даже скорее всего из-за халатности не обратил внимания на молодую аномалию, за что и поплатился. Рюкзак, битком набитый хабаром сорвала с плеч каруселька. Точнее она не сорвала его, а лишь вцепилась в него мёртвой хваткой питбуля. Теккеру только и осталось, что срезать лямки и отдать нажитое непосильным трудом на растерзание "ребёнку" Зоны. Но как не странно рюкзак аномалия не порвала и даже не смяла, а лишь откинула его в сторону. В полной растерянности от произошедшего Теккер стал судорожно соображать, как же ему теперь достать своё имущество, аккуратно упавшее между трёх аномалий: электры, трамплина и этой баловницы, карусели. Он обкидал всё вокруг болтами и гайками, благо этого добра в карманах было полно. Наметился небольшой проход, но такой узкий, что пролезти по нему можно было бы возможно только в одном случае, если эти аномалии на пару минут станут статичны, неподвижны, как статуи в музее. Теккер в разочаровании сел на землю и уставился на свой мешок. Солнце уже встало высоко и было не по зоновски доброжелательным, ласковым и ... Припекало не хуже самого реактора. Теккер стянул капюшон и балаклаву. И тут ему в голову пришла совершенно глупая для этих мест мысль. " А что если раздеться и пролезти ползком?" Мысль одним словом дурная, но была исполнена довольно быстро. И вот уже почти нагишом, Теккер ужиком, распластавшись по травке, полз к заветному мешку. Несколько метров вперёд до мешка были не так уж и страшны, тем более, что часто накиданые болты как полосы на автомагистрали обозначали края "проезжей части". Дотянувшись до обрезаной лямки он медленно потянул мешок к себе. Подтянув его всего на пару сантиметров его труды снова пошли на смарку. Край мешка попал под влияние трамплина и вырвавшись из пальцев незадачливого сталкера взмыл ввысь, по пути попав в электру, разрядив её над головой сталкера в костюме Адама. По какой-то невероятной случайности, мешок приземлился прямо на оставленные вещи Теккера. Задним ходом, даже не по зеркалам, а чисто на ощупь, нащупывая пальцами ног свои же болты он медленно пополз назад между смертельных аномалий. "Это только у Москвича вперёд 4 скорости, назад-то одна, однако"- нехотя вспомнился старый анекдот про чукчу.
Час спустя, облачившись в свой костюм, Теккер решил проверить целостность вещей в мешке. Но стоило ему было приблизить палец, как тут же получил приличный разряд. Рука на пару секунд даже онемела. Не рискнув получить повторный разряд, он ножом разрезал шнур на горловине мешка. Внутренности вывалились на свет божий. Теккер обомлел. В рюкзаке не было ничего из того, что он нёс. Не было ни одного артефакта из собраных им. Был всего один, доселя ему не известный. Странной неправильной формы и непонятной окраски. Переливаясь на солнечном свету он менял цвет от ярко синего до мутно жёлтого. По поверхности пробегали маленькие молнии электрических разрядов. От него не чувствовалось ни тепла, ни холода. Выдавший всякое в Зоне Теккер не рискнул взять артефакт в руки. Он аккуратно ткун его ножом. И тут случилась ещё одна невероятность. Между ножом и артефактом проскочила дуга тока такой силы, что рука непроизвольно выпустила клинок и тот, падая, воткнулся в землю. Трава вокруг сразу же пожухла и высохла, земля в радиусе полуметра растрескалась как после засухи. Теккер опешил. Некоторое время он смотрел на свой нож и не решался вытащить его из земли. В конце-концов он решился. Будь что будет. Он крепко обхватил рукоять и выдернул лезвие из земли. Но ничего не произошло. Не было ни разряда тока, ничего прочего, вредящего здоровью. Он покрутил нож в руке разглядывая его и не найдя ничего особенного вложил его обратно в ножны. Собрав все остальные вещи обратно в мешок и связав лямки он пошёл дальше.
До деревни оставалось всего ничего когда вдруг откуда не возьмись прямо перед ним возник кровосос. Судя по наглости и размерам это был ещё молодой мутант. Вскинув ствол Теккер дал длинную очередь, но промахнулся. Менять магазин времени не было и он по привычке выдернул свой нож и так же по привычке сделал круговое режущее движение, как бы нащупывая ущедшего в стелс режим монста. Каково было его изумление, когда на исходе движения нож вскользь коснулся кровососа. Определив положение противника Теккер замер в боевую изготовку, готовясь к нападению. Но нападения не последовало. Мало того, монстр проявился прямо перед ним и, высыхая до состояния мумии, рухнул на землю. Сталкер продолжал стоять в боевой стойке не опуская ножа. Только спустя несколько минут он позволил себе расслабиться и присесть на землю. Он поднял руку с ножом и стал его внимательно рассматривать. Теккер понял, что вся сила того артефакта перешла его клинку. И что теперь это не простой кусок металла, а смертоносное оружие, да такое, что даже от малейшего пореза один из самых жывучих монстров Зоны моментально здох. Очень аккуратно он вернул его обратно в ножны.
С тех самых пор, Теккер старался зазря за нож не хвататься. Только в крайних случаях смертельной опасности и только против мутантов. На человека, какой бы он плохой ни был, он старался потратить драгоценную пулю, нежели подвергать такой немыслимой смерти.
-Ты чего такой весёлый? - Вопрос бармена и звук тарелки об стол вернули Сильвера за столик в углу. - На вот. Там с тобой поговорить хотят.
-Да так. Всполнил кое-что. - Сильвер взглянул на полную тарелку бутербродов с копчёной колбасой и свежей зелени. В руках бармен держал бутылку "Казаков" и стакан. - Ну если хотят, от чего ж не поговорить. Ставь. Приглашай.
Сильвер раскрутил прозрачную жидкость в бутылке запуская "зелёного змия". Открыл и наполнил на два пальца. Залпом выпил и закусил пучком лука. К столу подходили трое. "Дела вроде налаживаются" - подумал старый сталкер.


Добрая кошка и коту приятна

#6
kapa

kapa

    Бывалый

  • Не в сети
  • Проверенные

<- Информация ->
  • Регистрация:
    12-December 13
  • 98 Cообщений
  • Пропуск №: 9761


Репутация: 243 Постов: 98
  • Страна проживания:Россия
  • Реальное имя:Сергей
  • Пол:Мужчина
  • Город:Буй, Рыбинск

Желание


Она даже не успела ни испугаться, ни вскрикнуть, ни тем более вскинуть ствол и сделать хоть одну очередь. Хлёсткий, резкий, сильный удар пришёлся как раз в центр груди, выбивая из лёгких весь воздух и ломая крудную клетку, не смотря на бронированный комбинезон. Вместе с воздухом вырвался стон. Он вобрал в себя всё сразу. И стон от удивления, и стон от резкого удара и стон от неимоверной боли. Удар отбросил её назад. Она пролетела несколько метров, а затем, упав на утренную траву, проехалась по ней ещё мару метров. После падения она больше не шевелилась.
Из под капюшона плаща на падающего сталкера смотрел излом. Гипертрофированная левая конечность сложилась подобно метру плотника и скрылась под полами плаща. Злобная усмешка на его лице сменилась выражением удивления. Этому послужил как раз тот звук, который вырвался из груди сталкера. Излом скинул капюшон и подошёл к жертве. Он присел рядом и сташил защитную маску. Куда-то, сквозь него, смотрели глаза молодой девушки не моргающим взглядом. С уголка рта стекала тоненькая красная струйка крови. Излом аккуратно вытер её своим пальцем, но струйка снова нашла себе русло. Он вытер ещё раз... затем ещё раз...и ещё раз..., а по его щекам ктились слёзы, на которые он не обращал сейчас никакого внимания. Его заворожили глаза девушки. Они были не обычайные, фиалкового цвета.
Излом резко поднялся и своей конечностью как можно аккуратнее поднял тело. Девушка на его руке лежала как младенец на руке матери. И он пошёл. Он пошёл к Доктору. К Болотному Доктору. Вот кто ему сейчас был нужен больше всего на свете, только он мог ему сейчас помоч. Он шёл быстро. Ни аномалии ни другие обитатели Зоны его сейчас не волновали. Избегал он только одного монстра Зоны - ЧЕЛОВЕКА!!! Но ему повезло. На его пути не встретилось ни одного. Лишь изредка далёкие выстрелы напоминали о его присутствии в Зоне.
К обеду излом дошёл до избы доктора. Он быстро поднялся по высокому крыльцу и ссилой распахнул дверь. Он уже бывал здесь много лет назад и знал где что находиться. По пути в операционную он громко выкрикнул:
-Доктор!!! - прошёл внутрь и нежно возложил тело на железный стол.
В дверном проёме появился Доктор. Излом его не видел и поэтому ещё раз прокричал, почти прорычал:
-Доктор!!!
-Не кричи. - Спокойно ответил Доктор, тем самым напугав излома. -Что случилось, Виолас? Кого ты принёс?
Но ответа он не дождался, потому что сам уже стоял рядом и сам уже увидел кто лежит на столе.
-Ты должен её спасти. - успокоившись сказал излом.
Доктор приложил пальци к шее девушки и через некоторое время покачал головой.
-Извини. Уже слишком поздно.
-ТЫ ДОЛЖЕН ЕЁ СПАСТИ!!! - прокричал излом и ударил по рядом стоящей этажерке с такой силой, что та попросту разлетелась щепками по всей комнате. Одна из щепок попала ему щеку и из раны потекла темная, почти чёрная кровь.
-Извини, Виолас. - Спокойно ответил Доктор. - Ты можешь всё здесь сокрушить, но это ничего не изменит. Пойми, я всего лишь доктор, а не Бог. Я всего лишь лечу, а не оживляю. Извини, но здесь я бессилен.
Он пошёл прочь из операционной и проходя мимо излома сочувственно похлопал по его плечу. Доктор ушёл, оставив один на один излома и его жертву. Виолась ещё долго смотрел на удивительные глаза девушки, и вытирал кровь с её щеки, которая уже спеклась и не желала стираться.
Спустя час излом вышел из операционной с девушкой на руке.
-Прости меня, Доктор. - Доктор в ответ утвердительно кивнул. - У тебя есть лапата? Хочу похоронить её по человечески.
-Да, Виолас, есть. Посмотри за домом в сарае.
Излом кивнул и вышел из дома. Он нашёл лапату и пошёл в соседний лесок. Он рыл долго, а по щекам опять катились слёзы. Наконец, могила была готова. Он нежно опустил девушку на дно и ещё несколько минут постоял на краю, пытаясь прочитать что-то вроде молитвы или просто просил прощения, и стал закидывать мёртвое тело землёй. И с каждым броском он всё яроснее и яроснее произносил одно лишь слово :"Человеком! Человеком!". Вместо креста он воткнул молодую берёзку, которую выдрал с корнем неподалёку. Могилка была закончена. Толко сейчас он смахнул слёзы и уже тихо повторил
-Хочу стать человеком...
Полгода спустя, пробираясь через Припять он шёл к ЧАЭС. Он шёл к Монолиту. Об исполнителе желаний он слышал давно, но только после случая с девушкой с фиалковыми глазами он решился. Он старался больше не убивать людей, ведь он сам собирался стать человеком. Припять осталась далеко позади. Впереди ЧАЭС. Впереди Монолит. Впереди его нормальная человеческая жизнь.
Вот четвёртый энергоблок, вот зал, вот Монолит...
-Зачем ты пришёл ко мне, излом? - Где-то в голове прозвучал низкий томный голос. - Знаешь ли ты, чего желаешь?
-Да! Да! Я знаю! - Почти прокричал мутант, выкидывая вперёд свою гипертрофированную конечность. - Я хочу! Я хочу! Я хочу....
Но тут он остановился. Он сам увидел как вылетает его "РУКА", как она бъёт девушку, как та падает на землю. Излом опустился на колени, а затем и вовсе сел...Из его глас снова потекли слёзы...
-Я не хочу, чтобы она умирала...- тихо, вполголоса произнёс излом.

Она даже не успела ни испугаться, ни вскрикнуть. На уровне инстинктов она отпрянула назад. Изуродованная конечность излома лишь слегка коснулась материи её комбинезона. Она вскинула автомат и дала короткую очередь, разрывая грудь монстра. Колени излома подогнулись и он осел на землю. Она подошла ближе не опуская автомата, готовая дать очередную очередь в упор. Но излом продолжал сидеть и..... улыбаться! Он смотрел на девушку, он смотрел на небо, он смотрел... Он упал на спину, а его уродливая рука разложилась вдоль туловища. Девушка подошла ближе и присела рядом. Она сняла маску и посмотрела на монстра своими фиалковыми глазами.
-Получилось! Спасибо.... - Произнёс излом и умер с улыбкой на губах, смотря в голубое небо фиалковыми глазами.
Автомат выпал из руки. Она рухнула рядом и зарыдала.
-Папа! Папа! ОТЕЦ!!! - каждый раз она стучала своими кулачонками по его груди, а из пулевых отверстий маленькими фонтанчиками выплёскивалась алая, красная, ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ кровь...


Сообщение отредактировал kapa: 12 June 2014 - 15:36

Добрая кошка и коту приятна

#7
kapa

kapa

    Бывалый

  • Не в сети
  • Проверенные

<- Информация ->
  • Регистрация:
    12-December 13
  • 98 Cообщений
  • Пропуск №: 9761


Репутация: 243 Постов: 98
  • Страна проживания:Россия
  • Реальное имя:Сергей
  • Пол:Мужчина
  • Город:Буй, Рыбинск

МАМА

 

 

__Сэр командовал четырьмя лучшими квадами Долга за последние пять лет. Он лично подбирал каждого члена отряда и подходил к этому делу с такой скурпулёзностью, что даже высшие чины поражались его дотошности, но не вставляли палки в колёса. Шутка ли, за пять лет всего один погибший, и то именно в тот день, когда Сэра вызывали на основную базу на инструктаж перед очередным невыполнимым заданием. Да и воин погиб только из-за того, что совсем уже отмороженые бандиты шарахнули по месту их дислоцирования из РПГ-7 и Гребня попросту придавило обвалившейся плитой. За эту выходку поплатились все неформалы в радиусе километров двадцати. Выкашивали их и днём и ночью в любом положении и ситуации.
__Сэр был подполковником в отставке. до звания он дослужился постепенно, минуя каждую ступень от рядового и выше.Он не заканчивал никаких воинских учереждений, а по сему каждого нового звания он добился отменной службой. Многие его командиры с званиями выше были подчас моложе чуть ли не вдвое. Да и очередное звание подполклвника Сэр получил буквально за некоторое время до рокового ранения из-за которого врачи вынесли ему вердикт, отправляющий его в отставку. В его памяти накрепко засели практически все военные конфликты начала 21 века. Начав в далёком 1999 службу в рядах Украинской армии, после провала экзаменов в один из военных ВУЗов, он посвятил ей всю свою жизнь.Будучи ещё срочником он проявил себя с лучшей стороны, и ещё долгие 28 лет он продолжал удивлять командиров своей находчивостью, стратегией и чутьём боя. У Сэра был дар от природы, он как будьто чувствовал что и как должно произойти и делал всё возможное и не возможное, что бы избежать любых потерь.
__В далёком 86 году в какой-то непонятной суматохе пятилетнего Сёмочку отец собрал и вместе с другими они куда-то далеко и долго ехали на автобусе. На вопросы сына "папа, а где мама? А почему она с нами не едет?" отец отвечал что она скоро их догонит, а потом отворачивался к окну и незаметно для сына вытирал намокшие глаза. Уже гораздо позже, учась в школе, Семён Радько узнал, что произошла техногенная авария и что весь их город в спешке эвакуировали. Его мама была врачом, поэтому она и осталась там, поэтому он больше её никогда и не видел. Но он очень сильно по ней скучал и очень часто она снилась ему.Точнее ему снилось то весеннее суботнее утро, когда он проснулся и пришёл на кухню. Мама в передникестояла у плиты, а на столе уже ждали горячие блинчики с клубничным вареньем.Мама ему улыбнулась и поцеловала: "Чего не спишь? Выходной ведь. Сегодня в садик не надо". Ему не хватало мамы. Но он никогда об этом никому не сетовал, даже отцу. Лишь в самые отчаянные моменты он прижымался к груди отца, представляя, что его обнимает мама.
__Не хватка материнской любви и ласки наверно и стали причиной его успеха. Его забота о том, что бы больше никто не терял матерей и сыновей включила какой-то особый отдел его мозга, отвечающий за боевую тактику и стратегию. Прежде чем сделать шаг на поле он обдумывал его, просчитывая все возможные варианты, и лишь найдя тот единственный, удовлетворяющий его, он его делал. Уйдя из армии и оставшись наедине с гражданской жизнью Семён Эдуардович начал чахнуть. Его мозг начал скучать, а по ночам он начал плохо спать. Его подсознание требовало о ком-то заботиться, кого-то оберегать. Однажды он встретил своего бывшего подчинённого. Тот и рассказал ему про группировку "ДОЛГ", базирующуюся в ЧЗО и выполняющую специфическую миссию. Не долго думая Сэр продаёт свою квартиру со всем скарбом и уезжает в ЗОНУ. Так началась его служба в ДОЛГе. Его приняли по его воинскому званию. Оказывается про его заслуги слышали и здесь. В основном группировку составляли такие же бывшие военные.
__Служил Сэр исправно. Буквально с первых дней он стал собирать свой отряд оперативного назначения. Он не смотрел на чины и звания. Каждого он выбирал по каким-то отдельным заслугам.Например, когда он устроил отбор среди снайперов, то самолично швырял в них кирпичи, бутылки и прочий тяжёлый мусор. Лишь двоих он взял из многих претендентов, только эти двое смогли поразить все цели и не получить ни одной травмы. Похожие отборы проходили для каждого члена его отряда. 16 человек, по 4 на 4 квада. После таких отборов его стали называть Злой, но вскоре позывной сменился на Сэр. Уважение перебороло. Да и позывной придумал кто-то из канцелярских. По каким то документам он прошёл абривиатурой "С.Э.Р." - Семён Эдуардович Радько, кто-то ляпнул, многим понравилось, так и закрепилось.
Проведя уже пять лет в Зоне, его отряд выполнил несчётное количество заданий и поручений, с которыми други не смогли справиться, или которые другим и не поручили бы. Каждый раз превосходный результат. Будь то зачистка территорий или поиск пропавших Сэр всегда всё выполнял на идеально.
__Однажды им поручили вывести с Лагеря учёных иностранцев. Туда -то научников доставили вертолётом, но после очередного выброса, все полётные карты скомкали и выбросили. Зона поменялась. Где вчера был "проспект", сегодня стало "болото". Да и мутантов вокруг лагеря собралось множество, как будь-то их специально туда сгоняли. А их действительно туда пригнал Контролёр. Зомби всё шли и шли. Сэр, оценив обстановку, разместил снайперов на максимальном прицелном расстоянии. Так же высадил РПГешников, заняв тем самым полукруглый сектор обстрела с учётом того, что даже если кто-то и попадёт под воздействие контролёра не сможет подстрелить всех остальных. Ждать пришлось довольно долго. Мутант хоть и медлительный, но попался видимо умный. Он ничем и никак себя не проявлял.Но тут Сэру пришла в голову самая глупая идея из всех возможных. Он сжевал пол пачки таблеток снижающих пси-воздействие и запил всё это дело половиной бутылки водки, и когда "чумное состояние" его нахлобучило он полез в самое месиво ходячих трупов. Сшибая им бошки он вызывал контролёра на провокацию. Со стороны это казалось натуральным самоубийством, но снайпера видели, как монстр пытается взять под контроль новое тело и потерпев неудачу стал в прямом смысле сматываться от "одурманенного" человека. В итоге, Глубоко вогнаный нож в массивную башку мутанта и около трёх десятков хаотично шатающихся трупов. Учёных вывели не произведя ни одного выстрела.
__К 55 годам Сэр стал легендой среди не только Долговцев, но и других обитателей Зоны. Особо его сторонились неформальные соединения, такие как ренегаты и бандиты. Для них хватало и одного чёса после гибели бойца отряда подполковника Сэра. Группировка год за годом брала под свой контроль всё больше новых территорий. Так они постепенно дошли и до родного города Сэра - Припяти. Ещё базируясь на окраинах он стоял и смотрел на крыши опустевших домов и думал, сможет ли он вспомнить свой двор, свой дом, свою квартиру. Ему всё чаше начала сниться мама. И вот они в городе. С утра, прочёсывая дом за домом, они приближались к центру. С тех пор, как его видел последний раз пятилетний мальчик Сёма, город очень сильно изменился. Огромные деревья росли посюду, как на земле так и на козырьках подъездов. Кое-где зелен вылезала прямо из окон на обсолютно разных этажах.
__Посреди одного двора Сэр остановился. Он узнал детский садик в который когда то ходил. Вон там за углом был его дом. Сэр повинуясь чему-то непонятному, какому-то зову пошёл тропинкой, по которой его водила за ручку в садик мама. Вот он дом. Вот подъезд. Сэр поднялся на четвёртый этаж и остановился перед обитой кожезаменителем дверью. Он толкнул обведшалую дверь и вошёл в квартиру.Яркий солнечный свет проникал в коридор. Аккуратно раставленые на обувной полке в прихожей туфли, батинки и сандалики. Перед зеркалом стоит мамина сумочка и лежит расчёстка. Сэр заглянул в залу. Два кресла по бокам от дивана, телевизор на длинных тонких ножках, палас на полу почти во всю комнату, сервант, засталеный сервизами и рамками с фотографиями. Сэр прошёл дальше и заглянул в спальню. На кровати всё ещё спал " папа?" - это вырвалось у него машинально. Со стороны кухни послышалась какая то возня, шкварчание масла на сковородке и звуки радио. Он медленно вошёл в кухню и облакотился на дверь. Ноги подгибались. Он невольно сполз на табуретку аозле стола, на котором была полная тарелка блинчиков, а в розетке клубничное варенье. Руки отказались держать оружие и автомат с грохотом упал на пол. Мама повернулась и улыбнулась. "Чего не спишь? Выходной ведь. Сегодня в садик не надо" - она подошла и поцеловала его. Поставила перед ним блюдце и положила несколько блинчиков. "Ма-ма" - каким-то не своим голосом не то спросил не то позвал Сэр. "Да мой хороший? может тебе смороденного варенья дать? - ответила она не отрываясь от плиты, снимая со сковороды очередную порцию блинчиков. Сэр повернулся к столу, взял блинчик, макнул в варенье и целиком отправил в рот. Вкус сладкого варенья пронзил его, заполнил всю его голову. За первым пошёл второй, третий, четвёртый. " Не торопись , милый, а то подавишься - усмехнулась мама, наблюдая с каким аппетитом её чадо поглощает её выпечку - папе оставь". Но Сёма её не слушал. Он радовался что мама опять с ним, что она рядом и она его любит. За плечо потрепали. Сэр повернулся. Рядом стоял папа и тоже ему улыбался."Доброе утро, папуля!" - улыбнулся в ответ и снова налёг на уплетание блинчиков.
__Гривень последовал за командиром, который повёл себя довольно странно.Он потерял его в подъезде и долго, квартира за квартирой обследовал, пока не нашёл его в одной из пустых, разрушенных и разграбленных мародёрами квартир. Командир сидел на уцелевшем табурете за столом и что-то запихивал себе в рот. Гривень потрепал командира за плечо. Тот повернулся. Гривень отшагнул назад. Глаза командира были сплошными мутными пятнами. Он улыбнулся, произнёс "Доброе утро, папуля!" и засунул в рот остатки облупившихся обоев. Гривень опешил. Он ещё несколько минут стоял и наблюдал, как спятивший командир жуёт старую бумагу. Через какое-то время в квартиру зашёл зам Сэра Ферзь. Он выслушал рассказ Гривня, глубоко вздохнул, вытащил кольт и выстрелил бывшему командиру в затылок. Молча подошёл к окну и ещё раз вздохнув произнёс. " Вот тебе и Припять." Заложил руки за спину и уставился в даль. Подошёл Гривень и тоже уставился в окно. Яркое солнце освещало вдали атракцион "Чёртово колесо" на котором по прежнему катались дети.


