Перейти к содержимому

       Торент трекер от http://stalker-worlds.ru        Хранилище сайта http://stalker-worlds.ru        Онлайн Сталкер Канал Унесенные Сталкером Присоединяйся к нашему сообществу на facebook Вступай в нашу группу в контакте


Добро пожаловать к нам на сайт! Про Ваш статус и права можно прочитать в Этой теме

Для просмотра картинок и скачивания файлов с форума - пройдите регистрацию!   Проблемы с регистрацией - вам сюда


Фотография

"Чёрный Сталкер - Наследие" или "Исполнитель Желаний - Постскриптум".

чёрный сталкер исполнитель желаний книги п S.T.A.L.K.E.R

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 2

#1
asmodey7_77

asmodey7_77

    Новичок

  • Не в сети
  • Неактивированные

<- Информация ->
  • PipPip
  • Регистрация:
    10-January 11
  • 30 Cообщений
  • Пропуск №: 3571


Репутация: 5
  • Пол:Мужчина

Вместо пролога:

  Данный текст расчитан на читателя уже знакомого с "Книжной Зоной". Пока, в готовом виде, есть около 6-7% от задуманного.

 Конструктивная критика, предложения, впечатления - приветствуются. (пишите в ЛС)

 

ПРЕДИСЛОВИЕ:

 

 НЕТ СВЕТА, СПОСОБНОГО ПРОНЗИТЬ ВСЮ ТЬМУ.

НЕТ ТЬМЫ, СПОСОБНОЙ ПОГЛОТИТЬ ВЕСЬ СВЕТ.

ВСЕГДА ЕСТЬ ВАРИАНТЫ.

     

Читать произведение

       Сразу за периметром, буквально в паре  сотен метров от демаркационной линии, меня всегда посещает одно и то же чувство, будто сегодня не мой день. Каждый раз собираюсь расспросить вольных бродяг, но каждый раз облом  - что-нибудь да случается. Причём всегда ситуёвина так повернётся, что вопросами баловаться становится либо некогда, либо уже незачем.

Знаете, каждый пересекает периметр по-своему. Одни, по наводке, и, между прочим, за очень приличные бабки, проходят прямо через КПП, другие перед рассветом прорываются через кое-как охраняемый участок Украинского, Российского или Белорусского контингента, третьи, как я, просачиваются через участок, контролируемый сводным дивизионом натовских миротворцев. Натовцы, в отличие от братьев славян, не палят в белый свет по каждому  шороху в кустах, потому как с боеприпасами у них строго - пальнул, будь добр, напиши в рапорте, зачем и в кого. А вот Россияне и Украинцы без счёта расходуют целые цинки патронов, списанные ещё лет 10 назад. Как-то помнится, чёрт дёрнул пройти через их позиции, так два часа прикидывался мёртвым, мордой в землю, посреди минного поля сразу за колючкой. Здесь конечно не север, нет автоматизированных систем уничтожающих всё, что шевелится в радиусе поражения, но и без этого проблем хватает. Знаете, как чувствует себя тот, кого засветло прижали на минном поле огнём из КПВТ? Когда тяжёлые, бронебойные вперемешку с трассирующими пули, с характерным мерзко шипящим посвистом, проносятся прямо над головой и выбивают целые фонтаны земли из противоположного склона овражка? Очень неуютное ощущение, уж поверьте на слово. Хорошо хоть снаряга не подвела. Для любого тепловизора, я был частью пейзажа, но именно тогда, в моей пышной шевелюре появились первые седины.

Так вот, о периметре, это только новичкам кажется, будто проскочить в Зону просто. Знали бы эти юнцы, сколько матёрых ходоков, за всё рассчитались с жизнью за прорыв внутрь, и вдвое больше за прорыв наружу. Зона ведь не каждого отпускает. Иногда она напоминает ревнивую любовницу, которая ну никак не желает отпускать к жене. Любой ценой. Иногда эта цена возрастает до цены жизни. А иногда гонит так, как ребёнка из комнаты, где пьянствуют взрослые. Не успел просочиться за периметр, а обстоятельства так повернутся, что сразу заворачивай оглобли и чеши назад в бар, пока цел. Кроме того, через Украинцев проскакивать - двойной риск. Помните про статьи о дедовщине в армии? Скажем,  забухают деды на стрелковой точке, куда не каждый офицер (их, кстати, иначе как «Шакалами», солдаты срочники не называют) с проверкой сунется, а потом давай на спор проверять, через сколько лент ствол пулемёта поведёт. А ты в этот момент старательно прикидываешься ветошью метрах в семи, и искренне желаешь старослужащим того же, чего и они себе – поскорее нажраться до зелёных соплей в носу. И не дай бог тебе в этот ответственный момент чихнуть!