Сообщение отредактировал kapa: 27 July 2014 - 15:02

Добрая кошка и коту приятна

#8
kapa

kapa

    Бывалый

  • Не в сети
  • Проверенные

<- Информация ->
  • Регистрация:
    12-December 13
  • 98 Cообщений
  • Пропуск №: 9761


Репутация: 243 Постов: 98
  • Страна проживания:Россия
  • Реальное имя:Сергей
  • Пол:Мужчина
  • Город:Буй, Рыбинск

Синий голубь

 

Предзакатный выстрел солнца развеял алым по перистым облакам.Зона окрасилась в траурный серый цвет и
смолкла. По какой то не ясной причине смолкли и разговоры вокруг костра. Водрузилась гнятущая тишина. Лишь
потрескивание угольков нарушали её, а огонь напоминал, что Зона всё ещё жива.
Вокруг костра сидели трое человек. Кем они были можно было понять лишь в близи разглядев нашивку в виде
головы птицы. Со стороны они ничем не отличались от других войнов на территории Зоны.
Один ворошил угли палкой, поправляя к центру головёшки, второй что-то напевал себе под нос и вторил это
дробью пальцами по коленке, третий заворожённо смотрел на взлетающие и тающие в опустившейся тьме мелкие
искорки. Так прошло несколько минут.
-А всё таки скучно в Зоне без баб. - Вдруг ни с того ни с сего заявил третий, так и не сводя глаз с костра.
-Ну ты сбрендил.- Ответил ему первый.
-Не, кто бы что не говорил, бабе в Зоне не выжить. - Подытожил второй, на вид самый молодой.
-Да зачем же в Зоне то? Есть же девки и в "Соточке" и у Сидора. Да и у Тёмных несколько обитают.- Парировал
третий. - А если верить слухам, то ведь и хозяйка Зоны тоже баба.
-Ты бы пасть то бы прихлопнул. Как бы беды не накликать.- Сказал первый и огляделся, крепче сжав цевьё
автомата на своих коленях.
-Да кого тут бояться то? - Недоумённо возрился на него второй, но тоже протянул руку к своему оружию.- Место
- спокойнее некуда.Ни собак, ни кобанов, ни даже крыс. Рай по меркам Зоны.
-Рай не рай, а бдительность превыше всего. - Нравоучительно осёк его третий и тоже придвинул ближе своё оружие.
Так прошло в ещё несколько минут в полной тишине, нарушил которую хруст ветки где-то недалеко за спиной
второго. Среагировали быстро. Первый и третий вскинули к плечам приклады не спуская с мушки вероятный сектор
появления противника, а второй завалился на спину, уходя из возможного перекрёстного огня и так и остался
лежать. Из кустов раздался хриплый голос.
-Мужики, не стреляйте, разрешите возле вашего костра погреться. Я вольный сталкер Теккером кличут.- Незваный
гость замолчал.
Первый и третий переглянулись. Голос раздавался совсем рядом, а значит они проворонили подкравшегося гораздо
ближе чем на расстояние выстрела. И если он по ним не открыл огонь, значит угрозы нет.
-Хорошо.Подходи медленно и держи ствол над головой двумя руками. - Предложил третий.
-Вот, спасибо, уважили. - Раздалось у них за спинами и они резго развернулись.
Хозяин хриплого голоса, доносившегося только что где-то из-за кустов уже сидел рядом и протягивал руки к
костру потирая их. Первый и третий и присоеденившийся к ним второй недоумённо взирали на странного гостя.
Где это видано, что бы трое бойцов клана наёмников так беспечно подпустили к себе всего одного человека?
Гость вызывал одновременно и подозрение и восхищение и уважение. Хоть в руках сталкера не было оружия, они
своё продолжали держать в руках и уже просто машинально не спускали его с прицела. Теккер согрел руки, снял
со спины мешок и извлёк пару банок тущёнки, батон в вакуумной упаковке и бутылку водки. Достал из нагрудного
кармана маленький перочинный ножичек и специальным лезвием для открывания консервов ловко открыл обе банки.
Затем вскрыл пакет с нарезаным уже на кусочки батоном и только после этого откупорил бутылку.
-Может по маленькой? За доброе расположение Зоны.- Предложил он тост держа в вытянутой руке бытылку.
Наёмники вышли из ступора, положили автоматы рядом и протянули к гостю свои кружки. Теккер с ловкостью
заправского бармена поровну разделил поллитра на четверых, кружки металически стукнулись и их содержимое
залпом растеклось по внутренностям, неся тепло из нутри. Закусив угощением, они стали более радушны к
странному гостю.
-А ты не плохо нас провёл, Теккер. Я уже почитай лет шесть в Зоне, а всё потому, что ещё никому не удавалось
подкрасться ко мне столь незамеченно.- Глядя прямо в глаза высказался первый. Он оказался старшим в группе и
по возрасту и по рангу.
-Вы меня извините, мужики, но я уже давно возле вас слоняюсь. Всё никак не мог по началу определить кто вы,
а потом ждал подходящего момента. А вот когда вы про женщин заговорили, вот тогда я и решил проявиться. Как
не крути, а женщины всегда мужику мозги забивают. Вот у вас бдительность и упала.- Теккер улыбнулся и извлёк
вторую бутылку, которую так же ловко разделил на четверых. Церемония повторилась.
-А почему ты долго не мог определить кто мы? Формы не разглядел что ли? - улыбнулся второй.
-Да нет, форму то я как раз разглядел сразу, да только именно в форме и дело. Вы что, не слышали, что
Грешники накрыли один из ваших складов и теперь разгуливают по Зоне в синей форме с "голубками"?
-С какими "голубками"?-Удивился третий.
-Когда, где накрыли?-одновременно с третьим спросил второй.
-Ну где именно и когда именно мне не известно. В ПДА батарейка села и подробностей пока не знаю. А вы что,
серьёзно и про "голубков" ничего не знаете? Ну вы братцы даёте. - Теккер с искренней улыбкой посмотрел на
каждого наёмника. Выражение лиц было одинаковым и выражало полное недоумение.
Поняв, что они действительно не знают о чём он говорит, Теккер сам пришёл в замешательство.
-Я так понимаю, без бутылки тут не разобраться...-И достал третью поллитру из мешка. Всё повторилось.
-Вот ты говоришь , что уже шесть лет в Зоне, а сам не знаешь почему у наёмников форма синяя и эмблема в виде
головы голубя?
-Это не голубь, а феникс! - Обиженно вставил второй уже заплетающимся языком. Но его реплику пропустили
остальные без ответа.
-Ну тогда слушайте. Давно дело было. Началось оно ещё далеко за пределами Периметра. Был на службе у
спецструктур так называемый чистильщик, киллер, попросту говоря. Выполнял заказные убийства, а именно убирал
неугодных государству лиц практически по всему миру. А визитной карточкой его был вырезаный из голубой
бумаги голубок."Символ мира" так сказать. Да только планка поехала у этого киллера. Стал он выстреливать не
только указанную персону, но и всё его окружение - не жалел ни детей, ни женщин, ни стариков. Вот тогда и
приказали убрать съехавшего стрелка. Сначала уничтожили все записи во всех архивах про его существование.
Как бы не было такого человека, не рождался, не жил, не числился, не существовал.Да только лажанулись спецы.
Документы уничтожили, а тело нет. Упустили они его. В Зону ушёл.
Ну, понятное дело здесь для него работы было хоть отбавляй. Контракты на отстрел летели один за другим.
Стрелял он кого угодно и где угодно. Поговаривали, что даже на ЧАЭС ему приходилось добираться, что бы
исполнить контракт. Контракт для него был делом святым. Умри но выполни. Мораль у него была всего одна,
сохранить честь непревзойдённого киллера.
Но и спецслужбы от него не отставали. Искали-искали и нашли. И попался он довольно глупо, если судить с
обычной точки зрения нормального человека.Они через подставных лиц, а может даже через третьи руки сделали
ему заказ на уничтожение человека, которого он увидит в Припяти по конкретно названному адресу. Там и другие
моменты были, но об этом позже, чтоб сохранить интригу. Так вот, до Припяти он добрался спустя пару месяцев
после получения заказа.Он залёг в соседнем доме и стал выжидать когда появиться цель.Но её не было. Прошёл
день, второй, третий. Нервы стали сдавать. Тщательнейшим образом обследовав нужный дом снаружи, киллер
поднялся в нужную квартиру. Он проверил все комнаты и никого не обнаружил.В порыве ярости о том что контракт
не выполнен он стал крушить оставшуюся мебель. Взяв винтовку за ствол он прикладом от плеча расшибал в шепки
стулья и другую утварь. И вот дошла очередь до старого шифоньера. После удара сбоку открылась створка на
внутренней стороне которой было зеркало во всю дверцу. Сверху над зеркалом был приклеен лист бумаги с одним
единсвенным словом "ЕЁ". Опешевший киллер выронил из рук винтовку и стянул с головы балаклаву, из-под
которой на плечи выпали густые длинные волосы. Тёмно-карие глаза, впавшие от изнеможения, возрились на
отражение в зеркале. Из зеркала на неё смотрела женщина лет сорока в голубой форме. Киллер, не отрывая
взгляда от своего отражения достала записку от заказчика. В ней говорилось, что надо застрелить одного
единственного живого человека в данной квартире и для верности, произвести контрольный выстрел в голову.
Женщина опустилась на пол и закрыла лицо трясущимися руками. Спустя несколько секунд Припять огласил
невообразимый вопль отчаяния, какой только мог вырваться из человеческого горла. Когда эхо стихло в дальних
районах заброшенного города в зеркало смотрело лицо, не выражающее никаких эмоций. Левая рука извлекла из
нагрудного кармашка вырезаный силуэт голубя из голубой бумаги, а правая скользнула к правому бедру, излекая
Волкер.Звук выстрела ещё долго блуждал по пустым домам и улицам города. На пол сначала упал пистолет, потом
гильза, затем глухо упало тело киллера. Только спустя несколько секундв на грудь трупа упал "Голубок".
Теккер закончил рассказ и оглядел слушателей. Они продолжали смотреть на него, будь то ожидая продолжения.
-Да ну, чушь какая-то! - Первым заговорил второй. - Ведь всем известно, что Голубь символ мира.
-Не трынди.- Осадил его первый.- В школе надо было лучше учиться. Голубь, единственная птица, кто убивает
своих собратьев и птенцов просто так, не ради еды или чего другого. Французы, так те вообще их называют "летающие крысы".
-Слушай, Теккер, а ты откуда знаешь эту историю? - Осведомился второй.
-Можно сказать из первых рук. Я знал лично Голубку, или как её называли "pigeonne". Кстати - Сталкер
обратился ко второму, - Она довольно ловко уживалась в Зоне. Многие опытные сталкеры погибали там , где ей
удавалось пройти. Это ответ на твое утверждение, что бабе в Зоне не выжить.
На несколько минут повисла немая пауза. Все без исключения смотрели на огонь, думая, конечно, каждый о своём.
-Ну, мужики, спасибо за гостепреимство. Пойду я, пора укрытие искать. Чувствуют мои старые косточки что скоро
Выброс будет. И вам советую. Ладно, Бывайте.
Теккер поднялся, закинул за спину изрядно полегчавший рюкзак, отстегнул от АКСа магазин, проверил патроны и
снова пристегнул. Повесил его спереди на грудь, козырнул наёмникам двумя пальцами и так же бесшумно, как и
появился, скрылся в ночной Зоне. Трое наёмников остались возле догорающего костра.


Сообщение отредактировал kapa: 01 September 2014 - 15:34

Добрая кошка и коту приятна

#9
kapa

kapa

    Бывалый

  • Не в сети
  • Проверенные

<- Информация ->
  • Регистрация:
    12-December 13
  • 98 Cообщений
  • Пропуск №: 9761


Репутация: 243 Постов: 98
  • Страна проживания:Россия
  • Реальное имя:Сергей
  • Пол:Мужчина
  • Город:Буй, Рыбинск

Тварь

 

-Павлушенька, да что ж ты делаешь то? - У матери никак не укладывалось в голове, всё то, что происходило на её глазах. Её собственный сын, которого она воспитывала, лелеяла, души в нём не чаяла, выворачивал ящики из комода, выкидывал аккуратно сложеное бельё из шифаньера.
-Где деньги, старая! Я тебя спрашиваю , где деньги! - Глаза сына, выросшего из милого мальчика в дитину в два метра ростом, горели яростью. Он не обращал внимания на мольбы матери, а всё продолжал превращать скромное жильё в разорение. Он в злобе и ярости ломал ящики, разбил в щепки стул о старенькое бюро. Он искал деньги. Но денег нигде не было. И поняв, что все его потуги были напрасны, он повернулся к бедной женщине с таким выражением лица, что мать попросту не узнала сына.
-Где деньги, тварь! - Удар по лицу и из носа мгновенно полилась Кровь. Мать не устояла от такого удара на ногах и рухнула на пол. - Где деньги, старая! - ещё удар, он насел над ней, - Не доводи до греха, тварь! - ещё удар. Его голос уже начал срываться на визг. Лицо старой матери стало превращаться в одно сплошное кровавое месиво под мощными кулаками сына. А он всё продолжал и продолжал бить свою мать в неистовой ярости, требуя от неё денег.
-Авлуфа, фынок. - Произнесла, с последним выдохом женщина, смотря на сына затёкщими от синяков глазами, и её голова медленно склонилась на бок.
-Нет! Стой! Не оставляй меня! Не смей! Слышишь! Не смей! Не смей умирать! - Детина схватил мать за лацканы кофточки и стал тормошить уже бездыханное тело.
Сусамак проснулся, нервно сжал обрез и резко сел.Автомат с оптическим прицелом стоял рядом. Самодельная керосиновая лампа из крупнокалиберной гильзы уже еле мерцала.Это был снова сон. Этот сон последнее время он видел всё чаще, хотя с того момента прошло уже более 10 лет. Сначала он скрывался от милиции, потом было СИЗО и суд, потом этап до места отбывания срока, потом пару лет шитья варежек и принудительного лечения от наркомании и алкоголизма. Потом совместный побег. Примерно год скитаний и только потом он случайно услышал о некой Зоне Отчуждения, где скрываются самые отьявленные преступники и никто их там и не думает отлавливать.
Так он попал в Зону.
Сначала он попал в лагерь Долга. Пробыл у них примерно год, но заведёные порядки его не устраивали и поэтому он сбежал, прихватив попутно добрую часть артефактов, приготовленых для учёных и всё вооружение квада. Троих долговцев он прирезал во сне, когда была его очередь караулить. Сбагрил всё ненужное у одного из торговцев за скудные деньги и практически сразу их пропил. Деньги потребовались снова и он снова пошёл на очередное дело.
Прибился к группе вольных сталкеров и на обратном пути в час своего ночного дежурства поступил точно так же как и с долговцами.
Так он скитался по всей Зоне около года, хладнокровно зарезав больше двадцати человек. Это продолжалось до тех пор пока по каналам сталкерской связи не стали распространяться сведения о предполагаемом убийце. Сусамак залёг на дно и старался не показываться на глаза крупным группам. Он избрал для себя другу тактику наживы. Из укрытия подранивал одинокого сталкера, а когда местные твари с ним разделывались, забирал все , что оставалось от бедняги. Так он просуществовал ещё какое-то время.
В один из хмурых дней перед выбросом он прочёсывал окраины Свалки в поисках очередной жертвы. И вот в кружке оптики он увидел человека, но это был не сталкер и не военный. Это была женщина. Она стояла прямо посреди пустоши никого не боясь и она... Сусамак передёрнулся от неожиданности. Женщина смотрела прямо на него, хотя как он предполагал, что из этого укрытия он не виден. Он отстранился от прицела и посмотрел вдаль, туда, где стояла непонятная женщина в чёрном, словно монахиня, балахоне. Но теперь её там не было. Сусамак снова припал к прицелу. Нет. Он осмотрел всю территорию. Нет. Женщины нигде не было. Он отложил автомат в сторону и опрокинулся на спину раскинув руки и закрыв глаза, подставляя лицо мелкой измороси. Спустя минуту он сел и вытер воду с лица, но не успев открыть глаз услышал женский голос.
-Здравствуй, Сусамак. - Он одновременно открыл глаза, схватил автомат, наводя на цель, и нажал на курок. Осечка. Снова нажал и снова осечка. Женьщина в ответ лишь улыбнулась.
-Кто ты? - Хриплым ошарашеным голосом спросил он.
-Кто я? И почему меня этот вопрос не удивил. - Она взяла паузу, наблюдая за тем, как дрожащими руками её собеседник пытается перезаредить своё оружие. - Кто я, это для тебя уже не важно.
-Почему? - По-настоящему удивился Сусамак.
-А тебе было важно знать имена или кем были люди которых ты убивал? - Она снова взяла паузу. Но на этот раз собеседник уже не тормошил оружие, а покорно склонил голову.
-Кто ты? - Уже со страхом переспросил он. Догадка, кем была его собеседница, уже буравила мозг, но он жаждел подтверждения.
-Зачем я буду говорить, если ты и так уже знаешь. - Словно топор палача откуда-то сверху упали слова женщины.
-Ты меня убъёшь? - Еле слышным голосом промямлил он.
-Нет. Не убью. Мало того, сделаю твою жизнь более внятной и понятной для тебя. Ты получишь всё, чего заслуживаешь, и будешь жить так, как ты жил все последние годы, но уже не скрываясь.
-Но ведь все они меня хотят убить! - Сипло выкрыкнул он, подняв глаза на женщину.
-Но ведь ты сам этого добился. Не правда ли? Но теперь ты будешь с нимим на равных. - Ответила женщина.
-Это как? - Спросил он, но ответа уже не услышал. Она пропала так же неожиданно, как и появилась. Вместо ответа на него рухнула стена проливного дождя.
На следующее утро произошёл выброс. На этот раз он был куда сильнее чем обычно и длился дольще. Укрытие, которое служило убежищем Сусамаку, на этот раз не сдюжело и вся аномальная энергия прошла свозь него. Его ломало изнутри, мозг то лопался, как мыльный пузырь, то сжимался до размеров горощины весом в не один десяток килограммов. Кожа то горела огнём, то лопалась от пересыхания. Желудок сворачивался от невыносимого голода и жажды. Выброс кончился, но лихорадка осталась. Она длилась несколько дней. Сусамак уже съел все запасы провианта и выпил всю воду, но никакого удовлетворения не было. Ему по прежнему хотелось есть. Но ещё сильнее
стала жажда. Пить! Ему немыслимо хотелось пить. Он за эти дни так ослаб, что с трудом передвигался по своему укрытию.
Спустя пару дней к нему в берлогу заползла слепая собака. Сначала он испугался, но чувство голода и жажды перебороли. Он схватил своими огромными руками живое существо и не задумываясь свернул ему щею. Сломаный позвоночник прозвал шкуру на шее и из неё потекла свежая кровь. Сусамак примкнул к ране и с жадностью стал пить. С каждым глотком сил прибавлялось. Это было то, что ему было необходимо. Когда кровь закончилась он легко разозвал шкуру и принялся жевать ещё тёплое мясо, но этот вкус ему не понравился. Он собрался с силами и выбрался наружу. Хмурое небо висело низко, так же как и в тот день перед выбросом, когда он встретил женщину. Он побрёл в поисках пищи. Какое то время спустя он заметил вдали одинокого сталкера. Судя по одежде это был один из новичков с Кордона. "Если новичёк, то скорее всего он меня не знает." - мелькнула мысль у Сусамака.- "Надо подойти и попробывать узнать последние новости." Он поднялся и направился к сталкеру. Но сталкер по нему открыл огонь. Сусамак дёрнулся было за автоматом но его не было. И тут пронизывающая боль прошила его тело, затем ещё раз, и ещё. Он взревел от ярости и бросился на одиночку. За считаные секунды он преодолел разделяющее их пространство и в один удар отправил сталкера в накайт. От ярости и боли жажда взыграла в несколько раз и повинуясь какому то непонятному инстинкту он припал к жертве и прокусив жею начал с жадностью высасывать горячую кровь. Да! Это было именно то, что он жаждел! Даже вкус крови собаки теперь ему казался отвратным. Когда он закончил, то по привычке обыскал труп и вещи покойного сталкера. Уже собираясь уходить его привлёк сигнал ПДА. Он задрал рукав и взглянул на экран. Короткое сообщение гласило: "Санька Мелочь. Погиб. Свалка. Кровосос." Сусамак испугался. Он никак не желал встретится с одним из самых опасных обидателей Зоны. Тем более будучи без оружия. Он присел и начал пристально оглядываться. Не заметив опасности он поднялся и побрёл обратно к себе в берлогу. Небо развеялось и солнце улыбалось просторам Свалки. Боль от ранений уже стихла. На пути ему встретилась небольшая свора слепых собак, но и та поджав хвосты, поспешила удалиться.Перемены начали напрягать его разум. Он не понимал, что происходит.
Он дошёл до ближайшей лужи что бы смыть кровь с лица, которая запеклась на солнце и стягивала кожу. Опустившись на колени и склонившись на водной гладью он увидел в ней отражение злобных красных глаз и щупалец, вокруг рта. Теперь до него дошёл смысл сообщения на ПДА сталкера. Теперь до него дошёл смысл слов той женщины.
-Ну и как тебе новая жизнь? - раздался голос сзади. Он обернулся и увидел её. Теперь он точно знал кто она. Не поднимаясь с колен он подполз к ней и обхватил её ноги.
-Прости меня, МАМА! - прорырал он. Но она его поняла. Как понимала мать своё дитя.
- Я простила тебя, но и наказала. Если хочешь, продолжай жить, так как ты жил до этого, а нет... Ты сам знаешь, что делают с подобными тебе ДОЛГ и прочие сталкеры.

[b]

Сообщение отредактировал kapa: 29 September 2014 - 11:44

Добрая кошка и коту приятна

#10
kapa

kapa

    Бывалый

  • Не в сети
  • Проверенные

<- Информация ->
  • Регистрация:
    12-December 13
  • 98 Cообщений
  • Пропуск №: 9761


Репутация: 243 Постов: 98
  • Страна проживания:Россия
  • Реальное имя:Сергей
  • Пол:Мужчина
  • Город:Буй, Рыбинск

Забор.

 

_Июльское солнце будьто озлобилось на Зону и безжалостно палило. Жара проникала повсюду. От неё страдали даже зомби, которым казалось бы всё равно на климатические невзгоды. Они шарахались по улицам Припяти от дома к дому ища себе укрытия от яркого солнца.В горячих потоках воздуха, поднимающихся от бетонных стен и асфальта, они, словно, продвигались по дну чистейщей воды озера.
_Лорг, адепт Монолита, находился в самом пекле. Он сидел на крыше одной из девятиэтажек с верной СВД и сквозь оптический прицел рассматривал сектор его обстрела. Дело затруднял пот, стекающий со лба и заливающий глаза. Да и всё тело под толстым бронекостюмом было словно намыленным, скользьким. От жары мутнело перед глазами, клонило в сон, но смена караула только началась. Сегодня место для засады было некудышным. Лорг сделал запрос по рации о смене дислокации и не ожидая разрешения получил его. Видимо и начальство понимало, что сегодня солнце не на их стороне. Лорг быстренько спустился на этаж и расположился в одной из комнат. Сектор огня не изменился, а вот солнце уже не так палило. Но духота осталась. Она перебивала дыхание. Но всё же под крышу не пробивались безжалостные лучи ультрофиолета.
_Лорг водил стволом, переводя его от подвала к подвалу, от подъезда к подъезду, от окна к окну. Всё как обычно. Улицы были забиты зомби, самыми разными. Монолитовец давно понял, что только бывшие люди существуют в Зоне мирно. Они уже не делят себя на группировки, на чины, ранги, сословия, пол, возраст. Порой он наблюдал как возле одного костра спокойно стояли рядом, плечом к плечу, Долговец, свободовек, ренегат, гражданский, военный. Им уже нечего было делить. Казалось, что они прозрели, приняли закон Зоны и просто "жили" в своё удовольствие. Да, к сожалению, их жизнь можно было назвать жизнью именно в кавычках. У зомби отсутствовали некоторые чувства и потребности, которые их и отличали от полноценного человека, не говоря уже о том, что они были мертвы. Их сердца не бились, по их венам не текла кровь. Но вот что удивляло иногда монолитовца так то, что они проявляли друг к другу довольно тёплые чувства. Он неоднократно наблюдал, как зомби старательно ухаживали друг за другом. Один раз Лорг видел как двое подносили третьего поближе к костру только потому, что у него не было одной ноги ниже колена. Ещё раз он наблюдал как мужская особь держала, хоть и подраный, зонт над женской особью. Да и вообще монолитовец с каждым днём всё больше и больше уверялся в том, что они, зомби, гораздо человечнее, нежели другие люди, обитающие в Зоне.
_Лорг вглядывался в освещённую безжалостным солнцем улицу, в поисках нарушителей. Приказ гласил одно: Ни одна живая душа, не должна пройти сквозь город в сторону ЧАЭС. Сетка прицела градуировала всё, на что смотрел монолитовец. Вот два зомби, бывшие Долговцы. Странно, обычно они не доходили до Припяти. Воронин постоянно нанимал одиночек на отстрел своих бывших подчинённых, дабы не дискредитировать группировку. Прицел переместился. Одинокий в гражданской одежде зомбарь сидел недалеко от молоденькой Карусели и кидал в неё маленькие камушки, сопровождая взглядом их полёт по спирали куда то вверх.Прицел сместился и по наитию монолитовец заметил едва заметное движение тени. Он остановился и всмотрелся в то место. Так и есть. Сталкер. Судя по омуниции из одиночек. Пробирался вдоль здания на противоположной стороне улицы под прикрытием балконов первых этажей. Лорг следил за ним, ожидая появления его спутников, но сталкер почти не оглядывался и не подавал никаких сигналов. Значит он был один. "Смельчак, однако."- подумал Лорг и плавно нажал на куров. Выстрел. Сталкер в прицеле взмахнул руками и от ослабевшей хватки выронил автомат. Ноги подогнулись и он опрокинулся на спину. По серой резине противогаза потекла кровь. Цель поражена. Прицел сместился. Вот троица зомби направилась к погибшему. Да. Могилы у него не будет. Да в Зоне мало у кого есть могилы. Да и зачем они? Половина могил пусты, а их бывшие обитатели слоняются по Зоне. Прицел переместился. Вот двое детей. Прицел переместился. СТОП!!!! Прицел начал будоражечно выискивать только что увиденное. Лорг видел детей-зомби в Припяти, но все они были на колесе обозрения, и никогда не уходили далеко. Точнее он ещё никогда не видел ХОДЯЧИХ детей-зомби. И это было не нормально, не правильно. Так. Вот они. Лорг вжался глазницей в прицел. Да, это точно были дети. Мальчик и девочка. Примерно шести лет. Мальчик в белой футболочке с изображённым мишкой, Синих шортиках, белых гольфиках и сандальках. На голове сложеная из газеты кепочка. Девочка в коротеньком платьеце жёлтого цвета, так же в белых гольфиках, жёлтых сандальках и с двумя огромными бантами на голове. Они медленно переходили улицу держась за руки и даже из далека было понятно, что они всему были удивлены. Монолитовек с замиранием сердца наблюдал за странной парой. Дети шли, показывая друг другу то на одно место, то на другое. Они догнали одного из зомби и с любопытством рассматривали его. По шевелению губ Лорг понял, что дети пытались с ним заговорить. Вот сейчас ходячий мертвец набросится на них. К нему присоединятся другие и у мертвяков начнётся пиршество теплым свежим мясом. Лорг ждал этого, но на его удивление зомби прошёл мимо, лишь на мгновение остановившись возле детей. Они пошли дальше, не выпуская рук друг друга. Лорг всмотрелся в их лица. На них не было страха, совершенно, лишь крайнее удивление и любопытсво. И тут он осёкся. Откуда в мёртвом городе ДЕТИ? Как они попали сюда?
_Монолитовец поднялся и бегом, перепрыгивая сразу несколько ступенек, а то и целые пролёты побежал вниз. Он понимал, что оставил свой пост и что его за это накажут, но какой-то странный страх за жизнь этих детей переборол все убеждения. Он выбежал из подъезда и остановился. До детей метров сто открытой местности. А что если это засада? Он вскинул винтовку и осмотрелся. Вроде чисто. Оглядываясь по сторонам он пошёл к детям. Длинный ствол СВД сейчас только мешал, поэтому он закинул её за спину, а в руках появился Кольт. Озираясь он приблизился к детям. Они заприметили движущегося к ним человека почти сразу. Остановились и ждали его приближения. Лорг подошёл к ним вплотную и беглым взглядом опытного снайпера сразу понял: дети абсолютно нормальные, жывые. Румянец на их щёчках и хлопающие ресницами, полные удивления глаза просто кричали об этом.
-Дети, вы кто? Вы как сюда попали? - Задал вопрос Лорг продолжая следить за окружающей обстановкой не опуская из рук пистолета.
-Здьявствуйте, дяденька. - Поздоровались дети в один голос.
-Дяденька, а вы сдесь кино снимаете? - Спросил уже один мальчик.
-Какое кино? - Немного растерялся монолитовец.
-Ну про войну, про немцев. - Пояснил мальчик.
-Про каких ещё немцев? - Всё ещё не понимая, о чём говорит ребёнок, монолитовец замер, вглядываясь в карие глаза мальчугана.
-Саса, ну я зе говоила, сто это не кино. - Беспокойно повернувшись к мальчику, заговорила девочка и на её глазках начали проявляться слёзки.
У Лорга в голове будоражечно мельтешили мысли о каких немцах мог говорить мальчик и какое кино могли снимать. Он ещё раз огляделся вокруг в поисках угрозы, но на этот раз ему открылась совершенно другая картина. Такой привычный за многие годы город без жителей, показался ему страшной декорацией к апокалипсическому фильму. И тут у него в памяти всплыли давно забытые воспоминания из школы. Да! Точно! Была война, в которой Германия воевала с половиной мира и в которой в конце концов победила некогда могучая страна под коротким названием СССР. Монолитовец взглянул на детей. По щекам девочки текли маленькие слёзки, но она не всхлипывала. У мальчика начинались трестись губы. Он тоже готов был расплакаться. Надо было что-то делать. Переборов все инстинкты, Лорг убрал пистолет в кобуру на бедре, выпрямился в полный рост и удивлённый сам собой, улыбнулся самой широкой улыбкой.
-А ты, парень, не промах. - Подмигнув мальчугану, и потрепав его по плечу сказал адепт монолита. - Да, мы тут снимаем кино, и оно пока ещё только в самом начале съёмок. Видишь, ещё только декорации строим и актёры к ним привыкают. Так сказать, входят в образ.
- Он указал на нескольких зомби, из далека похожих на узников конлагеря.
-Вот видишь, Верка, я же тебе говорил, что тут кино снимают, а ты мне не верила. - Мальчик на полном серьёзе начал отчитывать подружку. Та вроде как успокоилась и вытерла ладошками щёки.
-А когда его покажут? - Быстренько поинтересовалась Вера.
-Ну, я думаю не скоро. Может через год, а может и больше. Это смотря сколько серий получится. - Войдя в раж мелкой игры, подвирал Лорг.- А теперь, вы мне лучше покажите, как вы сюда попали?
-А мы там через доску в заборе пролезли. - Сашка махнул ручкой в сторону нескольких пролётов старого дощатого забора. Как он ещё смог устоять, было загадкой. Весь изрешечёный пулями он больше смахивал на друшлак.
-А ну, веди, показывай. - Ещё добродушнее улыбнулся сталкер и пошёл за детками. Они шли теперь гораздо быстрее и монолитовец изо всех сил следил, что бы они по пути не попали в какую нибудь аномалию. Но дошли они вполне спокойно. Сашка на ощупь нашёл доску, отодвинул её в сторону и как настоящий кавалер вперёд пропустил Веру. Девочка пролезла в образовавшийся проём. Сашка следом. Лорг отодвинул в сторону доску, освобождая проход для себя и пролез за детьми.
_Он стоял на озарённой солнцем улице. По дороге проезжали машины старинных моделей. Названия некоторых Лорг даже не знал, а некоторых помнил. Вот эта зелёная вроде "копейка", а этот красный вроде "Запорожец", а вот этот самосвал кажется "ЗИЛ". Монолитовец крутил головой во все стороны. Зелёные деревья росли вдоль трассы. По тратуару шли люди. И они не носили ни защитных костюмов, ни противогазов. Они шли в нормальной для лета одежде. Девушки и женщины в платьях чуть ниже колен, или юбочки в купе с лёгкими блузками. Мужчины в брюках и рубашках с закатаными рукавами. На лавочках в сквере сидели молодые мамы с колясками в которых время от времени заходились плачем младенцы. Монолитовец обернулся. За забором, сквозь который он только что пролез, шла стройка. Работал башенный кран, кричали строители.
-Дяденька, а почему вы плачете? - За руку адепта подёргала Вера.
-А? Что? - Переспросил Лорг.
-Почему вы плачите? - В один голос спросили дети. И тут Он понял, что по его щекам текут слёзы. Это были слёзы радости и печали одновременно.
-Да нет, ничего. Пыль попала в глаза. - Соврал монолитовец. - А вы, дети, бегите домой, к мамкам. И ЛЮБИТЕ ИХ и главное ЖИВИТЕ!!! Слышите, ЖИВИТЕ!!! А кино вы ещё насмотритесь. И чур никому об этом не рассказывать, договорились? - Дети кивнули. Лорг обхватил их руками и ласково-ласково, насколько это позволял бронекостюм, обнял. Дети развернулись и побежали по тратурару в сторону сквера. Вера остановилась, что-то сказала Саше и подбежала обратно к монолитовцу. Адепт присел, что бы его лицо оказалось на одном уровне с лицом девочки. Он ожидал ещё какого нибудь вопроса, но девочка схватила его за шею и прижалась к его щетине губами. Расцепила объятия и побежала догонять друга. Лорг стоял и махал им вслед, а по щекам катились крупные слёзы.
Когда дети скрылись он отодвинул доски и пролез обратно. Перед ним снова разрушенная, пустая, МЁРТВАЯ Припять. Он смахнул слёзы рукавом бронекостюма и извлёк рацию.
-Ганс, это Лорг.
-На связи.
-Видишь меня?
-Что ты там делаешь, ты же должен быть на крыше?
-Подожди. Забор за моей спиной видишь?
-Да.
-Снеси его к чёрту, чтоб вид не перекрывал.
-Понял тебя.Отойди подальше и я жахну по нему из РПГ.
Лорг побрёл обратно на пост, не обращая внимания ни на ужасную жару, ни на зомби, ни на щепки, разлетающиеся во все стороны, которые ещё недавно были частью забора. Забора, который разделял его от нормальной жизни. Той жизни, которой он уже почти не помнил и в которой он уже разучился жить.


Добрая кошка и коту приятна

#11
kapa

kapa

    Бывалый

  • Не в сети
  • Проверенные

<- Информация ->
  • Регистрация:
    12-December 13
  • 98 Cообщений
  • Пропуск №: 9761


Репутация: 243 Постов: 98
  • Страна проживания:Россия
  • Реальное имя:Сергей
  • Пол:Мужчина
  • Город:Буй, Рыбинск

                                                                                                            Две судьбы.