Вот так и сейчас, натовский участок почти проскочил, да вертушка не ко времени случилась. Годный только под списание, буквально на ладан дышащий, морально устаревший «Апач», завис почти прямо надомной. Эх, вот она какая, Сталкерская камасутра! Я, значит внизу, на спине лежу, а эта дурында сверху, вроде как примеряется. И в голове моей бедной, одна единственная мысль – это не за мной! Слева туша Припять кабана смердит, а справа – Зона матушка - кормилица. Я, значит, аккурат посредине застрял. Если с блокпоста шмальнут - кабан, Зона ему пухом, прикроет, а из Зоны разве что очень голодные мародёры стрелять станут. Вертушка – зараза, как приклеилась к небу, почти над головой висит, совсем низко, на уровне этажа третьего. И смрадом керосиновым дышит, будто зверь новый в Зоне завёлся. А я как раз на спине лежу и вижу, как пилоты в кокпите шевелятся на фоне боевой подсветки приборной панели. Да подвески НУРСов на пилоне в свете Луны сверкают. Растудыть твою матрёшку! Ну, надо же так вляпаться! Всего - то 4 часа после выброса, а вояки уже жестянку в небо подняли. Здесь над Кордоном им летать не стрёмно, аномалий нет, а вот гон, через три - четыре часа сюда доберётся. И тогда всё – трубите в горны, бейте в барабаны, не станет на этой земле расчудесного парня с залихватским прозвищем ”Роджер”. Лежу, я, значит, глядя на пилотов, и не то, что дышать – моргнуть боязно. Ну, чего вы, придурки, тут зависли? Неужели не видно, это не сталкер, а зомби дохлый валяется. Мотайте отсюда, нет тут ничего интересного. Проваливайте, господа хорошие, проваливайте!

 Эх, всё-таки бывает и на сталкерской улице праздник! Где-то за головой, километрах в двух, дважды охнул миномёт, а в тон ему грозно залаял пулемёт, не жалея патронов. Вертолёт прибавил оборотов, и, приподнявшись метров на 20, заспешил к месту стычки. Скорее всего, первая волна мутантов уже подобралась к периметру. Теперь доблестным воякам будет, чем занять ближайшие часы досуга, даже пилот вертушки не обратит на меня своего драгоценного внимания. На кой ему сталкер, когда к охраняемому периметру Зона пригнала волну мутантов?

Дряхлый «Апач», выкрашенный в белый цвет, очень шумным привидением, ушуршал к месту боя. Ему теперь совсем не до меня. Миномёты уже заунывно воют

не переставая. В их слаженный вой, нестройным стаккато вклиниваются выстрелы штурмовых винтовок. Гон – это вам не хухры-мухры! Это волна мутантов, бок о бок прущих прямо на ограждение. Тут, чуть зазеваешься, сожрут живьём, причём в самом прямом смысле слова. Говорят, что солдатики, пережившие первый в своей жизни Гон, все поголовно, прямо с позиций, дружно, в раскорячку, топают стирать штаны. Может у них и так, не знаю, а у нас бывает и ветераны обделываются. Потому, как сталкиваются с Гоном не на заранее подготовленных позициях, а почти нос к носу. И вот тогда, выясняется, что приобретённый по спецзаказу дорогущий ствол – просто хлопушка, из которого и напугать-то можно только себя, или себе подобных. А мутантам, когда они в таком количестве, страшны только системы залпового огня, танки да огнемёты. Вообще-то наш брат сталкер, может нарваться на Гон только в некоторых исключительных случаях:

  1. По молодости.
  2. По глупости.
  3. По стечению обстоятельств.

Ну и ладушки! Ноги в руки и бегом от инфаркта! В смысле подальше от вояк. Камуфляж мой, хоть и без броника, зато сбивает с толку тепловые сканеры, что при прорыве периметра, гораздо существеннее. Знавал я с десяток очень хороших парней, которым отсутствие такой маскировки стоило жизни. Правда знавал и таких, кому наличие этой брони, жизнь не спасло. Ну да это ведь Зона, здесь вообще ничего не гарантируется, кроме смерти, разумеется.

Аккуратненько отползаю подальше к кустикам и с низкого старта едва не кубарем, спускаюсь в соседний овражек.  Всё, с охраняемого периметра меня уже не увидят. Отряхиваюсь от земли и травинок. Совсем недавно прошел мелкий дождик и одежду я запачкал прилично. Ничего, зато живой. Опять-таки адреналинчика хлебнул нахаляву! Однако расслабляться ещё рано. Конечно, просачиваться за периметр почти рядом с Гоном, это очень удобно. Но если волна мутантов ломанёт в мою сторону, то можно даже не убегать. Бесполезно. Лучше сразу застрелиться. В свете этих обстоятельств, я, сначала пригибаясь, а затем в полный рост, побежал по дну овражка, благо он как раз в нужную сторону ведёт.