Сознание включилось, словно щёлкнули тумблером. Наверно оно так же и выключилось, но этого я понять не успел. Тихо. Странно. Почему тихо? Очень тихо. Я что, мёртв? Думаю, вряд ли. В аду тихо не было бы. На рай я не рассчитываю. Странно, почему тихо? Кстати, а почему я потерял сознание? Помню, что мы нарвались на квад долга в старом ангаре Ростока. Ну, да, не ожидали. Долговцев там быть не должно было. Опять странно. Перестрелка была не шуточная, двенадцать против четверых. Мы по любому должны были завалить Долговцев. Неужели не смогли? Тогда почему тихо? Что-то я упускаю. Какую-то деталь. Так. Давай сначала. Нас сюда послал Боров. Ему кто-то скинул информацию, что в этом складе остался схрон одного барыги, чьи кости давно покоятся где-то на окраине Янтаря. Зачем он сам туда полез это нам уже не важно. Важно то, что меня, Гроша, и ещё одиннадцать ребят, босс послал разузнать о схроне, и если он действительно существует притащить всё на базу. В Зоне, таких как я не жалуют. Мы по местным понятиям "бандиты". Странно даже. Почему? Чем мы хуже других ходоков? В нашем клане есть даже такие сталки, кто самостоятельно доходил не только до Припяти, но и до самой ЧАЭС. Так чем же мы хуже остальной местной братии? Мы так же, как и остальные, попали в Зону по каким то своим, личным интересам. У каждого интерес был свой, индивидуальный, но вот только сходились они практически на 100%. Как будто в высшей канцелярии секретарша распечатывала и раздавала экземпляры на руки. Треть пришли в Зону за лёгкими деньгами. Треть скрывается от правосудия, но всё равно в поиске лёгких денег, чтобы скрываться где-нибудь в другом месте. Треть неисправимые романтики. И лишь горстка, кто пришёл в Зону не по своей воле, но так тут и остался. Я скрываюсь. И не надо называть меня трусом. Кто бы, что не говорил, но трус в Зону никогда не попрётся. Тем более меня, Гроша, вынудили особые обстоятельства. А если честно, какие там обстоятельства. Жизнь не удалась. Терять нечего, вот и ушёл в Зону. А жизнь не удалась самого детства. Когда пьяный батька зарезал мать, определили Гришку Ошанина пяти лет отроду в детский дом. Ну, вот что может быть за детство в детдоме, скажете вы. Да, конечно, не сахар, но и не плохое. Заведение попалось на редкость приличное. И не скажу что катались мы там как сырки в масле, но жили довольно обеспечено. Поначалу, я чурался с кем-либо общаться, но потом у меня появился друг. Мы даже с ним в чём-то похожи были, только у него наоборот, мать посадили, за то, что отца пьяницу топором шмякнула. Звали его Тынгиз Алниязов. Мы и прозвища сами себе придумали. Не было ни гроша, алтын нашёл. Вот из первых букв имён и получалось что я ГРОШ, а он АЛТЫН. Так мы с ним и дружили до выпускного. Даже вместе надумали поступать в милицейское училище. Надумали то надумали, да только не срослось. Не, Тынгиз то поступил, а вот у меня нашли какую-то бяку в организме и по медицинским показателям меня отсеяли. Алтын тоже хотел уйти, но я его уговорил остаться. " Ты что, брат, забудь. Ну, подумаешь, меня не взяли, за то у нас на двоих, хотя бы у одного мечта сбудется. А это уже что-то, чем совсем ничего" - говорил я ему. Тынгиз остался в ментовском училище, а я поступил в соседний ПТУ. На выходных мы встречались и гуляли. Делились впечатлениями. Так прошло три года. Я заканчивал училище, когда в общаге произошла серьёзная драка между местными и приезжими. Честно говоря, я уже и не помню, как это всё было. Пьяный был, да вот только на следующий день забрали меня, предъявив обвинение в убийстве. Один из местных умер в больнице от полученного удара по голове, а орудием признали ножку от кровати со следами его крови и отпечатками моих пальцев. Вот так я и попал под статью, а потом и в колонию. Вот так и началась моя криминальная жизнь. Странно, но попал я в туже зону, где прежде и сидел мой батька. Меня поначалу за него и приняли, не веря своим глазам, но потом быстро разобрались, что заключенный Ошанин Борис Степанович уже давно покоится на одном из кладбищ при какой-то лечебной колонии, куда он попал с серьёзным осложнением туберкулёза. Так прошло семь лет. Тело покрывалось всё больше татуировками, сердце становилось всё жестче, душа грубее, мысли прямее и проще. Как говаривалось в старом фильме: "украл, выпил, в тюрьму. Романтика. Джентльмен удачи".
Вот и свобода, да только что мне от неё? Ни жилья, ни работы. Кому нужен недоучившийся плотник. Устроился на вокзал грузчиком. Деньги хоть и малые, но для меня честные. Так прошло ещё три года. За это время я пытался разыскать друга своего, Алтына, да только отправили его куда-то по распределению после окончания заведения, а куда так и не выяснилось. Жал конечно, авось сведёт судьба. А потом случилась ещё оказия. Из терминала пропало несколько чемоданов одной группы туристов, откуда-то с Европы, и мне не двусмысленно дали понять "Беги, пока не поздно". Вот я и драпанул. Сел на первый попавшийся товарняк и стуча колёсами понесла меня жизнь дальше. Так спустя некоторое время попал я в Зону. А попал при довольно странных обстоятельствах. Остановился я тогда в каком-то маленьком городишке, недалеко от Киева. Только перекусил в чебуречной, выхожу на улицу и тут слышу:
-Слышь, фраер, ну ка, подь сюды. - Оборачиваюсь, стоят пять молодчиков. Ну, я человек не гордый. Подошёл и языкастому сразу в клюв, да так, что тот с копыт на лопатки брыкнулся. Понятное дело, что остальные четверо сразу на меня. Пришлось помахаться. Эти падлы ещё и ножички подаставали, да только что взять то с неопытных. Это вам не от мужиков с заточками табуретом отмахиваться, когда к твоему сидалещу приглядываются. Получили малолетки по сусалам не хило, правда и мне досталось. Сволочи, порезали куртку и свитер зацепили так, что он пошёл ещё сильнее распускаться. Снимаю куртку, свитер и тут надо было видеть их рожи, когда они увидали татуировки по всему телу. Да не какие-то там, а конкретно определяющие масть и порядок. Они что-то хотели ещё вякнуть, да только одёрнул их свист, словно псов ручных. Скрываемый тенью, возле стены стоял шестой. Не издай он ни звука, так бы и не заметил.
-Здорово, Грош. А я думаю, ты не ты. Вот и решил проверить. - Он вышел. Чёрт, ну почему именно он. Я его и зоне то не переваривал, а тут на воле столкнулся.
-Чё надо? - Вместо приветствия выпалил я. - Твои архаровцы мне одежду должны, понял Жила?
Жила усмехнулся, потёр рукой небритый подбородок, подал знак шестёркам чтоб те скрылись и подошёл ближе.
-Будет тебе одежда, не переживай. А коли поможешь, так и с деньгами будешь.
-Чё надо, Жила? - повторил я вопрос.
Дело обстояло в следующем. Надо было подсобить перегрузить ящики с одного склада на машину, перевезти и там выгрузить. На первый взгляд дело плёвое, но когда где-то на середине пути братва из под лавок стала доставать обрезы и укороченые калашниковы, вот тогда я понял что попал. И попал серьёзно. Именно на этом грузовике и въехал я во все прелести Зоны Отчуждения. А дальше было три года под Боровом. Разборки с вояками и Долговцами. Время от времени щипали бродяг одиночек. По указу Борова, в живых не оставляли никого. Мне это не нравилось, но против массы не попрёшь. Хотя по возможности я оставлял ходоков в живых и даже оставлял им их барахло, за исключением хабара, то бишь артов. Взнос Борову всё равно надо было платить исправно. И я не знаю, сколько это ещё продолжалось бы если не сегодняшняя стычка с Долговским квадом.
А вот тут надо вспоминать все подробности. И так, мы на месте. Троих отправили на разведку. Вернулись они не скоро, по их словам всё было чисто. Но как только мы вошли в ангар, как тут же началась перестрелка. То, что это Долговци мы поняли быстро, ибо на переговоры они не пошли. То, что это всего один квад рассчитали по огневым точкам. Перестрелка была жёсткой. Очистители Зоны засели будь здоров, не даром их разведка не обнаружила, а если они здесь сидели в засаде, то вероятность того, что нычка торгаша это деза как минимум на 99%. И тут меня в разгар боя словно в ступор ввело. Я услышал прозвище одного из Долговцев - Алтын. Меня как подменили. Во что бы то ни стало, я должен встретиться с этим Алтыном, и желательно с живым. Вот, точно! Вот что произошло! Я стал помогать Долгу. Я стал отстреливать свою братву с фланга. Да кто сказал, что она моя братва? Единственный брат, хоть и не родной, но гораздо ближе мне, чем все Боровы и Жилы, был для меня Алтын. И вот тогда я словил маслину и отрубился.
Я лежу ничком, лицом уткнувшись в землю. Кругом тишина. Ни шагов. ни голосов. Даже ветер не шумит в щелях разбитого шифера крыши. Неужели все погибли? Неужели мне не удастся поговорить с Тынгизом? Я повернул голову и открыл глаза. Солнце, пробиваясь сквозь дыры оставляло яркие лучи в поднятой пыли. Тихо. Попытался встать и снова рухнул. Боль пронзила грудь справа. Перекатился на левый бок и снова попытался встать. Удачно. Сижу и осматриваюсь. Живых вроде никого. Встаю с трудом на ноги. Рука не держит автомат и он падает. Ну и пусть. Теперь уже всё равно. Медленно обхожу трупы бандитов. Как странно. Я впервые подумал про них именно в таком конспекте - БАНДИТЫ. Им теперь уже всё равно, бандиты они, или джентльмены удачи. Направляюсь туда, где засели Долговци. С трудом поднимаюсь по лестнице. Вот первый. Не опознать. Всё лицо разворочено крупной картечью. Иду к следующему. Это не Тынгиз, молод, да и не казах. Третий - тоже не он. Иду к последнему. Вот тело. Лежит на животе. С трудом переворачиваю и ...
-Вот тебе, сука! Мародёр поганый! - в сторону отлетает колцо. Чёрт! Из последних сил хватаю и сжимаю руку, держащую чеку. Сил сопротивляться у Долговца уже не остаётся, и его голова в шлеме с покорством опрокидывается назад. Превозмогая боль в груди справа, правой рукой задираю забрало шлема и улыбаюсь.
-Привет, брат. Давно не виделись. - Долговец открывает глаза и смотрит мне в лицо.
-Гришка? Ты? Грош, не может быть?!
-Я, Алтын, я. Где ж ты, скотина такая, пропадал то? Я ж тебя искал.
-Долгая история, брат.
-А мы разве куда-то торопимся? "В гости к Богу не бывает опозданий". Кажется, так в песне пелось? - Я посмотрел на руку с гранатой. Тынгиз теперь её сам сжимал как можно крепче, но и я не ослаблял хватки.
-Дак, понимаешь, то там, то сям. Сям как то больше получалось. - Пытался шутить Алтын. - Меня после училища направили в академию. Ты к тому времени уже год как сидел. После неё направили меня начальником милиции в один провинциальный городок у чёрта на куличиках. Там и понеслась моя служба. Да только не с моим характером глаза закрывать на все беззакония, что творила местная власть. Ну, я и посадил пару чиновников. Да только после это началась на меня травля конкретная. К каждой точечке, к каждой запятой стала прокуратура придираться. Там все «купленные» были, понимаешь. Кого не дёрни - то кум, то сват. В один прекрасный день я не выдержал, взял с оружейного склада пару автоматов с приличным запасом патронов и прошёлся по городу войной правосудия. Сначала хотел и сам застрелиться, да только смалохольничал. Вот в Зону подался. Здесь к Долгу прибился. А ты-то как, брат, здесь оказался? - Тынгиз уже начал кашлять кровью.
-Я точно так же, брат, только с зеркальной противоположностью. - Я ослабшей правой рукой расстегнул ремешок шлема и снял его с головы друга.
-Грош, что ж ты наделал то? - Вдруг озаботился Алтын. - Зачем же ты против своих то попёр? Теперь тебе в Зоне не прожить. Боров тебя где угодно най...
Тынгиз на полуслове закашлялся, выплёвывая ошмётки лёгких и замер. Его глаза темными пятнами уставились на меня. Я кое-как поправил его волосы, зачесав их на бок, стёр кровь с уголка рта и прикрыл другу веки.
-Не беспокойся, брат. Спи спокойно. Никто меня не найдёт, я так спрячусь, что никакой Боров меня не достанет. - Я лёг рядом с другом и разжал пальцы.


Добрая кошка и коту приятна

#12
kapa

kapa

    Бывалый

  • Не в сети
  • Проверенные

<- Информация ->
  • Регистрация:
    12-December 13
  • 98 Cообщений
  • Пропуск №: 9761


Репутация: 243 Постов: 98
  • Страна проживания:Россия
  • Реальное имя:Сергей
  • Пол:Мужчина
  • Город:Буй, Рыбинск

Первый снег

 

      Старик Сильвер как обычно сидел за столиком в углу бара, временами покачивая головой в знак приветствия вошедшим сталкерам. Его знали все завсегдатаи этого приюта скитальцев Зоны. Знали можно сказать все, но никто к нему не подсаживался. Сильвер на них не обижался. Он никогда ни на кого не обижался. Он считал обиду, затаённую в глубине души ,чем то инородным, чем то чуждым Зоне. Не подходят, значит, есть на то свои мотивы, или просто нет настроения, что бы трепаться со старым калекой, в прошлом одним из самых удачных сталкеров Зоны. Сильвер молча сидел за столом, положив руки перед собой и, по привычке, поглаживая кончиками морщинистых  пальцев затёртую до волокон древесины столешницу.  Сегодня дверь бара отворялась чаще обычного, и внутрь входили разномастные бродяги, впуская вперед себя крупные хлопья снега, которые падали на ближайшие столики, стулья, сидящих на них сталкеров и оставляли после себя холодные капли слёз зимней Зоны. Да, в Зону пришла зима. Настоящая. Со снегом и вьюгой.

      Сильвер, как и все сталкеры, не любил заснеженную Зону. Белая Зона погибель для сталкера. Найти артефакт под снегом задача сравнима с нахождением свободного прохода к центру Зоны. Да и пути оставались лишь самые исхоженные и проверенные.  А уж обнаружить под снегом аномалию становилось практически совсем невыполнимым замыслом.  Конечно, не все аномалии стремились поиграть в прятки с честными бродягами.  Та же электра наоборот становилась значительно видимой, искрясь под снежинками, словно гирлянда на ёлке, да только радиус её поражения становился в два раза, а иногда и больше.

      Ближе к полудню, когда Сильвер уже было засобирался к себе в комнатушку, которую ему любезно предоставлял хозяин заведения, дверь бара широко распахнулась, и прежде чем в неё кто-либо вошёл, в зал ворвался порыв ветра и плотная завеса из крупных белых перьев снега.  И вот только тогда, словно из-за кулис на сцену, вошёл сталкер огромного роста, покрытый с головы до ног слоем уже слипшегося снега. И у Сильвера, словно что-то щёлкнуло в голове и в памяти всплыло первое его знакомство с одним из обитателей Зоны – с кровососом.

Тогда звали его Теккер, и был он отмычкой у одного ходока, который учил его уму разуму, учил, как выжить в Зоне, учил что можно, а чего нельзя делать в Зоне. Поначалу Теккеру было как-то не по себе от того, что ещё сопляк, всего-то 23 года,  учит его жизни, но с каждым днём, проведённым в Зоне, Теккер осознавал, что возраст здесь не столь важен, сколько знание и умение. А особо важно  понимание самой сущности Зоны, ощущение её не только вокруг себя, но и внутри. 

-Ты пойми, - говаривал Крокус, сидя у костра, разливая водку по кружкам, - Зона вокруг, это лишь отражение Зоны внутри тебя. Всё что происходит вокруг, это материальное воплощение твоих чувств, настроения.

      Крокус был мудр не по годам, хотя, что значит возраст в Зоне? Ничего. Зоне нет никакого дела, сколько тебе лет. Перед ней все равны, и «старожилы» в 20 лет и «отмычки» в 50. Вот и Теккеру было тогда всего чуток больше 30, когда однажды они с Крокусом попали под сильнейший снегопад. Да такой, что оставленные ими следы заметались через полминуты.  Крокус сразу принял решение оставить их план на более лучшую погоду, а сейчас возвращаться назад, или до ближайшей стоянки. Хотя и это представлялось трудной задачей.

Снег залеплял стёкла масок. Каждый шаг делался с удвоенной осторожностью. За два часа они прошли всего метров 100, больше ориентируясь на показания ПДА, чем на зрение и ощущения. Это первый раз, когда они шли, не бросив ни одного болта. Мало того, Крокус сам встал ведущим. Уже начинало смеркаться, когда среди привычного завывания ветра они ясно расслышали хруст приминаемого снега. Условными знаками Крокус дал понять, что встаём спина к спине и держим круговую оборону. Они замерли на месте, прижав приклады автоматов к плечам, готовясь в любую секунду открыть огонь на поражение.  Так они простояли минут десять, прежде чем Крокус дал понять Теккеру, что надо двигаться дальше, но держать оборону. Они прошли всего метров десять, как вдруг из молочной пелены выпрыгнул монстр, нанёс сокрушительный удар, сбивший Крокуса с ног, и снова скрылся за снежной завесой. Теккер наугад дал короткую очередь вслед мутанту, но пули не достигли цели. Он присел над сбитым Крокусом и рассмотрел, что сотворил с его ведущим  монстр. Капюшон и маска содраны, а вдоль лица по диагонали шли три глубоких борозды от острых когтей.

-Крокус, ты как? Жив? – Спросил дрожащим голосом Теккер.

-Не отвлекайся… - Выдавил хриплым шёпотом Крокус, сплёвывая кровь. – Он ещё здесь. Следи за снегом. Снег тебе поможет. Следи за ним. Как увидишь движущийся сугроб – стреляй. Кровососы холодные, снег на них не тает.

      Теккер ободряюще похлопал напарника по груди и вскинул автомат к плечу, не поднимаясь с колен. Ствол ходил из стороны в сторону, направляясь то на один шум, то на другой. Теккер ждал. Первый урок Крокуса в первой ходке он усвоил сразу – сколько бы ни было патронов, каждый патрон последний. Палец уже начал предательски дрожать от напряжения на спусковом крючке. Дрожь начала передаваться по всему телу. То ли это был страх, то ли холод стал держать верх, но зубы предательски выбивали морзянку.  Из рассказов бывалых Теккер знал, что кровососы очень умные мутанты и на рожон не лезут. Они выжидают, когда добыча ослабит бдительность, прежде чем напасть. Он ещё никогда не встречался с ними в живую, но пару раз видел трупы этих тварей, приводящих в ужас новичков даже будучи мёртвыми.

      Снег всё валил, ложась ровным белым ковром. Теккер поворачивался то в одну, то в другую сторону выискивая в прицел любое движение.  Наверно эта игра могла длиться ещё долго, но видимо кровосос не выдержал и напал первым, появляясь, словно набросок контура карандашом на белом листе бумаги. Теккер вдавил курок, и каждая пуля оставляла на наброске красную точку. Монстр нёсся на человека, словно раненый буйвол, сметая всё на своём пути. Рёв монстра и крик человека слились воедино. Кровосос не сбавляя скорости, даже не замечая ранений, приближался к своей жертве. Теккер всё давил и давил на курок, не упуская с прицела свою смерть. И вот когда столкновение было неизбежным, Теккер завалился на спину, но продолжал стрелять. Кровосос, то ли в последнем прыжке, то ли споткнувшись о самого Теккера, пролетел над ним и упал где то позади.

     Сколько прошло времени, прежде чем Теккер понял, что автомат больше не стреляет, он не осознал. На уровне инстинктов он сменил магазин, перевернулся на живот и взял на прицел кровососа. Тот не двигался. Снег ложился теперь уже на коричнево-красное тело монстра, хороня его под своими хлопьями. Теккер разжал руку, сжимающую рукоятку и размял затёкшие пальцы.  Стянул с лица маску, загреб в ладонь комок снега и смачно от него откусил. Остальным вытер распаленное лицо.  Подобрал пустой рожок и вложил его в подсумок. Поднялся на колени и, не вставая в полный рост, подполз к Крокусу. Чистый снег на лице говорил о том, что из ран больше не идёт кровь, а две проталинки на месте ноздрей о том, что он дышит, а значит жив. Теккер аккуратно смахнул снег с лица и позвал напарника.

-Крокус, ты ещё жив, старик?

-Ты кого стариком назвал, сопляк? – ответил еле слышным голосом ведущий и Теккер от радости и от получившегося каламбура зашёлся смехом, хлопая товарища по груди.

-Осторожнее, а то прибьёшь раньше времени, и отметить твоего первого кровососа не сможем… - прохрипел Крокус, сквозь смех на переменку с кашлем.

-А ну, кто там ржёт, стволы опустить и руки вверх. Говорит командир квада Долга СЭР.

      Это было спасение, откуда и не ждали. Раненого Крокуса отнесли в ближайший лагерь Долга, где местный врач залатал раны сталкера, резюмировав -  «хорошо, что хоть один глаз остался». Теккер провёл в лагере Долга ещё несколько дней, пока раненого приятеля не отпустили на все четыре стороны и на милость Зоны.  Они вернулись в бар, где и распрощались. Крокус перестал ходить в Зону, но стал наставником, уйдя дальше на Кордон, а затем и совсем пропал. А Теккеру Зона даровала ещё долгие девять лет, прежде чем он попал в жадинку и сам себе отрезал ногу немного ниже колена. С тех пор он поселился в баре, отпустил бороду, которую временами остригал тупыми ножницами, и стал похож на древнего деда. Хотя было ему всего 45. Но он не обижался, когда его все звали дед, ибо повидал он на своем веку, дай Зона каждому.

     Из воспоминаний его вернул окрик подвыпившего бродяги.

-Эй, Сильвер! Дед, ты чего, замёрз что ли?

Только сейчас Сильвер  понял, что стоит возле стола. Он опустился снова на стул. По привычке снова погладил поверхность  столешницы, прокашлялся и ответил в задумчивости:

-Да, так, вспомнилось…

-Опять, небось, какую байку про Монолит?

-Да, нет. Друзей… Которых уже нет рядом…


Добрая кошка и коту приятна

#13
kapa

kapa

    Бывалый

  • Не в сети
  • Проверенные

<- Информация ->
  • Регистрация:
    12-December 13
  • 98 Cообщений
  • Пропуск №: 9761


Репутация: 243 Постов: 98
  • Страна проживания:Россия
  • Реальное имя:Сергей
  • Пол:Мужчина
  • Город:Буй, Рыбинск

Долг

Пару дней назад выкупил информацию о схроне погибшего сталкера. Информатор обещал неплохую выручку с имеющегося там хабара. Так оно и вышло. Нычка оказалась на редкость знатная. Видимо хозяин готовил её для чего-то особенного, но видимо не успел, да упокой Зона его тело. Сегодня я возвращался обратно в Бар, ибо по договорённости с Барменом он возьмёт у меня товар довольно по большой цене, что было ему не свойственно. Подозреваю, что именно для него покойный бродяга и собирал заказ.

Со временем немного не рассчитал. Думал вернуться к обеду, да лишняя масса намного затрудняла передвижение. Я ещё перед выходом искал Крюка, хотел его себе в долю взять, да не нашёл. По многочисленным слухам он отправился в какую-то лабораторию. Надеюсь справится. С Крюком нас связывала не просто дружба, а нечто большее. Пару раз мы спасали друг друга от неминуемой смерти. Первым я его отбил от стаи слепышей на окраине Свалки и дотащил до поста Долга, где ему оказали помощь. Потом он меня прикрыл, когда я пошёл договариваться с наёмниками о цене выкупа, да только разговаривать стали стволы. Если бы не Крюк не топтать мне больше Зоны. А последний раз Крюк попал в засаду братвы в Тёмной Долине. Долго же мне пришлось убалтывать и уламывать их босса, что бы выудить друга из плена.

-Клёст, век тебе благодарен буду. Никаким хабаром не отплатить то, что ты для меня сделал. Я не из Долга, но этот долг – умру, но верну. – Сказал Крюк, когда мы сидели в Баре и отмечали его освобождение.  Я не обратил на его слова тогда никакого внимания. Водка развязывает любые языки и из-за зубов вылетает такое, о чем потом некоторые очень сильно сожалеют. Но как говориться «слово не воробей – вылетит, обратно не загонишь», а в Зоне каждое сказанное слово требует ответа. Кого бы другого я бы поймал на слове, но Крюку это было простительно. Тем более, несколько дней, проведённых в подвалах бандитов с каждодневными избиениями в попытках выудить информации о схронах и нычках, очень сильно повлияли на количество благодарностей за своё спасение.

Крюк был ещё молодым парнем, всего-то 23 года, но его взгляды и размышления говорили о не юношеской мудрости. Он иногда и меня в тупик ставил своими размышлениями о смысле жизни, о назначении Зоны, о назначении сталкеров.  С кем-кем, а с ним можно было поговорить на любую тему и даже без выпивки. А сегодня я шёл один по Дикой Территории, а Крюк лазал по каким-то кабинетам. Надеюсь так же удачно, как и я. Но его мне не хватало. С ним мы были бы уже в Баре и стучали стаканами за удачную ходку.

Ночь в Зоне наступала резко. Вот ещё светло, а через мгновение уже темень такая, что без ПНВ и шагу не шагнёшь. Правда, ночью по Зоне лучше не ходить. Об этом учат всех новичков, кто впервые попал за Периметр. Если ночь застала тебя вне лагеря, ищи укрепленное укрытие, а если укрытия нет, то обязательно разведи костёр. Костёр в Зоне ночью является чем-то святым, чем-то нейтральным. Возле костра можно довольно безопасно переночевать. Слышал как то рассказ старого Сильвера, о том, как ему однажды пришлось заночевать посреди неизведанных земель.

«Застала меня как то ночь в Зоне, а вокруг нет никакого укрытия. Совершенно открытое место, ни домов, ни бетонных блоков, ни даже старых машин, на крайний случай. Хотя в машину я бы не советовал лезть не проверив её раз десять, а после того как удостоверюсь что всё нормально проверить ещё раз. Так вот, значит, набрал, пока светло было, разного горючего материала: обломки досок, сухие ветки деревьев, не побрезговал и высохшей кучей фекалий - огню то без разницы что жечь. Собрал, значит, сложил шалашиком, разжёг и поставил греться себе ужин. Ну, какой может быть ужин у сталкера – банка тушёнки да хлеб с колбаской, а сам во все глаза по сторонам.  Тушёнка уже начала распространять чудесный запах и я, усевшись по-турецки, положил автомат на колени, приступил к позднему ужину.  Когда банка опустела, сполоснул её из фляги, наполнил водой и поставил вскипятить чайку. Вода закипела, и в неё опустился пакетик крепкого чёрного чая. Аромат дивного напитка поплыл по Зоне. Пакетик сахара и чай готов. Сижу, пью и тут голос, прямо в голове:

-Человек, не трогай оружие, позволь подойти? – Я чуть банку не выронил, перепугался по-полной, но ничего не поделаешь, коль попался под  контролёра, ничего не поделаешь.

-Милости прошу к нашему огоньку. – Произнёс я, стараясь не выдавать своего страха, а у самого коленки дрожат, глядишь патроны в магазине сдетонируют.

И тут в свет огня вышел он, контролёр. Впервые я видел этого монстра Зоны так близко. Описывать, как он выглядит, наверно нет никакого смысла, кто его встречал и сами знают, а кто нет, так чего зря раньше времени пугать? Хотя ничего страшного в нем, на мой взгляд, не было. Мужик переросток: два метра ростом, почти метр в плечах, на которых сидела почти без шеи здоровенная голова. Гримаса выражала глубокое равнодушие. Он подошёл к костру и уселся в такой же позе, как и я. Так мы просидели некоторое время. Он смотрел зачарованно на огонь, я с таким же интересом на него.

-Хороший у тебя чай, человек. Не угостишь? – Вдруг выдал монстр не шевеля губами.

Я спохватился и обратил внимание на свою банку уз под тушенки. Я даже не заметил, как пролил большую его часть, а та, что осталась, уже безнадёжно остыла, и я спокойно её выплеснул в темноту. Наполнил банку водой и поставил на огонь. Вода закипела, и в неё опустился пакетик чая и порция сахара. Я взял банку и передал её мутанту. И тут наши взгляды встретились. Глаза у монстра были полны печали, тоски и грусти и никак не совмещались с общей мимикой его лица. Контролёр принял банку и тихонько пригубил, совсем по-человечески подув на кипяток.

Так мы и сидели – монстр и человек, у костра, где-то посреди Зоны. Так мы и сидели, пока он пил чай. Наконец банка опустела, и он протянул её мне. Потом он поднялся и пошёл прочь и уже из темноты он произнёс, точнее я услышал это у себя в голове:

-Спасибо, человек. Спи спокойно, Зона тебя не тронет.

Как я заснул, уже не помню, а проснулся,  когда было совсем светло. Сначала подумал, что всё мне это приснилось, та только следы возле кострища свидетельствовали о том, что это всё было на яву.»

Сильвер, конечно, старик странный, но не верить ему нет причин. Я вспомнил этот рассказ, пока собирал всё, что может сгореть в пламени костра. Ещё немного времени и вот мой ужин греется на огне. Шорохи, разносящиеся со всех сторон, отвлекали от приёма пищи. То и дело приходилось хвататься за ствол и прицеливаться на звук, но каждый раз никого. Вот уже и вода вскипела в кружке, и тут я нехотя снова вспомнил о Крюке. Это именно он подогнал мне эту чудо-кружку. На вид она совершенно обычная, алюминиевая армейская кружка, да только сама она никогда не нагревается. И вот я уже собирался было уже пригубить чайку, как вдруг раздался знакомый голос.

-Смотри не обожгись. – Это был ни кто иной,  как Крюк, собственной персоной.

-Здорово бродяга. – Кому-кому, а ему я был рад несказанно. – Давай подваливай. Чайку?

-Не, спасибо. Не хочется пока, недавно ужинал. Ты тут, какими судьбами? – Крюк уселся напротив меня и уставился на огонь.

-Да вот сходил до Янтаря. У информатора наводочку купил. Тебя искал, хотел с собой взять, да говорят ты до какой-то лабы смотался. Ну, теперь легче будет, вдвоем то…

-Слушай, так и я на Янтаре был, чего не связался то?

-Да, блин, пока бегал, собирался, совсем забыл ПДА подзарядить. Он у меня ещё на полпути туда крякнул.

-А! Тогда понятно… - Задумчиво произнёс Крюк, не отрывая взгляда от костра.

-Слушай, Крюк, а ты почему пустой? Ты же вроде как за не хилым хабором пошёл, не нашёл что ли?

-Почему же, нашёл…  Там оставил. Я тебе место на ПДА скинул. Будет нужда , заберёшь…

-Постой, а как же ты? Почему сам не отнесёшь?

-А я теперь дел с Барменом не буду иметь… - Как то многозначительно , со вздохом, произнёс Крюк, по-прежнему не отрываясь от созерцания огня.

-Как пожелаешь, брат, как пожелаешь…

Мы ещё посидели около часа. Повспоминали былые приключения, потерянных друзей, повергнутых врагов. Поговорили о Зоне, о её причудах и странностях…

-Слушай, Клёст, ты говорил, что устал сильно. – Вдруг встрепенулся Крюк, - Чего спать не ложишься? Давай укладывайся, я подежурю первым.

-Может ты сначала? – Удивился я резкой смене разговора.

-А! Не беспокойся, я ещё успею… высплюсь… - Как то тихо, слегка замявшись, парировал Крюк. – Давай, сталкер, заваливайся, тебе сил надо набраться на завтрашний день… Он у тебя ох какой тяжёлый будет…

-Ладно, хорошо, как скажешь, брат. Только давай так, пол ночи ты, а потом , под утро я, идёт? – Крюк утвердительно кивнул, продолжая смотреть на костёр.

Я пододвинулся поближе к костру, по-привычке повернулся к нему спиной, подложил рюкзак вместо подушки, приклад автомата зажал между колен, а ствол обнял, словно девушку, закрыл глаза и провалился в сон.

Проснулся я плавно, если так можно выразиться. Сначала открыл глаза, было уже довольно светло, повернулся на спину и потянулся, разминая затёкшие конечности. Потом сел и огляделся. Крюка на месте не было. Костёр уже давно потух. Солнце уже висело довольно высоко, говоря о том, что уже не раннее утро. Часов девять. Я поднялся и ещё раз огляделся. Было тихо. Странно, но было тихо. Обычно в этих местах столько зверья рычащее-скуляшего, а сейчас тихо.

-Эй, Крюк, ты где? – Крикнул я, продолжая осматриваться. Но на окрик никто не ответил. В душе начали скрестись кошки. Да даже не кошки, а целые химеры. Сначала я думал, что его утащил какой-то монстр, но никаких следов не было. Меня поразило то, что не было даже следов от самого Крюка, когда он подходил к костру. Вот мои следы плутали затейливыми восьмёрками и зигзагами, пока я собирал костёр, а его следов нет. Он что, специально заметал их за собой, что бы я не мог понять, куда он ушёл? Странно?! Зачем ему это?    Я распинал остатки костра, окончательно его потушив. Закинул свою нелёгкую ношу на хребет и поплёлся в Бар. Но, не пройдя и десяти метров, замер с раскрытым ртом от удивления. Я видел всякое, но такое впервые. Практически горой лежали дохлые твари.  Кого здесь только не было: три снорка, два псевдо-пса и с десяток слепышей, два кровососа, контролёр, крыс и тушканов даже считать не стал. Особо глаза полезли из орбит, когда увидел её – химеру. Никогда не слышал, что они ходят по Дикой территории. Я растерялся. Кто мог стащить сюда всех этих монстров? Нет, не правильно поставлен вопрос. Кто, скажите мне, смог противостоять такой толпе монстров и при этом выжить? Так как трупов и даже крови нигде не было. А! Кстати, а где тогда кровь мутантов? Ведь она же должна была быть, раз их убивали? Ну, да, вон тела собак просто на дуршлаг похожи от картечи, а крови нет. Странно, очень странно… Пулевые отверстия есть, а крови нет…

Так, стоп! Это получается, что Крюк сбежал во время ночного дежурства, бросив меня одного на растерзания тварям?! Вот жеж паскуда!!! Ладно, брат, я с тобой потом поговорю, по-нашему, по сталкерски. Я скинул мешок, извлек из него второй, запасной и стал методично отрезать самые ходовые у торгашей части. Чего зря добру пропадать.

В Бар я вошёл уже далеко за полдень. В питейной народу было не много. Бармен как ему и положено на своём месте за стойкой. Я сразу к нему и сразу по факту выполнения задания. Странно, бармен обрадовался, но продолжал хмуриться. Я взял у него бутылку и заказал за столик еды, сразу и обед и ужин. Бармен щёлкнул пальцами и зальный убежал на кухню. Через пять минут стол был накрыт. Я сначала налил стакан и выпил его залпом. И стал кувырять  вилкой бифштекс с пюре из сублимированного картофеля. Подошёл Бармен и уселся напротив. С собой он принёс ещё бутыль и тарелку с зеленью. Я не отрываясь от приёма пищи озадачил его своим вопросом.

-Слушай, Бармен, ты тут давно уже, многих знал, знаешь. Вот скажи мне, на Дикой территории химеры водятся?

-Кто тебе это сказал? – Озадаченно вылупился на меня хозяин забегаловки. – Чушь собачья. Никогда их там не было. Ты откуда взял?

И я ему рассказал, как наткнулся на гору мёртвых монстров прямо на выходе с Дикой территории, чуть ли не у поста Долга.  О том, как меня кинул на произвол Зоны дружок мой закадычный, Крюк, оставив одного спать возле костра, а самого и след простыл. И чем больше я рассказывал, тем шире становились глаза у бармена.

-Слушай, Клёст, тут такое дело…  - Бармен слегка замялся. – Ты давно в ПДА смотрел?

-Давно. Он у меня сел ещё два дня назад. – Насторожившись тоном хозяина ответил я.

-Щас, погодь, - И Бармен скрылся у себя в подсобке. Через минуту он вышел и, садясь за стол, выложил предо мной аккумулятор для ПДА. – Вставляй.

Я достал свой аппарат, выдернул севший блок питания и вставил новый. Электроника пискнула и загорелась синим экранчиком. Почти сразу прозвучало несколько сигналов о поступивших сообщениях. Я стал по очереди их листать. Предложение о работе, предложение о продаже или о покупке оружия или какого-либо другого товара. О! Погиб в карусели Семецкий . Ещё несколько некрологов .  А на следующем сообщении у меня задрожали руки. Я положил ПДА на стол, налил полный стакан, громко стукнув горлышком о край гранёныша и, почти за один глоток, осушил. Снова взял ПДА и ещё раз прочитал: «Клёст, выручай! Нахожусь в Х-16! Третий уровень! Клёст! Торопись! Картечи мало осталось!»  Я отложил ПДА и взглянул на Бармена. Тот пристально смотрел на меня. В горле встал ком. Растёр лицо руками и снова взял ПДА. Читаю следующее сообщение: «Клёст, видимо ты меня не слышишь. Жаль. Но в этом виноват сам. Решил в одиночку срубить жирный куш. Не вышло. Всё что надыбал спрятал в электрощитовой на третьем уровне. Вот координаты. Остался последний патрон. Прощай, брат. Да хранит тебя Зона». Следующее сообщение: «Погиб сталкер Крюк. Х-16. Пулевое ранение в голову».  ПДА снова пискнуло, на этот раз это было напоминающее сообщение: «Сегодня День рождения Крюка. Не забыть поздравить, и купит у Бармена водки». ПДА выпал из рук, громко стукнулся об пол, так, что выскочила батарейка. Я смотрел на Бармена, а на глазах накатывались слёзы. Кадык предательски дёргался, не решаясь выпустить крик отчаяния из груди… из сердца…

Я так просидел несколько минут.

-Бармен, сколько у тебя стоит водка?

-Полторы, но тебе дешевле продам.

-Не надо дешевле. Давай по-полной. Давай всем. Давай каждому, кто придёт сегодня сюда. Пусть помянут сталкера Крюка. Пусть выпьют за его… За его День рождения. Я ему обещал, а обещания надо сдерживать. – Я поднял со скамьи рядом мешок с частями монстров и протянул их Бармену.

Бармен приоткрыл мешок, присвистнул от удивления и пообещал, что сегодня все будут пить за счёт заведения, за День Рождения Крюка. Я его уже не слышал. Перед глазами стоял вчерашний вечер у костра, и всё встало на свои места. Все несуразные ответы про то, что он ещё выспится, про то, что он не голоден. Крюк сидел у костра, но ему не хватало тепла. И только сейчас до меня дошло, а ведь он сдержал своё слово. Он обещал мне, что умрёт, но вернёт долг. Это он охранял меня всю ночь и убил всех монстров, пока я спал. Спи спокойно, друг. Да хранит Зона твою душу, да не побеспокоит она твоё тело.             


Сообщение отредактировал kapa: 13 February 2015 - 15:16

Добрая кошка и коту приятна

#14
kapa

kapa

    Бывалый

  • Не в сети
  • Проверенные

<- Информация ->
  • Регистрация:
    12-December 13
  • 98 Cообщений
  • Пропуск №: 9761


Репутация: 243 Постов: 98
  • Страна проживания:Россия
  • Реальное имя:Сергей
  • Пол:Мужчина
  • Город:Буй, Рыбинск

АЛТАЙ

Тентованный армейский ЗИЛ переваливался с боку на бок, преодолевая ухабы, рытвины, трещины в асфальте, а кое-где и воронки от разрывов различных снарядов. Что творится впереди видели только водитель и военстал, выполняющий роль штурмана. Все, кто сидели в кузове, созерцали только пыльное облако, сквозь которое проявлялись то тут,  то там очертания давно заброшенных строений. Пассажиры молчали и не обсуждали увиденное, хотя впечатлений было предостаточно. Лишь один человек в кузове дремал, или делал вид что дремлет. Плотно вжавшись в угол, он сидел словно изваяние. Лишь голова, качающаяся в такт переваливающемуся грузовику, свидетельствовала о том, что он не каменный.

ЗИЛ остановился, зашипев тормозами и скрепя колодками. Двигатель заглох. Глаза открылись, и свободная рука сделала отработанный годами жест: «К машине. Занять круговую оборону».  Замки заднего борта практически синхронно отстегнулись и борт с громким ударом откинулся. По дощатому днищу кузова застучали подкованные каблуки армейских берцев. Последним спрыгнул командир группы в звании майора. Он оглянулся. Занятые позиции бойцов его порадовали. Тренировки и учения в учебном лагере не прошли даром. Он передёрнул затвор своего  АКМа и снова обвёл бойцов взглядом. Каждый по очереди условным сигналом, даже не оборачиваясь к командиру, давал понять, что всё чисто, вероятного противника не обнаружено.  Майор извлёк из нагрудного кармана ПДА и отправил короткое сообщение в штаб: «Прибыли».  Затем открыл меню сканирования местности – ни аномалий, ни монстров в радиусе двухсот метров не было. Военная разведка снабжала данными со спутника. Включил режим «дозиметр» – радиационный фон в норме, можно сказать пригодный для жизнедеятельности.  Майор щёлкнул флажком предохранителя. Это тоже был условный сигнал. Все бойцы выстроились возле машины. Только после этого он поднял забрало ИДА-24 и вздохнул полной грудью. Как ни странно не было никаких запахов: ни приятных, ни неприятных. Все бойцы последовали примеру командира без отдельного указания.

- Алтай, мы на месте. Что дальше? – Спросил майора подошедший военстал, протягивая пачку сигарет с выдвинутой сигаркой.

-Ага. – Вместо спасибо сказал майор, взял сигарету и прикурил от предложенной зажигалки. Затянулся, выпустил в серое небо струйку такого же дыма и повернулся к бойцам. – Третий, Седьмой – по флангам. Пятый, Шестой – найдите позиции повыше. Остальные разгружаем оборудование. – Он снова затянулся, посмотрел на военстала, выпустил дым и отдал новое распоряжение. – Второй отставить разгрузку, Санёк сваргань поесть.

Майор редко обращался к подчинённым по именам, хотя знал назубок биографию каждого. И бойцы к нему обращались по уставу только в расположении части. Везде для них он был Алтай. Почему именно Алтай никто не знал, а напрямую никто не спрашивал.

-Конвоир, ты как, с нами поужинаешь, или сразу обратно? – спросил майор у военстала, выпуская струйку дыма в очередной раз.

Конвоир посмотрел на часы, потом на небо, выпустил дымок, бросил окурок себе под ноги и размял его носком ботинка.

-А ты шутник, однако, майор. Какой же балбес, скажи на милость, ночью по Зоне ходит, да ещё и по неизвестной территории?

-Да кто ж, вас бродяг, знает? У вас же на роже не написано, где хожено, а где не хожено. И почём я знаю, может тебя ждёт кто в тёплой постельке?

-Ага, ждёт. Постелька и ждёт. Только не тёплая. Греть некому. – Конвоир нахмурился и глаза затухли. Он явно что-то припомнил. По плечу похлопал Алтай.

-Не грусти, скиталец, будет и на нашей улице праздник. Второй, ну что там с едой?

-Готово! «Садитеся жрать, пожалуста». -  На манер нерусского отозвался Санёк.

Алтай, Конвоир и свободные бойцы расселись на выгруженные ящики и поедали саморазогреваемые пайки. Бойцы ели быстро, только Алтай и Конвоир,  не спеша, о чём-то тихо между собой разговаривая.

-Так, парни, поели? Меняйтесь:  Второй, Четвёртый меняете  Третьего и Седьмого. Восьмой и  Девятый смените Пятого и Шестого. Смена будет через три часа. Так, Тэн, а ты пока подготовь для подошедших пайки и займись машиной. Смотри у меня, не дай Бог техника в нужный момент не сработает… - Алтай, он же Первый, погрозил Десятому пальцем. Десятый был корейцем по отцу с подходящей фамилией Тэн созвучной с английским  «ten» - десять. Десятый в шутку выпрямился по стойке смирно и козырнул, после чего принялся готовить. А остальные разошлись на смену постов. Конвоир с Алтаем опять о чём-то тихо заговорили. Спустя несколько минут начали подходить сменившиеся бойцы. Последним подошёл Пятый и, приняв у Тэна паёк, даже не начав есть, обратился к командиру.

-Алтай, там на севере, за стадионом возня какая-то. Толи крысы, толи тушканы. В прицел не видно, только трава и кусты постоянно шевелятся. – Отрапортовал Пятый и приступил к приёму пищи.

-Тушканы, говоришь, или крысы? – В задумчивости Конвоир потёр подбородок уже покрывшийся щетинкой.

-А что не так? – С удивлением Алтай посмотрел на проводника. – Этой мелюзги по всей Зоне полно, насколько я знаю.

-Полно то полно, да только людская молва говорит об обратном. Не водятся крысы и тушканы на Чернобыле-2. Они даже во время Гона его обходят. Такое ощущение, что боятся они это место.

- Чего им здесь боятся? Судя по сканеру в этом посёлке вообще никого нет. – Проглотив очередную порцию, прокомментировал Шестой и тут же переглянулся с Алтаем.

Командир понял взгляд и, достав ПДА, включил в режим сканера местности. На экране мерцали только десять точек.

-Сколько говоришь до стадиона?

-Ну, метров 300. Максимум 400. – Жуя, ответил Пятый.

-Сканер охватывает метров 200. На открытой местности может 300. Сейчас на экране только наши десять точек. – Сказал Алтай и тут же напрягся. Напряглись и перестали жевать и все остальные. – Так, кто не включил датчик распознавания?

Бойцы переглянулись, ища забывчивого.

-Конвоир, у тебя ПДА включён? – С настороженностью в голосе спросил Алтай. Вместо ответа проводник продемонстрировал свой прибор, на котором отображалось всего семь точек. Штатные ПДА сталкеров охватывали всего пятидесятиметровый радиус. Алтай сравнил показания обоих приборов.

-Так, парни, ну ка глянули и сказали кто кого менял и кого сейчас нет на месте. – Каждый по очереди глянул на экран ПДА командира.

-Второго нет на месте. Он меня менял. Вот здесь должен быть. – Третий указал место на увеличенной карте. Точка Второго отсутствовала.

-Вот балбес, наверняка пока готовил забыл включить прибор.  Женёк, давай до него. Вставь пистон чудику от моего имени. – Третий уже отложил недоеденный паёк и побежал в сторону выбранного им же поста. Остальные продолжили приём пищи. Но разговоры прекратились.

Третий вернулся через пятнадцать минут, неся ПКМ и два АКМа, свой и ещё один. Алтай, не дожидаясь, поднялся и пошёл навстречу. Конвоир следом. Вид у Третьего был растерянный.

-Командир, его нет. Нет нигде. Он ушёл. Сложил оружие, разгрузку, ножи и ушёл. – Третий протянул майору автомат Второго. Следом передал жилет с двумя ножнами. – Я покричал, позвал – он не отзывается.

Алтай принял у бойца снаряжение Второго и повернулся к проводнику.