Тощий рюкзак на бегу хлопал по продрогшей спине, но подгонять заново лямки, сейчас не было времени. Твёрдо зная, что здесь ещё нет аномалий, я рванул к леску, пока волна мутантов не докатилась сюда, иначе, мне придётся с ещё большей скоростью рулить обратно, а это гарантированный гроб! На бегу передёрнул затвор ПБСа и снял с предохранителя. Против большинства мутантов эта хлопушка не поможет, но до схрона как-нибудь дотяну, а там, разживусь артиллерией посерьёзней. ПБС – игрушка от мародёров, почти бесшумная, чтобы не привлекать внимания вояк. Те не станут разбираться. Официально в Зоне людей нет и быть не может. А потому с чистой совестью они передадут координаты ближайшей батарее и накроют весь квадрат.

Есть в Зоне такие выродки, мародёры. Самим вглубь Зоны соваться страшно, а вот толпой накинуться на одинокого бродягу, спешащего с хабаром за периметр, самое милое дело. И вот ведь какая загогулина получается, время от времени вольные бродяги собираются и сообща чистят окраины Зоны от этих шакалов, но потом, через недельку – другую, их поголовье восстанавливается. Будто и не было никакого рейда.                           

Хвала Зоне, к схрону подобрался довольно быстро, провалявшись в леске, с чьей - то  лёгкой руки названым «нокаутом»,  минут с 10. Ну, здравствуй, тварь ненаглядная! Свиделись! Не ждала? Вот он я, стервозина, принимай гостя!                                                                                                        Это ведь только, кажется, да ещё журналюги пишут, будто шагнул за колючку - и ты в Зоне. На самом деле посты вояк от Зоны отделяет 2-5 километров, в разных местах по-разному. А вот встреча  с настоящей Зоной, всегда одинакова. Будто пыльным мешком по голове шарахнет, а внутренности так скрутит - небо с овчинку покажется! Отлежишься маленько, оклемаешься, тогда и крестись, что прорвался живым.

Возле периметра и погода и пейзажи ничем не отличаются от нормы, но стоит пересечь неразличимый барьер, и будто оказываешься в другом мире. Краски здесь тусклее, возможно в этом виновато почти всегда хмурое небо. А в воздухе разлита неясная тревога. Говорят, будто те, кто чувствует её с первых минут в Зоне, живут дольше. Но я считаю это очередной байкой, каких немало гуляет у любого костра. По-моему неважно как долго ты учишься ощущать аномальное дыхание Зоны, час или день. Всё это несущественно. Зато если сможешь почувствовать аномалию ещё до того, как в неё вляпаешься, тогда смотрят на тебя уже по-другому. К примеру, я вот свою первую аномалию ощутил уже тогда, когда очнулся на дереве, имея в активе 2 сломанных ребра и выбитое плечо. Мне ещё повезло, что “трамплин” попался слабенький. Зато как, наверное, удивился кабан, уже почти догнавший сталкера, когда тот с треском взвился в низкое небо и исчез в деревьях. Эх, жаль, я не видел этой картины! Клещ, потом, когда рассказывал, аж булькал от смеха. Хороший был бродяга, и на артефакты ему везло, только пропал он через месяц после этой истории. Ушёл на Янтарь и больше его никто не видел. Так тоже бывает. Может, нашёл что-то ценное и смылся по-тихому, а может, прибрала его Зона. Здесь ведь как: вернулся с хабаром -  удача, вернулся пустой - счастлив, что живым остался, ну а всё остальное- судьба!                                              

Под ёлкой моей, слава Зоне, никого не оказалось. Вот и чудно! Быстренько извлёк оружие, патроны, консервы. Перепаковал рюкзак, спрятал, с чем пришёл – на выходе пригодится, и в путь. Не век же в предбаннике куковать.