-Что скажешь?

-Не знаю. – В задумчивости растянуто ответил Конвоир. – Похоже на контролёра.

-Быть не может. На появление такого мутанта прибор бы сразу отреагировал. – Майор похлопал по нагрудному карману, где лежал ПДА. В этот самый момент раздался выстрел СВД с крыши пятиэтажки. Затем ещё один. И ещё , пока не закончилась обойма. Затем последовали глухие шлепки выстрелов Глока. Но после четвёртого пальба окончилась. Алтай, конвоир и Третий подбежали к ящикам, где бойцы были уже во всеоружии.

-Кто стрелял? – Майор был в растерянности.

-Девятый. – ответил Пятый. – С моей позиции стреляли.

-Пятый, Третий, Конвоир за мной. Остальные оставаться возле машины и ящиков. Пятый веди.- Отдал команду Алтай и они бегом направились в сторону пятиэтажки, с крыши которой только что стрелял Девятый. Перемахивая через ступеньку, они вбежали на последний этаж, а затем поднялись через люк на крышу. На крыше никого не было. Обойдя всю крышу, они только нашли СВД с пустым магазином и гильзы. Девятого след простыл.

-Майор! – Окликнул Конвоир. Алтай подошёл к проводнику, который стоял у самого парапета с торца здания. Проводник молча указал рукой вниз.

-Да что здесь такое происходит? – Выругался командир и направился к люку. Остальные последовали за ним. Выйдя из подъезда, и обогнув здание с северной стороны, они остановились. В трёх метрах от стены лежали два тела. Один на другом, как будто в обнимку. Первым к телам подошёл Конвоир и перевернул верхнего. Им оказался Второй, Сашка. Вся грудь в пулевых отверстиях. На лице была улыбка. Нижним оказался Девятый. Не было никаких наружных повреждений, только на лице замерла гримаса ужаса, а с уголков рта стекала кровь. Он умер от удара о землю при падении с крыши. Алтай оглядел своих бывших бойцов, не понимая, как такое могло случиться.

-Ты в Зоне не первый год, Конвоир. Скажи мне, что здесь происходит?- Майор схватил проводника одной рукой за разгрузку и притянул к себе.

-Ты, майор, не  кипятись. В Зоне и не такое бывает. А что здесь происходит, я и сам ни черта не понимаю. Пойдёмка лучше к остальным. – Спокойно, стараясь не взвинчивать ситуацию, ответил проводник.

-Да, да. Ты прав. – Отпуская жилет и, похлопывая по плечу проводника, ответил Алтай и скомандовал, – Возвращаемся к машине.

Он уже сделал несколько шагов, но обернулся. То, что делал Конвоир, ему не понравилось. Военстал вынимал из разгрузки Девятого запасные магазины и прочее, что обнаружилось в карманах.

-Ты что делаешь, шкура! – Командир просто взревел от ярости и выхватил из кобуры Глок, направив на проводника, но тот даже не посмотрел на майора.

-Успокойся, майор, не психуй. Ничего кощунственного я не делаю. Это, если можно так выразиться, закон Зоны. Ему они всё равно уже без надобности, а нам ещё пригодятся. В Зоне каждый патрон на счету. А насчёт остального… - Конвоир поднялся и повернулся к Алтаю, встретившись с ним глазами. – Так за счёт этого половина всех сталкеров живут в Зоне. Опусти пушку, майор, и пошли.

Проводник говорил так спокойно и рассудительно, что Алтай успокоился и взял себя в руки. Он ещё раз взглянул на бывших своих подчинённых, развернулся, махнул рукой и побрёл к машине. На Зону опускалась ночь. Серое небо становилось темнее, тени исчезали, а звуки становились чётче. Возле машины Шестой, Седьмой и Тэн занимали круговую оборону. Без приказа, так было заведено. По приходу группы бойцы немного расслабились, но по унылому виду вернувшихся стало понятно, что произошла беда.

Командир вкратце рассказал, что они обнаружили. Седьмой предложил вернуться и захоронить погибших. На что проводник сказал, что это лишнее и что Зона сама приберёт. Что это означало, никто не понял, но с молчаливого согласия командира решено было оставить всё, как есть.

-Послушай, Алтай, ты бы вернул своих бойцов, да и костёр бы развести посильнее. Ночью в Зоне без костра никак нельзя. – Как бы между делом посоветовал Конвоир.

Майор посмотрел на военстала, но возражать не стал. Двоих он посла за бойцами, двоих за дровами. Вскоре девять человек сидело вокруг костра в немой тишине. Каждый думал о своём, но все об одном и том же: что же всё же случилось со Вторым и почему Девятый в него стрелял и не смог убить.

-Давайте, что ли, помянем. – Нарушил молчание Конвоир, извлекая из рюкзака две бутылки водки. Он не спрашивал, он предлагал, а майор не смог запретить. Ему и самому сейчас было нелегко на душе. За пятнадцать лет службы в армии он прошёл многие горячие точки и конфликты. Он не раз терял боевых друзей, но там была война, там был враг. Здесь врага не было. Но он потерял двух бойцов менее чем за час при невыясненных обстоятельствах. И это майора напрягало.

Конвоир по кругу разлил в протянутые кружки и без каких-либо речей выпили. Снова воцарилась давящая тишина. Лишь треск дров в костре нарушал её господство.

-А ведь это мой родной город. – Вдруг выдал майор.

-Что? Серьёзно? – раздались удивлённые возгласы с разных сторон.

-Ага. Отца сюда прикомандировали, когда мать была на восьмом месяце. Я и родился здесь в медсанчасти. А жили мы вон в том доме. – Майор указал рукой, куда-то на восток, где среди ночи чёрным пятном выделялся силуэт пятиэтажки. – Дааа…Давно это было…Словно в прошлой жизни. А после первой трагедии на ЧАЭС нас эвакуировали. Так что я здесь не был с 86 года. Тридцать лет уже прошло. Страны уже не стало, родители, царствие им небесное, уже померли, а эта хрень всё стоит, как ни в чём не бывало. – Майор махнул рукой на металлическую громадину, что была на севере за его спиной. – И зачем она только понадобилась этим головоногим?  Давай, Конвоир, наливай по второй.

Он протянул кружку и все остальные последовали его примеру. Горячительная жидкость перетекла из стеклянной тары в кружки и незамедлительно была выпита. Как только кружки опустели со стороны того дома, возле которого остались лежать два бойца их отряда раздался многочисленный лай и рычание. Все насторожились.

-Это что, собаки? – Спросил Седьмой.

-Слепыши. – Прокомментировал Конвоир, загоняя патрон в патронник и снимая автомат с предохранителя. Вслед за ним последовало ещё восемь щелчков предохранителей.

-Что значит «слепыши»? Они реально слепые? – задал вопрос Тэн.

-Абсолютно. Но они так мутировали, что обходятся без глаз совершенно свободно. Тем более что ночью они не так и важны. – Ответил проводник.

-И что, все собаки в Зоне слепые? – Четвёртый стал озираться по всем сторонам.

-Нет, не все. Есть Чернобыльцы, а ещё есть Пси-пёс. Есть ещё припять-волки. Но самые опасные наверно всё-таки пси-псины, особенно если сука с выводком.

-Что значит «пси»? Они что, психованные? – Поинтересовался Восьмой.

-Отнюдь. «Пси» - значит обладает телепатическими способностями. – Проговорил Конвоир и взглянул на майора. Алтай тоже вперился в него взглядом.

-Второй! – Они одновременно додумались до одного и того же и высказали это вслух. – Санька, любил собак всегда. – Договорил мысль командир. – Ненавижу собак… с детства…

Снова раздался вой и многочисленный лай. Девять стволов направились в темноту. Но лай удалялся.

-Конвоир, как считаешь, много их? – Спросил Алтай.

-А кто его знает? – Проводник пожал плечами. – В среднем численность стаи достигает хвостов десять-двадцать. Но поговаривали, что Чернобыльцам удавалось контролировать свору хвостов в пятьдесят.

-А почему хвостов, а не голов? – Спросил Шестой.

-Головы только у тушканов отрезают, а у собак хвосты ценятся. Наверно поэтому так и говорят. – Выдвинул свою версию Конвоир.

Неожиданно для всех раздался шум сразу с двух сторон, с севера и юга. Не было ни лая, ни воя, только угрюмое, злое приглушенное рычание.

-Они нас что, окружают? – Третий в недоумении оглядел сослуживцев.

-Всё возможно. – Ответил на его вопрос проводник. – Значит ими, всё-таки, руководит Чернобылец. Сами по себе слепыши тупые и нападают сразу всей стаей. Но и на группы людей не нападают, боятся.

Звук рычания стал плавно перемещаться по кругу. Псы двигались против часовой стрелки, строго соблюдая дистанцию и находясь вне поля света от костра. Но постоянное рычание стало наводить панический страх.

-А-а-а-а! Чтоб, вас, шавки поганые! – Первым сорвался Четвёртый. Он вскочил в полный рост и принялся поливать рычащую темноту свинцом. Беспорядочную стрельбу подхватили Седьмой и Тэн, но они стреляли с колена.

-Прекратить огонь! – Заорал Алтай. Седьмой и Тэн повиновались приказу, но Четвёртый так и давил на скобу спуска пока не закончился магазин. И даже когда затворная рама щёлкнула в холостую он продолжал стоять и орать, не опуская ствола. Резким ударом под колени и рывком за шиворот Алтай повалил бойца на землю и, придавив коленом в грудь, отвесил ему звонкую пощёчину. – Прекратить истерику, боец!

Четвёртый моргал ошалелыми глазами, а когда всё же рассудок к нему вернулся, он сфокусировал взгляд на командире и охрипшим от крика голосом произнёс.

-Алтай, я их видел… их много… их очень много. Командир, это конец, нам не выстоять против такого количества собак…

-Майор, это всё Чернобылец. Нашёл слабое звено и внушил ему страх. – Прокомментировал сказанное Четвёртым Конвоир. – У парня, видимо, слабая психика, вот он и поддался внушению. Собак наверняка не больше двух-трёх десятков.

-Ты хочешь сказать, что какая-то собака способна внушить человеку страх? – Алтай недоумённо смотрел на Конвоира, продолжая восседать на Четвёртом.

-Как ты думаешь, что произошло со Вторым? – Задал встречный вопрос проводник и, не дожидаясь ответа, ответил сам. – Я думаю, что Пёс внушил ему нечто хорошее, где не нужно оружие, где мир и благодать. Наверняка у парня была заветная мечта. Видел, какая довольная была улыбка у него после смерти.

Майор поднялся с бойца и, протянув ему руку, поднял и его. Четвёртый, растирая горящую от шлепка щеку, занял своё место в обороне.

-Значит так, без команды не стрелять, стрелять только по явной цели и только короткими очередями. Берегите патроны, парни. – На последней фразе он смягчил голос.

Прошёл час. Никто не проронил ни слова. Костёр угас на половину, и темнота подступала всё быстрей и быстрей. Собаки по-прежнему кружили, скрываемые темнотой, и рычали, не давая людям ни минуты покоя.

-Послушай, майор, я так подумал… надо бы сменить позицию. Забраться на что-нибудь высокое, куда бы эти, сволочи, не смогли забраться. Как думаешь? – Нарушив долгое молчание, Обратился к Алтаю Конвоир.

-Предлагай. – Коротко ответил майор.

-Помнишь одинокую кирпичную будку, не далеко от той пятиэтажки?

-Трансформаторную, что ли?

-Наверно. Мы бы смогли на неё забраться и держать круговую оборону.

-Идёт.- Недолго думая, согласился Алтай. -  Парни, слышали? Выдвигаемся. Берём только личные мешки. Ящики оставляем тут. Ничего с ними не случится. Пятый – направляющий. Понял, про какую будку идёт речь? – Пятый утвердительно кивнул. -  Третий  – замыкающий, остальные в колонну по двое и держим фланги. Всё, подъём.

Отряд поднялся, построился и выдвинулся. Рычание и кружение собак не приостановилось ни на секунду. Шли медленно. Приклады в плечо, стволы в темноту. Пальцы уже начали предательски дрожать на спусковых крючках. Прямо по курсу раздались шелест травы, топот множества лап и крик Пятого: «с фронту!» Он присел, уходя с линии огня и тут же начал стрелять короткими очередями. К нему присоединились Четвёртый, Седьмой и Шестой веером расстреливая сектор фронта. Послышалось несколько взвизгиваний и скуление. Кого-то свинцовые жала всё же настигли. Через минуту стрельба прекратилась. Все снова стали прислушиваться к тишине ночи. Рычание как будто сделалось более озлобленным.

-Командир, Третий пропал! – Окликнул майора Тэн.

-Как пропал? – Удивился Алтай? – Куда?

-Вот, гады, по всем правилам диверсионной работы действуют! – Сплюнул и выругался Конвоир. – Пока одна группа отвлекала нас, вторая утащила замыкающего, оставшегося в одиночку.

-Какие правила? Ты что, военстал? Это же собаки! Откуда им знать искусство войны? – Майор по-прежнему не мог поверить в случившееся.

Дальнейшее рассуждение о возможности и умении собак было прервано диким криком, сменившимся на хрип, приглушённым рычанием и автоматной очередью.

-Чёрт побери, что здесь происходит!? – Алтай растолкал бойцов и вышел на фронт. В тусклом свете фонаря он разглядел подстреленную собаку непонятной породы, которая мёртвой хваткой вцепилась в горло Пятого. – Сука. – Процедил он со злобой сквозь зубы.

-Не, не сука.  Кобель. Суки немного меньше. – Спокойно прокомментировал военстал.

-Издеваешься? -   Взгляд майора был полон ненависти, ужаса и непонимания происходящего.

-Двигаем, двигаем, командир. Не стоим. – Конвоир взял инициативу в свои руки.

-Шестой – ведущий. Конвоир, Тэн – замыкающие. Двигаем и побыстрее. – Алтай отошёл от шока и вновь стал командовать. На этот раз скорость передвижения увеличилась. Шестой, правда, пару раз спотыкался и падал, но всё обошлось. Собаки пока не предпринимали никаких действий. Через пятнадцать минут они добрались до трансформаторной будки. Никаких трансформаторов внутри строения уже давно не было. Всё было растащено мародёрами на метал, ещё до второго взрыва в 2006, когда Зона расширилась и когда её периметр оградили сначала забором из колючей проволоки, а затем и следовой полосой с минными полями. Но Зоне и этого показалось мало, и она шарахнула ещё раз. В 12 году.  И снова её территория разрослась, подмяв под себя базировавшиеся рядом с Периметром войсковые части, полевые научные лаборатории и прочие жилые и нежилые объекты.

Будка оказалась выше, чем казалась. Даже встав друг другу на плечи не возможно было достать до её крыши. Единственное место, где можно было забраться, оказались старые, покосившиеся ворота. Первым, не без помощи на ворота забрался Восьмой. Он принял и забросил на крышу все вещмешки, а затем и залез сам. За ним Шестой, Конвоир, Седьмой, Тэн, Алтай. Последним предстояло залезать Четвёртому, как самому высокому. Он закинул автомат на крышу и подпрыгнул, ухватившись за воротницу сверху, и стал уже подтягиваться, как вдруг выскочило несколько собак, и вцепились зубами в его ноги. Четвёртый заорал от боли и испуга, но продолжал подтягиваться. Из темноты вынырнули ещё пара собаки и, взбегая по телам сородичей, вцепились в руки. Четвёртый от боли и от тяжести свалился на землю. Он катался по земле стараясь освободиться от проклятых тварей, но ему это не помогало. Он выхватил нож и даже успел полоснуть пару собак, но в запястье вцепилась псина и, заорав от боли, он выпустил клинок.

Стоящие на крыше ничем не могли помочь парню. Они не стреляли по собакам, боясь попасть по напарнику. Одиночные выстрелы рядом тварей даже не пугали. Они словно знали, что по ним стрелять не будут.

-Ложись! – прокричал Конвоир и сам тут же рухнул на крышу, все упали. Ночь озарилась яркой вспышкой и громовым раскатом взрыва гранаты. От близкого взрыва в ушах заложило и немного контузило.

-Ты зачем, скотина гранату кинул? – Алтай пялился на военстала и не говорил, а практически кричал.

-А ты хотел, что бы они его заживо съели? – Так же, полу крича, ответил проводник.

-Корейский ресторан по-украински… - Пробормотал Тэн.

-Что? – одновременно переспросили Алтай и Командир.

-Я говорю «Корейский ресторан по-украински»… только здесь не люди собак едят, а собаки людей.

Алтай поднялся на ноги и подошёл к краю крыши. Воротницу снесло, и теперь чтобы слезть - придётся прыгать. Тело Четвёртого изуродовало взрывом, но рядом валялось ещё около десяти тел собак. Возможно больше, но света фонаря не хватало, что бы разглядеть все последствия. Подошёл Конвоир. Затем Тэн. Потом Восьмой, Шестой и Седьмой.

-Простите, парни, но это был единственный выход. – По плечу Конвоира одобрительно похлопал Седьмой. Извинения за гибель своего сослуживца они приняли молча, стоя на краю крыши.

-Командир, мы сейчас в относительной безопасности. Может перекусим, да и на боковую? До утра ещё семь часов. Каждому по часу дежурства. – Некоторое время спустя внёс предложение Восьмой и осмотрел всех с надеждой на одобрение своей идеи.

Алтай осмотрел всех, получил от каждого утвердительный кивок и дал команду к приёму пищи. За едой распределили время дежурства. Последнюю вахту взял сам майор. Он подложил мешок под голову и закрыл глаза. Перед глазами стояли лица Второго, Девятого, Третьего, Пятого и Четвёртого. Но вскоре пришёл и сон.

Разбудил его Тэн. Сказал что всё спокойно, хотя время от времени, где то рядом проходит одна собака. Сказал, что стрелять он не стал, чтобы не будить. Алтай принял доклад, потянулся, растёр руками лицо и отправил часового досыпать. Уже начиналось утро и уже стали видны соседние строения. Майор поднялся и прошёлся по периметру крыши. Он остановился со стороны ворот. Там по-прежнему лежали останки Четвёртого, но количество погибших собак немного удивило. Их было не десять, и даже не двадцать. Алтай несколько раз пересчитывал, думая, что он просто ошибался и некоторых посчитал несколько раз. Но число трупов собак всегда переваливало за пятьдесят.  «Интересно, что за гранату бросил Конвоир?» - но ответ пришёл некоторое время спустя, когда в Зоне стало немного светлее. Судя по воронкам, военстал одновременно метнул три «лимонки». Теперь понятно от чего был такой звон в ушах.

Майор вернулся к своему мешку и сел, подогнув ноги под себя таким образом, чтобы можно было легко и быстро встать на ноги. Он извлёк из кармана ПДА. На экране моргал значок «конвертик». Пришло новое сообщение. Алтай открыл и прочитал: «Принято. Белые завтра. Груз не распаковывать». Он переключил ПДА в режим сканера. На экране сразу отразилось шесть точек. Он уже хотел выключить прибор, но на экране на долу секунды моргнула ещё одна точка. Алтай насторожился. Судя по отдалённости, и тому, что точка всего лишь на миг попала в радиус сканирования, субъект находился на севере, метрах в трёхстах. Майор поднялся, взял у спящего Шестого его СВД и присел на краю крыши.

Он долго высматривал хоть какое-то движение в предполагаемом месте появления неопознанного субъекта. Но ничего не было. И он уже начал думать, что это просто какая-то зверюга, пробегая мимо попала под сканер, как вдруг ПДА пискнул несколько раз, сигнализируя о присутствии живого существа. Майор достал прибор и включил. Совсем не далеко, метрах в пятидесяти теперь находилась ещё одна точка. Он отложил прибор рядом на крышу и вскинул винтовку, припадая глазом к окуляру оптического прицела. Он сразу нашёл цель. Это была собака. Гораздо больше, чем те, чьи тела валялись рядом. Мордой и экстерьером она больше походила на овчарку, только раза в два больше. И вся белая. Даже не белая, а седая. Рассматривая её, Алтай отметил, что у этой есть глаза, и что самое удивительное, она смотрит прямо на него.

Псина сидела неподвижно и, не мигая, смотрела на майора. Она словно гипнотизировала человека. Алтай несколько раз отстранялся от прицела, что бы посмотреть на собаку обеими глазами. Его что-то беспокоило, но он никак не мог понять что именно. В очередной раз, прильнув к окуляру ПСО-1, он всмотрелся в собаку. Стараясь не упустить ничего из виду, он внимательно изучал её. Наконец его внимание привлёк странный блеск на шее у псины. Он всмотрелся, приблизив вид на максимально возможный. Это была круглая медаль-медальон на ошейнике. От удивления Алтай чуть не выронил винтовку:

-Этого просто не может быть… - От осознания невозможного у майора отвисла челюсть.

Звук раздвигаемых штор разбудил раньше, чем голос отца.

-Дима, Димасик, подъём. Давай-давай. Поднимайся. Или ты забыл, куда мы сегодня едем?

Отец стянул одеяло с сына и погладил по груди. Мальчик потянулся и открыл глаза.

-Пап, а это правда, что овчарки очень умные собаки? – В очередной раз спросил Дима у отца, вставая и одеваясь к завтраку.

-Любая собака умная. Всё зависит от владельца. Как ты её воспитаешь, чему научишь… - В очередной раз ответил отец, выходя из комнаты. – Поторопись, а то опоздаем на автобус до Киева.

Уже в обед отец с сыном, держась за руки, звонили в незнакомую квартиру. Открыла незнакомая женщина и тут же в приоткрытую дверь высунулась собачья морда. Дима сначала испугался и спрятался за спиной папы, но когда хозяйка пригласила их внутрь, а собака сначала обнюхала и облизала его, он перестал бояться. Как оказалось, собака, встретившая их в дверях, была не единственная. Вторая собака спала в комнате, а вокруг её спало пять щенков. Обе собаки были овчарками. Эту породу Дима знал, так как такие собаки были в части, где служил его папа. И именно такую собаку он просил у отца на день рождение, когда ему исполнилось семь лет. И после долгих упрашиваний родители сдались, и папа пообещал, что они вместе съездят и что он сам сможет выбрать себе собаку. И вот, в середине августа он сдержал своё обещание, и они вместе с сыном приехали к владелице двух собак, с которой папа заранее договорился об их визите.

-Ну вот, Димка, выбирай. – Отец вывел сына перед собой и взял его за плечи. Димка осмотрел всех щенков. Они все лежали возле матери.

-А как? – мальчик поднял голову и посмотрел на отца снизу вверх через плечо.

-Ну, не знаю… - Отец задумался и почесал себе затылок.

-А ты мальчик, сердцем, выбирай. – Дала совет хозяйка квартиры.

-А как это, сердцем? – Заинтересованно и на полном серьёзе в очередной раз задал вопрос Дима.

-Хороший вопрос. – На лице женщины возникло выражение задумчивости. – Сердцем, это наверно когда вы схожи, как близнецы, только не внешне, а характером.

-А как же я это узнаю, если они все спят?

-Да, действительно. – Женщина добродушно улыбнулась, подошла к спящей собаке и щенкам, присела и бесцеремонно начала поднимать их по очереди. Разбуженные щенки недовольно заскулили, но когда увидели, что потревожила их хозяйка стали игриво прыгать вокруг её. Некоторые попытались запрыгнуть к ней на колени. Диму развеселило игривое поведение маленьких меховых комочков, и он тоже присел и протянул руку. Но щенки не обращали на него никакого внимания. Для них его словно и не существовало. Дима даже расстроился, что он им не нравится.

Далее случилось нечто невероятное. Из-за спины собаки-матери появилась ещё одна маленькая мордочка. Это был шестой щенок, которого сразу и не заметили. Он перелез прямо через мать и направился прямиком к мальчику, который сидел с протянутой рукой. Щенок безбоязненно приблизился и понюхал пальцы чужака. Потом обошёл вокруг обоих незнакомцев и остановился снова перед мальчиком. Дима протянул руку дальше, в желании погладить щенка. Тот не испугался и даже не отошёл, а позволил себя погладить.

-Пап, давай этого возьмём? – Дима с восторгом в глазах спросил отца.

-Извините, а этот щенок про… - Папа осёкся.- Этого щенка можно взять?

-Да, можно. – Ответила хозяйка. – Хороший выбор. Он родился первым. Как ты его назовёшь? – Уже обращаясь к мальчику, спросила женщина.

-Дружок! – Сразу, даже не задумываясь, ответил Дима.

-Ну, это же простая дворняжка. – Возмутилась хозяйка.

-А как надо? – Спросил расстроенный мальчик.

-Понимаешь, это породистые собаки. Его мама и папа имеют множество медалей с многих выставок. У твоей собаки будет даже паспорт, куда будут внесены имена его родителей и дата его рождения.

-А когда он родился? – С интересом спросил мальчик.

 -Совсем недавно, всего полтора месяца назад. Если быть точнее пятнадцатого июня.

-Папа! – Воскликнул Димка, тем самым напугав щенков. – У меня тоже пятнадцатого июня день рождения!

-Надо же? Какое совпадение. – Всерьёз удивилась таким совпадением хозяйка.

-Вы так и не сказали, как надо его назвать. – Вырвал из состояния задумчивости женщину Дима.

-Ах! Да. Ну, смотри, он родился первым, значит, его имя должно начинаться на букву «А». Его маму зовут «Лора», значит вторая буква «Л». Папу зовут «Треф» - значит, третья буква должна быть «Т». Но последнее время мало кто так поступает. – С досадой посетовала женщина.

-Алтай! Я назову его Алтай! – Радостно воскликнул мальчик, ещё раз напугав бедных щенков, кроме своего избранника. Он по-прежнему сидел рядом, а после выкрика мальчика, радостно завилял хвостом и ещё раз облизал его руку.

-А ему, похоже, нравится. – Заметил поведение щенка отец.

-Впервые вижу такое, хотя занимаюсь собаководством уже много лет… - Снова задумалась женщина.

-Ладно, Димасик, ты пока иди, а нам надо ещё … - Отец снова замялся.

-Нам надо ещё заполнить его паспорт. – Пришла на выручку хозяйка.

Дима поднял на руки Алтая и пошёл к дверям. Перед выходом он обернулся и заметил, как папа отсчитывает несколько купюр из кошелька и передаёт их женщине, а она протягивает ему какую-то книжечку. Он быстро отвернулся и вышел из квартиры на лестничную площадку, где и догнал его отец.

В полном молчании они дошли до автовокзала. Отец оставил сына со щенком на лавке платформы и пошёл покупать билеты. Вскоре он вернулся, и в каждой руке у него было по вафельному стаканчику с мороженым.

-На. И угости своего нового друга. Думаю, он такого ещё не пробовал. – Он уселся рядом и протянул один стаканчик сыну. Но Димка даже не повернулся в его сторону. – Так, и чем же вы не довольны, молодой человек?

-Папа, ты говорил, что друзей не купишь…

-А! Вон оно что. Значит, ты всё видел? – Дима утвердительно кивнул. – Понимаешь, сын, с какой-то точки зрения ты прав. Настоящих друзей не купишь. Но посмотри на это с другой стороны: мы взяли этого щенка у женщины, а заплатили ей за то, что она за ним ухаживала, кормила его, делала ему прививки. Представь, что это была её работа, за которую она получила зарплату. – Отец лизнул мороженое и снова предложил стаканчик сыну. – Ну, что? Согласен с этим? А теперь ты за ним будешь ухаживать, гулять с ним, дрессировать, играть, дружить.

-Пап, а я ведь совсем ничего не знаю про собак. – Димка немного повеселел, после объяснения отца, принял у него мороженое и первым делом дал его полизать щенку.

-Ну, насчёт этого не переживай. У нас есть опытные кинологи. Думаю, они не откажут нам в помощи. – Сказал отец и подмигнул сыну.

Остаток лета до школы Дима каждый день вставал вместе с папой и вместе с Алтаем шёл к нему на службу. Пока отец был занят, сын наблюдал за тем, как тренируют и дрессируют служебных собак. Щенок на удивление попался толковый. Большинство команд он осваивал с первого раза. Опытные военные кинологи дивились на способности щенка. Димке нравилось смотреть за дрессировками собак, особенно ему нравились те занятия, где собаки преследовали и обезвреживали якобы нарушителей.  Первого сентября Димка пошёл в первый класс. Алтай оставался на пол дня совершенно один в квартире. Поначалу Родители боялись, что щенок набедокурит в их отсутствие, но все прогнозы знакомых, ни разу не подтвердились.  Щенок не то что не безобразничал, но даже не лаял, пока хозяев не было дома.

К шести месяцам отроду Алтай превратился в зрелого кобеля. Размерами он превосходил даже своих родителей.  Зимой Алтая запрягали в санки, и он с лёгкостью катал по двору Димку и других дворовых мальчишек и девчонок. Дима и Алтай стали на самом деле настоящими друзьями. Они всюду были вместе. Порой даже засыпали в обнимку на Диминой кровати.

Как то в конце февраля в квартиру Димы позвонили. Было уже довольно поздно и никаких гостей они не ждали. Дверь открыла мама, но и папа и Дима тоже вышли посмотреть на поздних посетителей. В дверях стояли две женщины и ещё несколько мужчин. Женщины плакали и поэтому ничего толком объяснить не смогли. Но один из мужчин пояснил, что пропали их дочки. Ушли гулять ещё днём, да так ещё и не вернулись. Они просили помощи у Димы, а точнее у Алтая. Оставалась надежда, что собака сможет их найти. Отец с Димой оделись быстро и уже через десять минут Алтаю давали нюхать какие-то вещи одной из пропащих девочек.  Он сразу взял след. Он долго плутал сначала по городу, а после вышел и в сторону леса. За собакой последовали только мужчины и, конечно же, Дима. По лесу они прошли ещё несколько километров, прежде чем услышали детский плачь. Алтай быстро вывел людей на поляну где, прижавшись друг к другу, сидели две девочки и громко плакали. Двое мужчин отделились от основной группы и побежали к девочкам. Это были их папы.

Несколько дней спустя в квартиру Димы снова позвонили. Это пришли обе семьи девочек, которых нашёл Алтай. Папа одной из девочек протянул Диме  самодельную медаль, на которой была аккуратная гравировка: «Спасибо за спасение дочки»,  а на оборотной стороне была написана кличка «Алтай». На медальке была приделана металлическая петелька для крепления на ошейник, куда её сразу Дима и повесил. После этого Дима ходил по городу гордым за своего Алтая.

Беда пришла нежданно в середине апреля. В город приехала колонна автобусов, в которые рассаживали всех жителей и увозили в неизвестном направлении.

-Нет. С собаками нельзя. – Резко сказал военный, руководящий посадкой.

-Сержант, это не просто собака, это член семьи. – Ответил военному отец.

-Товарищ капитан, извините, но приказ «без животных». – Ответил военный.

-Сержант, ну будь ты человеком, сделай вид, что не заметил, как собака проскочила.

-Товарищ капитан, не могу. Сами понимаете – приказ. Да и дальше будет ещё один КПП. Там её точно выкинут из автобуса.

Отец повернулся к семье. Он сразу заметил, что супруга еле сдерживает слёзы. Рядом стояли сын и Алтай. Он присел перед сыном.

-Дима, сынок, говорят, что с собаками нельзя.

-Тогда я останусь с ним. – Мальчик обхватил собаку за шею. Папа ожидал такого ответа и только покачал головой.

-Пойми сынок, даже если мы его возьмём с собой, его всё равно у нас заберут. – У отца у самого уже начали наворачиваться слёзы. – А тебе здесь всё равно никто не позволит остаться.

Но вместо ответа мальчик сорвался с места и побежал прочь, подальше от автобусов, держа собаку за ошейник. Он бежал, а слёзы катились крупными каплями. Через несколько метров его догнал отец и подхватил на руки. Но Дима так и не выпустил из руки ошейника. К ним подбежал сержант и, разжав пальцы мальчика, удерживал  Алтая. Отец понёс  сына на руках в автобус, а мальчик продолжал плакать, вырываться и звать своего друга.

-Пусти! Пусти! Алтай! Ненавижу тебя! Пусти! Алтай, ко мне! – Кричал сквозь слёзы Димка, но собака не подбежала. Её крепко держал военный, хотя она и пыталась вырваться. Отец вошёл в салон,  двери закрылись и автобус тронулся, пристраиваясь в колонну. Тольку внутри он отпустил сына. Димка бросился в конец салона и вжался в заднее стекло. – Алтай! Алтай!  - Продолжал звать на весь автобус. Он не видел, но все, кто ехали с ним, тоже плакали. Даже мужчины.

Когда сержант посчитал, что автобус отъехал на порядочное расстояние он ослабил хватку, отпуская собаку. Но она только этого и ждала. Алтай рванул с места и бросился в погоню. Несколько солдат пытались его перехватить, но попытки были тщетны.  Овчарка ловко прошмыгнула мимо   и пустилась за колонной, громко лая. Лай собаки заставил пассажиров прильнуть к окнам, а дети показывали на бегущую собаку пальчиками.  Димка, Всё ещё смотрящий в заднее стекло увидал бегущего Алтая.

-Папка, папка! Это Алтай! Он нас догнал! Он не бросил меня! – Радостно закричал мальчик и все пассажиры стали оглядываться, стараясь разглядеть собаку. Но тут гул мотора автобуса рассёк звук выстрелов автомата.

-Не-е-е-ет! – Димка барабанил кулаками по стеклу. Он видел, как его собаку какая-то невидимая сила толкнула в бок и он, упав на землю, несколько раз кувыркнулся и замер.

Отец  отдёрнул сына от окна и с силой прижал к себе. Димка плакал и отец плакал. И весь автобус плакал. А колонна всё дальше удалялась от неподвижного тела собаки на обочине.

-Пап, они ведь его убили? – успокоившись и взглянув в покрасневшие глаза отца, спросил Димка. Отец только покивал головой. – Я больше никогда в жизни не заведу ни одного друга. – Шмыгнув носом и вытерев глаза рукавом, сказал Димка. Его глаза горели яростью.

-Почему? – Удивлённо спросил отец.

-Это больно. Это очень больно терять друзей. – Произнёс мальчик и обнял отца. Он уже не плакал. Слёзы словно выключили. Это был последний раз, когда Дима плакал.

-Этого не может быть… - Произнёс ещё раз майор и снова поднял винтовку и взглянул в прицел. Собака по-прежнему сидела на том же месте. Он отложил оружие, оглянулся на остатки отряда. Все ещё спали. Тогда он, ухватившись за край крыши, свесил ноги вниз и плавно опустился на вытянутые руки, а затем спрыгнул. Приземлился он не удачно, подвернул ногу на обломке кирпича. Поднявшись, майор хромая пошёл к собаке. Та сидела спокойно на том же месте. Лишь когда майор приблизился к ней на расстояние метров трёх, она поднялась на все четыре лапы и развернула уши в его сторону. Она принюхивалась. Дмитрий видел движения её носа. Приставными шажками он приблизился к собаке вплотную, так что её морда ткнулась ему в брючину. Он присел. Первым делом он нащупал медаль на груди и всмотрелся. С одной стороны надпись читалась с трудом, а вот с другой он чётко различил «Алтай». 

-Здравствуй, Друг. – Прошептал Дмитрий и потрепал Алтая по шее. Собака подняла правую лапу и положила ему на левое плечо. Только сейчас он заметил, что его друг слеп. Нет, глаза были, он не был одним из слепышей, но они были белые с небольшим перламутровым оттенком. Дмитрий заплакал. Первый раз за последние тридцать лет. Он обнял собаку и прижал её к себе, а она положила голову на его плечо. Так они и сидели два старых друга, которые не виделись очень давно.

Вдруг Алтай зарычал и Дмитрий отстранился. «Что случилось?» - как бы спрашивая, он посмотрел в его глаза. И он ему вроде даже ответил, потому что в следующую секунду майор повернулся и посмотрел на крышу будки. На ней стояло пять человек, четверо из которых прицеливались в их сторону. Майор передвинулся, закрывая собаку своим телом.

-Не дури, майор! Отойди от псины! – Прокричал Конвоир.

-Нет, военстал, второй раз я этого не сделаю! – Выкрикнул Дмитрий. И ему было плевать, что проводник не понимает его. Ему важно было, что его понимает Алтай.

-Тогда мы будем вынуждены открыть огонь по вам обоим. – Ответил Конвоир. После этих слов подчинённые майора стали переглядываться. Убийство командира никак не входило в их планы.

-Если тебе от этого будет легче – стреляй. – Ответил майор. Но выстрелов не последовало. Спустя пару минут паузы Дмитрий выкрикнул. – Эй, проводник, выведи моих солдат. Они пропадут без тебя.

-А как же ты? – Изумился такой просьбе Конвоир.

-Я остаюсь в Зоне. – Ответил майор.

-Командир! – Выкрикнул Тэн, - а что нам писать в рапортах?

-Пишите, что забрала Зона! – Выкрикнул Дмитрий напоследок.

Он поднялся, помахал бывшим товарищам рукой и они вместе с Алтаем побрели в Зону. Им в спину смотрели пятеро, кто пережил ночь в Зоне.

-Конвоир, а что нам теперь делать? – Обратился к проводнику Восьмой.

-Ну, задание вы выполнили. Оборудование для учёных доставлено. Тэн, – военстал обратился к водителю, - ЗИЛ на ходу?

-Обижаешь. У меня техника всегда на ходу.

-Ну, тогда слушай мою команду: грузимся и … - Конвоир ещё раз посмотрел на удаляющегося майора с собакой. Ему не понятен был поступок Алтая, но он его не осуждал. В Зоне часто творятся дела, не поддающиеся логичному объяснению.  - И валим отсюда побыстрее и подальше. 


Добрая кошка и коту приятна

#15
kapa

kapa

    Бывалый

  • Не в сети
  • Проверенные

<- Информация ->
  • Регистрация:
    12-December 13
  • 98 Cообщений
  • Пропуск №: 9761


Репутация: 243 Постов: 98
  • Страна проживания:Россия
  • Реальное имя:Сергей
  • Пол:Мужчина
  • Город:Буй, Рыбинск

Поступок

По грунтовке, поднимая пыль, громко и необычно жужжа двигателем можно сказать «летел» ушастый Запорожец. Необычный звук движка задолго до появления самого автомобиля привлёк внимание караульного на оборудованной и укреплённой крыше КПП. Взглянув в бинокль, направив его на то место, где дорога выходила из леса на чистое пространство он ещё минуту ждал появления зелёного чуда. Машина не сбавляя скорости мчалась в сторону охраняемого пропускного пункта. О беспрепятственном проезде не могло быть и речи, но что-то обеспокоило караульного, и он громко крикнул с крыши:

- Товарищ майор, докладываю о приближении подозрительного автомобиля. Жду дальнейших распоряжений.

- Что там такое, Сидоренко? – Из душного КПП вышел пузатенький майор, застёгивая китель на ходу.

- Зелёный «жопер» только что из леса выехал и едет в нашу сторону. – Прокомментировал караульный, - минут через пять пересечёт запретную зону.

Майор выслушал доклад, вернулся в здание и вышел с автоматом в руке. Подошёл к воротам и стал смотреть сквозь узор из сваренной арматуры на клубы пыли поднимаемые с грунтовки нежданным и нежелательным транспортом.

- Крапивин!

- Я, товарищ майор! – Отозвался ещё один боец.

- Включика матюгальник.

Боец скрылся и секундой спустя из громкоговорителя вся округа огласилась хорошо поставленным голосом.

- Внимание! Вы находитесь возле охраняемого периметра зоны экологического бедствия. Незаконное пересечение периметра влечёт за собой уголовную ответственность. Служба Безопасности Украины призывает к сотрудничеству всех добропорядочных и сознательных граждан. Докладывайте нам о всех известных вам случаях сталкерства. Только с вашей помощью мы сможем искоренить это уродливое явление…

Запись продолжалась дальше, но на КПП её уже никто не слушал. Весь личный состав приник к бойницам и щелям, и наблюдал за странным Запорожцем, который стремительно приближался, не сбавляя скорости.

- Товарищ майор, он в зоне поражения – дать предупредительную очередь? – Спросил Сидоренко перегибаясь через парапет крыши.

- Подожди. – Ответил майор, показывая жестом ладонь караульному. Автомат в другой руке даже не дёрнулся. Напротив, майор приоткрыл створку ворот и вышел за КПП навстречу приближающемуся автомобилю. Он прошёл метров десять и остановился, демонстративно закинув автомат в руке на плечо.

Зелёный «ушастый» не доехал до служивого метров пять, резко затормозил и утонул в клубах пыли. Спустя пару минут пыль осела, но из автомобиля так никто и не появился. От такого нахальства правая бровь майора полезла на лоб. Подождав ещё некоторое время майор снизошёл до неприсущей до него снисходительности и сам двинулся к машине. Подойдя вплотную к дверце водителя, он заправским движением гаишника постучал в стекло. Вопреки его ожиданиям стекло не опустилось, а распахнулась дверца, которая заставила майора немного отпрянуть в сторону. Это его разозлило, но то, что он в следующее мгновение увидел, заставило его удивиться по-настоящему. Даже рука, державшая на плече автомат, безвольно опустилась, но не выпустила оружие. За рулём сидел мужчина лет 40 на вид, довольно крепкого телосложения, но… без обеих ног. Майору за время службы довелось видеть всяких желающих преодолеть периметр Зоны, но такое он видел впервые.

В полном молчании они смотрели друг на друга казалось целую вечность - калека на располневшего служивого, а майор на безногого чудака. Молчание прервал водитель зелёного Запорожца.

- Майор, автоматик не продашь?

- Чего? – Не понял майор, и даже слегка поперхнулся от неожиданного вопроса.

- Я говорю автоматик не продашь и желательно пять-шесть полных магазинов. Ведь наверняка конфискат неучтённый имеется. – Продолжил ошарашивать инвалид.

- А тебе зачем? – От растерянности майор задал встречный глупый вопрос.

- М…да… - Как бы раздумывая над правильным ответом, начал калека. – Видишь ли в чём дело, майор, возможно тебе этого не понять, но не могу больше жить вне Зоны. Зовёт она меня, что ли… Всю душу уже вывернула. По ночам только Она и снится. Последнее время даже ноги болят от усталости, а их как ты видишь, у меня нет.

Калека похлопал по культям, которые заканчивались где-то на середине бедра, не спуская взгляда с военного. Тот недоумённо перевёл взгляд на обрубки и снова посмотрел на яркие и в то же время печальные глаза инвалида.

- Ты хочешь за периметр? – Спросил майор и в ответ водитель утвердительно кивнул. – Но ты же там сдохнешь как собака? Здоровые то гибнут кучами.

- Понимаешь, майор, мне уже всё равно. Я могу сейчас газонуть и твои войны нашпигуют мой драндулет свинцом под завязку или ты пропустишь меня с миром, а что будет со мной дальше положишься на милость Зоны. Всё в твоей власти, майор. Моя учесть у тебя в руках. Решай.

У майора в голове шла баталия. Он никак не мог решить, что ему правильнее сделать - пропустить бедолагу в Зону и пусть он сам разбирается со своей жизнью, или остановить его здесь, арестовать, как того требует закон и сдать властям. Скорее всего его вскоре отпустят и тогда он попытается пробраться в Зону снова, но уже не так явно, а как обычно делают это охотники за наживой, разрезая колючую проволоку под покровом ночи. Он переводил взгляд с глаз калеки на его культи и обратно на глаза. Этот инвалид рвётся в Зону явно не за богатым хабаром, а значит он не тот сталкер, которого он должен задерживать. Но если он его пропустит, то формально он нарушает закон. С другой стороны, если он его не пропустит, этот бедолага нажмёт на гашетку и рванёт к воротам, а там его подчинённые согласно инструкции расстреляют драндулет вместе с водителем, и им будет всё равно кто за рулём калека или женщина или кто-либо ещё.

- Решайся, майор. – Выдернул из раздумий водитель Запорожца.

- Хо-ро-шо. – Растягивая слово, как бы ещё решаясь, ответил майор. – Я пойду вперёд, а ты потихоньку за мной. – Майор заметил, что яркие глаза вспыхнули надеждой и это стало ему доказательством, то, что он решил, он решил правильно.

Майор пошёл в сторону ворот, а Запорожец взревел двигателем и медленно покатил за военным. Командир поста жестом приказал отворить ворота, которые незамедлительно открылись, пропуская на территорию КПП его командира и незваного визитёра. Ворота затворились и с десяток стволов тёмными зрачками уставились на старый автомобиль.

- Я так понимаю ты из бывших? – Спросил майор подойдя к дверце водителя. Тот усмехнулся и кивнул. – Какое оружие предпочитаешь?

- Я с АКМом ходил… , а так давай что подешевле. – Честно ответил бывший сталкер.

- Хорошо. – Задумавшись ответил майор и прихлопнул по крыше раритета.

Командир КПП ушёл внутрь здания. Его долго не было, и сталкер-инвалид стал уже беспокоится. Тревожные минуты тянулись одна за другой. Бойцы так и не спустили его с прицела. Обстановку нагнетал хорошо поставленный голос, будоражащий всю округу из громкоговорителя.

- Да выключи ты эту шарманку! – Раздался наконец голос майора, который вышел из помещения КПП.

Боец скрылся в пристройке и вдруг стало тихо. Уши, привыкшие к громкому вещанию, ещё не отошли и поэтому ещё не воспринимали нормальных звуков. Вся округа наполнилась почти мёртвой тишиной. Майор подошёл со стороны пассажира и открыл дверцу.

- Держи. – Он протянул водителю АКМ.

Сталкер протянул руку и крепко взялся за цевьё автомата. Опытный взгляд сразу оценил оружие. Ствол хоть и не новый, но в очень хорошем состоянии. Рядом на сидение майор положил два подсумка с запасными магазинами.

- Оплата в багажнике, забирай. – Сказал сталкер, глядя в глаза военного. Майор подошёл к передку машины и открыл крышку. В багажнике стояло пять ящиков водки, и не какого-то суррогата, а хорошей заводской. Он подозвал к себе одного служивого и что-то негромко ему велел. Тот взял один ящик и отнёс его внутрь КПП, вернулся и взял второй, потом третий. После третьего ящика майор закрыл багажник, но не отошёл от машины. Они смотрели друг на друга сквозь ветровое стекло, два врага – военный и сталкер. Они смотрели друг на друга и каждый думал о чём-то своём. В это время, тот воин, что таскал ящики с водкой появился из помещения КПП и тащил что-то явно тяжёлое. Тяжёлое для него, ибо когда майор принял у него поклажу, он даже не напрягся от массы. Он снова подошёл к пассажирской двери и ловко закинул на заднее сидение два каких-то мешка. Сталкер недоуменно смотрел на военного.

- Возьми, бродяга. Авось пригодится. Нам здесь оно без надобности. Да и поставки постоянные, а у вас с этим делом я знаю дело туго.

- Что здесь? – спросил сталкер, даже не смотря на мешки, а вглядываясь в глаза майора.

- Всё самое необходимое. Десяток армейских аптечек, десяток перевязочных пакетов, сух паёк, консервы, прочая мелочь. Пара цинков с патронами и.. – Майор немного замялся, - я знаю они не очень популярны среди вашей братии, но другого просто нет, уж извини, - Он как бы виновато усмехнулся, - в общем Скат-9М.

- Тебя как звать то, майор?

- Кузнецов. А тебя?

- Пока не знаю. – Сталкер немного задумался. – А там меня звали Лимон.

- Почему Лимон?

- Я водку пить не люблю, - Улыбнулся сталкер, - она для меня кислая, словно лимон кусаю. Физиономия при этом соответствующая, вот и прозвали.

- Понятно. Ну бывай, сталкер без имени, не любящий водку. Надеюсь больше не встретимся. – Попрощался майор, вылезая из салона Запорожца.

- Спасибо тебе, Кузнецов. – Остановил его сталкер, крепко взяв его за запястье левой руки. – Извини меня, если что не так. Но кажется мне, полетит твоя буйная головушка, за твои добрые намерения.

Майор взглянул на сталкера и немного удивился, но не подал вида. На глазах калеки проступили слёзы. Он протянул ему правую ладонь, сталкер выпустил запястье и пожал протянутую руку.

-Бывай, сталкер. - Отрезал майор, захлопнул дверцу и приказал открыть ворота, открывающие путь в Зону.

Мотор Запорожца взревел и автомобиль медленно выкатился за пределы КПП. Позади громко захлопнулись створки ворот.

- Ну, здравствуй, злая, монолит тебя подери. – Произнёс негромко сталкер, включил первую передачу и покатился навстречу судьбе, поднимая позади себя клубы дорожной пыли.

Вслед уезжающему раритету с укреплённой крыши КПП смотрел пока ещё пузатенький майор Кузнецов. Он ещё не знал, что слова безымянного сталкера станут пророческими и что за такое снисхождение его снимут с КПП и отправят на один из постов в Зоне. А Запорожец медленно превращался в точку на горизонте стирая за собой следы пылью из-под своих же колёс.            


Сообщение отредактировал kapa: 15 October 2015 - 19:35

Добрая кошка и коту приятна

#16
kapa

kapa

    Бывалый

  • Не в сети
  • Проверенные

<- Информация ->
  • Регистрация:
    12-December 13
  • 98 Cообщений
  • Пропуск №: 9761


Репутация: 243 Постов: 98
  • Страна проживания:Россия
  • Реальное имя:Сергей
  • Пол:Мужчина
  • Город:Буй, Рыбинск

Здравствуйте, други и прочие бродяги. Сегодняшний рассказ никак не связан с Зоной или сталкерами. Это просто сказка, а точнее сказать первая сказка придуманная мной. А началось всё с того, что дочку в садике озадачили " Придумать сказку и нарисовать её". Итак - сказка:

Новогодняя сказка.

Крупные хлопья снега, медленно кружась, ложились на ветви сосен и елей, укрывая их белым одеялом, на голые кусты, превращая их в избушки невиданных существ и на землю, становясь чистейшим белым ковром. Яркая полная луна озаряла всё это своим холодным белым светом, отчего становилось в ночном лесу ярко, как днём. Было так тихо, что если внимательно прислушаться, то можно было услышать, как поют снежинки, кружась в своём весёлом хороводе. Лес спал. Спали и все прочие лесные обитатели: белки в тёплых дуплах, зайцы, лисы и волки в глубоких норах, а все птицы, оставшиеся и не улетевшие в тёплые края на зимовку, в своих гнёздах. Приближалась полночь.

Но вот подул лёгкий ветерок и сдунул снежную шапку с верхушки самой высокой ели, и пока она падала с ветки на ветку, превратилась в снежный ком, который, упав на землю, не рассыпался, а покатился дальше, вниз по склону пригорка, на котором и росла красавица ель. Он катился всё быстрей и быстрей и становился всё больше и больше. Скатившись с холма, снежный ком выкатился на середину замерзшего лесного озера и закрутился на месте, разбрасывая во все стороны комья снега. За всем этим странным действом молчаливо и пристально наблюдал старый ворон. Наверно он был единственным, кто не спал в эту ночь. Возможно, его мучила бессонница, как и других стариков, но, по правде сказать, он специально сидел на этой ветке с самого вечера и ждал. И похоже, что он дождался своего часа, ибо когда ком, наконец, остановился, то на льду уже не было бесформенного снежного шара, а стоял старец с длинной белой бородой, в длинном белом тулупе и в белой меховой шапке.

- Ну наконец то, - ворчливо прохрипел ворон, расправил свои огромные крылья и плавно спланировал к старцу на плечо. – Я уже почти замёрз, пока тебя ждал. Вон смотри, лапки совсем не гнутся.

-Здравствуй, Тимофей, и я рад тебя снова видеть! – Улыбаясь от радости встречи со старым другом, ответил старец, совсем не обращая внимания на ворчливое настроение старого ворона. – Что нового произошло, пока меня не было?

-Да ничего нового, все, как и всегда. – Всё так же ворчливо поведал Тимофей.

-А что внучка моя, Снегурочка? Где она? Не молчи, старый друг, отвечай! – Старец встрепенулся и заозирался по сторонам, будто высматривал кого среди деревьев.

-Э-эх… - Глубоко вздохнул ворон.

-Что? – Встревожено спросил старец. – Что с ней? Говори, не медли!

-Да что говорить то… - Не зная как начать рассказ, ворон грустно вздохнул, и с его глаз покатились слёзы, которые на морозе сразу превращались в ледяные капельки и со звоном падали на лёд озера. – Растаяла наша красавица! Обернулась облачком, а потом пролилась тёплым дождиком и схоронилась вот в этом самом озере.

- Ай-яй-яй! Да как же это могло случиться то? – Запричитал старец и в расстройстве закачал головой.

- Дак девчонки то деревенские устроили попрыгушки через костёр, ну и наша стрекоза возьми и сигани за ними в след. Да только позабыла она, что из снега рождена, вот и сгинула почём зря. – Тимофей уже вовсю рыдал.

-Да, нехорошо получилось, только чего горевать то? – Старец повеселел и засмеялся, отчего старый ворон вспорхнул с его плеча и отлетел снова на ветку ели.

-Ты что, старый, совсем чувств лишился? Али тебе не жалко внучки своей? – От негодования Тимофей захрипел ещё сильней и было не понятно, то ли он говорит, толи каркает.

-Да полно, полно, друже, угомонись. Как же мне не жалко? Ещё как жалко, да только что переживать то по-пустому? А ну ка, где мой посох морозильный?

Старец поднял вверх правую руку и притопнул по льду ногой. В тот же миг в небе блеснула ярко одна звездочка, и полетели вниз. По пути к ней присоединялись другие звёздочки, и теперь казалось, что по ночному небу летит стрела, ярко горя и переливаясь в лунном свете. Прошло еще несколько секунд, и в руку старца опустился хрустальный посох, весь украшенный витиеватыми узорами, а венчала его алмазная звезда.

Взявшись двумя руками за посох, старец стал вырисовывать на льду окружность и что-то бормотать себе в бороду. Спустя некоторое время на середине озера образовалась круглая широкая прорубь, а из неё маленькими фонтанчиками стала выплёскиваться вода. Замерзая на морозе, вода стала превращаться в огромную сосульку, растущую из озера. И вот когда её высота достигла роста самого старца, он перестал выводить круги посохом и подошёл к сосульке. Он подул на нее, и сосулька стала таять. Капелька за капелькой вода тонкими струйками стекала снова в озеро, но она не вся таяла. Словно искусный мастер вырезает из дерева фигурку, вода вытачивала в сосульке очертания головы, лица, плеч, рук и, в конце концов, на льду озера вместо бесформенной сосульки оказалась девушка, но не живая, а ледяная. Тогда старец взмахнул своим посохом и снег, лежавший на берегах озера, закружился, заискрился в лунном свете и окутал собой ледяную фигуру. Он взмахнул посохом снова и поднявшийся ветер смёл лишний снег, оставив после себя стоящую на льду девушку, одетую в белый соболий полушубок с муфточкой. На ногах сапожки белые с хрустальными пряжками, а на голове венец переливается самоцветами.

-Снегурочка, внученька. – Тихо позвал старец. Девушка открыла глаза, словно от долгого сна, и, увидев перед собой дедушку, бросилась к нему в объятия.

- Здравствуй, дедушка! Как же я по тебе соскучилась. – Она прижалась к его груди, а он ласково гладил её по волосам, отчего они всё ярче сияли в лунном свете.

-Кхе-кхе. – Кашлянул сидящий на ветке ворон Тимофей. – Я несказанно рад, что всё так обернулось, но может не стоит забывать, какая сегодня ночь?

-А какая сегодня ночь, Дедушка Мороз? – Спросила Снегурочка у старца.

-Внученька, ты что? Шутишь, али притворяешься? – Дед Мороз недоумённо смотрел на внучку.

-Вот, молодёжь пошла, Ничего не помнят! – Засмеялся на ветке Тимофей. – Сегодня ж канун Нового Года!

- Дедушка, а где же твои сани? На чём же ты подарки повезёшь? – Обеспокоенно спросила Снегурочка у Дедушки.

- Ох, дурья моя голова! Про сани то я и забыл.

-Всё-то мне за тебя думать надо. – Снова прокаркал с ветки ворон. – Не переживай, Мороз, здесь твои сани и кони вороные. Только свистни и примчатся.

-Ай, спасибо, тебе Тимофей. Низко кланяюсь. – И Дед Мороз вместе со Снегурочкой поклонились старому ворону.

Дед Мороз по-молодецки залихватски свистнул, и ночную тишину леса пронзило бодрое ржание скакунов. По ночному лесу без дороги мчалась тройка белых лошадей, запряжённых в резные сани. Вздымая снег, который клубился позади, она выскочила на пригорок и спустилась вниз на лёд озера, где их поджидал Дед Мороз со Снегурочкой.

-Здравствуйте, мои вороные, здравствуйте други мои добрые. – Здоровался с каждым конём старец. – Готовы ли вы послужить делу доброму? – На что кони кивали и били копытом в лёд. – Ну, что? Тогда в путь?

-В путь, дедушка! – Подтвердила Снегурочка и запрыгнула в сани.

Следом поднялся и Дед Мороз. Уселся, взял вожжи, и уже собрался было пустит коней вскачь, но остановился.

-Тимофей, лети-ка сюда. – Сказал он ворону, и когда тот подлетел и уселся на сани, продолжил. – Прости меня, старый друг. Совсем я на старости лет память то потерял. Про друга то старого чуть было не забыл. Вот тебе и твоим птенцам подарки от Деда Мороза на Новый Год и в благодарность за дружбу твою верную и за службу бескорыстную.

Дед мороз достал из мешка несколько мешочков с подарками и вложил их в клюв ворону. Он не знал, что в них лежит, но знал, что они обязательно понравятся маленьким воронятам. Старый ворон в благодарность кивнул, взмахнул огромными крылами и улетел глубоко в лес, а Снегурочка долго махала ему вслед рукой, пока он не скрылся за верхушками деревьев.

-Но! Залётные! – Крикнул Дед Мороз и кони понеслись по белому ковру снега. На вершине холма они оторвались от земли и поскакали по небу, унося Деда Мороза и внучку его Снегурочку туда, где их ждут дети и те, кто до сих пор верит в Новогоднюю сказку и чудеса, которые творятся в эту сказочную ночь.


Сообщение отредактировал kapa: 18 January 2016 - 10:25

Добрая кошка и коту приятна

#17
kapa

kapa

    Бывалый

  • Не в сети
  • Проверенные

<- Информация ->
  • Регистрация:
    12-December 13
  • 98 Cообщений
  • Пропуск №: 9761


Репутация: 243 Постов: 98
  • Страна проживания:Россия
  • Реальное имя:Сергей
  • Пол:Мужчина
  • Город:Буй, Рыбинск

Здравствуйте други. Ещё в апреле на сайте "Бар-Реактор" Сашка ФОТОГРАФ создал тему конкурс посвящённую 30летней године трагедии на ЧАЭС. Я сразу согласился и даже начал писать, но что-то тогда мысля не шла абсолютно, да и ошеломляющие стихи братьев просто реально выбили из калеи. Но я не закинул начатое , а потихоньку, почти что строчка в день продолжал вымучивать и вот на днях вроде как закончил. Не судите строго.

Костры Зоны

Костры Зоны.

Шли трое сталкеров по Зоне поздно ночью.
Лишь свет луны да отблеск звёзд им освещали путь.
Но этот слабый свет проигрывал тьме в клочья,
Да и усталость им шептала «надо отдохнуть».
В ночной тиши толи почудилось, толь показалось,
Костёр мелькнул среди деревьев и кустов.
И обменявшись взглядами, поразмыслив малость
К огню шагнули, не отнимая пальцев от курков.
Костёр был слаб, но с каждым шагом разгорался
И становился ближе, ярче и светлей.
Он словно феникс заново рождался,
Даря надежду, веру для людей.
Лишь подойдя вплотную парни увидали,
Что старый дед в угольях палкой ворошит.
Он безоружен был, ну и они оружие убрали
Ведь одинокий дед троих не устрашит.
-Привет старик, позволь к огню, погреться?
А мы уж как-нибудь отблагодарим тебя.
-Да ладно, вам троим там в темноте тереться,
Садитесь, коль пришли, костёр не для одного меня.
Стянув мешки и автоматы с плеч они расселись.
Старик смотрел на них, они на старика.
Лицо в морщинах, с бородой. Глаза блестели,
Но взгляд был цепким, хоть смотрел не свысока.
-Послушай, дед, ты бродишь тут давно? -
Достав бутылку водки из мешка старшой спросил.
-Да как сказать... – ответил дед, взглянув на пацанов,
-Уж тридцать лет, считай. Почти что старожил.
Все трое как сидели замерли на месте.
Ведь получалось, что старик здесь с самого начала
И должен был им быть не безызвестен,
Но только внешность вся его не вспоминалась.
- Послушай дед, а как зовут тебя, ведь имя есть?
Спросил тогда второй, что был моложе всех.
- А то, без имени нельзя, Матвеичем все кличут здесь.
Ходить без имени по Зоне страшный грех.
- Тогда скажи на милость, как вышло так
Что про тебя мы не слыхали ни баек, ни рассказов?
Про старожил, войди в любой кабак
Наслушаешься вдоволь брехни и прочих сказок.
Возьми того ж Семецкого, он помирал мильёны раз
И даже говорят, что видели его из многих единицы.
- И вы из их числа, он вас троих однажды спас. -
Сказал старик, заставив троицу реально удивиться.
-Вы помните тот день, когда ещё совсем зелёными
Решились вы в глубь Зоны на подвиги отправиться?
А помните вы сталкера пред вами в прах испепелённого?
Он в жарку влез, чтоб вам в неё не вляпаться.
Спасает души тех, кто чист ещё в мышлениях своих.
Приходит он на помощь, когда уже нет сил бороться.
За сталкеров, ещё зелёных, не опытных и молодых,
Он в аномалию войдёт, или на мине подорвётся.
Такой удел, спасать людей ценой своею жизни
Он выбрал вместо бренных богатства или славы.
И Монолит в душе увидел, что помысел безукоризнен,
И даровал ему бессмертность, другим во благо.
Дед замолчал, он снова палкой угли поправлял
И пламя вновь без дров заполыхало.
И свет костра, он словно внутрь проникал,
А всё нечистое оттуда выползало.
- Есть множество других легенд и кроме Юры,
И вот одна из них сейчас вам греет душу.
Костёр сей - памятник, своеобразная скульптура
Тому, кто здесь погиб, когда четвёртый был разрушен.
Вот свет огня - то есть души чистейшие мотивы,
А жар его – то сердца жар, подобно домне.
Ни дождь стеной, ни ветра бурные порывы
Не смогут затушить костёр пока мы будем помнить.
Старик умолк, вздохнул и снова палкой угли взворошил.
Один из сталкеров разлил по кружкам поровну остатки.
- Скажи, отец, кто у тебя лежит здесь, кого ты схоронил?
- Сынка свово. – И деда поразила сталкера догадка.
- Тогда давай помянем всех, чьи души нам тепло дают,
Чей жар сердец нам выжить в Зоне помогает. –
Парни поднялись, и так стояли несколько минут,
Потом отпив всего глоток остатки в пламя выливают.
Огонь возрос до их голов и словно каждого обнял.
Он полыхал так ярко, но жар его людей не обжигал.
Старик сидел и молча наблюдал. Он точно знал,
Что этих трёх парней счастливый ждёт финал.
Теперь, когда они познали одну из тайн Зоны,
Теперь, когда они окрещены одним огнём,
Их души и сердца не будут столь ожесточённы,
А разум их не будет корыстью сломлён.
С утра они простились и дальше по маршруту.
Они шагали молча, и каждый думал о чём-то о своём.
А у костра сидел старик в фуфайку старую укутан
И парень в форме с красными погонами и в званье рядовой.

Добрая кошка и коту приятна




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 members, 0 guests, 0 anonymous users

яндекс.метрика
Button automatically alert search engines 31x31 WHOIS.UANIC.NAME - Identify traffic by Google

реклама на сайте подключена