Вот теперь, я чувствовал себя совершенно уверенно. Хорошо вычищенный и смазанный калаш, кому угодно придаст уверенности. Ствол мой ещё советского выпуска, не какой-нибудь Чешский или Китайский. Рожки к нему я сам сцеплял по две штуки, и не  изолентой, как показывают в дешёвых боевиках, а специальными металлическими скобами – так надёжней. И таких сцепок у меня ровно 3. Да ещё россыпь патронов в рюкзаке. Хватит на очень маленькую войну. Две Ф-1 в разгрузке, и куча шоколадных батончиков. Что поделать, люблю я сладкое.                                 Включил пда, и первым делом проверил доступные контакты, не люблю, знаете ли, неприятные сюрпризы. Затем отбил сообщение Сидоровичу: “На абордаж, прибываю по графику, готовь плюшки!” Пда слабо завибрировал, сообщая получение послания абонентом. Порядок. Пора в путь. Это только новички снабжают свои наладонники рингтонами. Баловство это. Если перед каждой аномалией на всю округу, орёт какая-нибудь песенка, это даже не смешно. А смертельно опасно! Куда полезней короткий вибросигнал, а ещё лучше электрический укол в запястье. Пда, это ведь не только микрокомпьютер, GPS навигатор и сталкерская сеть, а ещё и экстренный sos маячок. А ещё заумный регистратор жизненных функций владельца, счётчик Гейгера, детектор жизненных форм, детектор движения и слабенький детектор аномалий. Не знаю уж как, но когда сталкер гибнет, в сеть выбрасывается сообщение о координатах и причине смерти. В одном коротком импульсе, микрокомпьютер совмещает показатели детектора жизненных форм, счётчика Гейгера, детектора движения, детектора аномалий и чего–то ещё, чего я, неплохо разбирающийся в компьютерах, так и не понял. В общем,  причина смерти указывается довольно точно.               

Проверил карту некрологов, и не найдя в радиусе 2 км, свежих жмуриков, бодро потопал к бункеру торговца. По моим расчётам, если Зона не станет хмуриться, через часик буду на месте. Почему так долго? Ну, блин и вопросики у вас! Зона же! Тут по другому не ходят. Конечно, аномалий здесь ещё мало, ну почти всегда мало, но даже тут кое-кто умудряется загнуться. Почти на ровном месте. Тем более что выброс, перетасовывающий всю Зону, закончился совсем недавно, и значит иду я непроторённой тропой. Кругом тишина, звёзды догорают. Часика через три рассвет. Вот тогда для большинства сталкеров, самая «рыбная» пора настанет. Только успевай артефакты по контейнерам рассовывать. Особенно если знаешь «грибные» места. Потому, как артефакты в большинстве своём, появляются либо после выброса, либо когда в аномалию угодит что-то нужное. Только мне, торопиться, резона никакого нет. Бегать по Кордону наперегонки с молодняком, в надежде подобрать цацку, которой красная цена пяток бутылок водки? Нет уж, я до такого ещё не опустился. Да и иду я не пустой. С посылочкой.

- Пияссаны, йа мясслину пайймал. – Неожиданный, жалобный, похожий на старушечий голос, заставил меня вздрогнуть. Чуть доворачиваю корпус влево, и пять глухих хлопков нарушают тишину. Эх, всё-таки хорошие, здесь в Зоне, глушители делают. Жаль только надолго их не хватает. Максимум  пара сотен выстрелов.

Густой кустарник обстрелянный мной, дико взвизгивает, и оттуда выносится бочкообразная тушка килограмм на двести. Вся бурая, в жутких язвах, с прилипшей палой листвой. Псевдоплоть, на своих тонких, но невероятно крепких и острых хитиновых ножках, шарахнулась в сторону, не разбирая дороги. Если б я стрелял без глушителя, она бы побежала точно от меня, а так, почувствовав боль, она рванула по прямой туда, куда уже была нацелена. Причём скорость с места, она набрала приличную. Я спокойно отшагиваю в сторону, и теперь уже прицельно всаживаю ещё четыре пули в хребет твари. Псевдоплоть со всего маху врезается в дерево и тряпичной куклой валится набок.

- И вот так будет с каждым, кто не купит холодильник «Донбасс». – Вслух вспоминаю я окончание бородатого анекдота ещё советской эпохи. – Всё, подруга, отбегалась!

Разумеется, глаза из туши я выковыривать не стал. Даже близко к трупу подходить не стал. Не тот уровень. Это на Янтаре за глаз Псевдоплоти платят недурственно, а здесь, на Кордоне его можно обменять на пачку дешевых патронов 9*18 или пару банок тушенки. Куча возни, а навара пшик.

Однако дальше я иду очень осторожно, и на всякий случай закладываю приличный крюк. Потому как фраза про «маслину поймал» из лексикона бандитов да мародёров. Плоти редко меняют места обитания, а значит здесь, вполне могут обитать и двуногие более разумные твари.

Ночь в Зоне – это совершенно особый мир. Почти всё дневное зверьё, сидит по норам, дрожа от страха. Ночью выходят на охоту такие твари, которых даже химеры стараются обойти стороной. Так что по ночам люди в Зоне почти не ходят. К сталкерам это тоже относится. Лучше тихонечко пересидеть в схроне, чем поутру быть найденным в разобранном состоянии. Конечно, нарваться здесь, возле периметра, на кого-либо из ночных охотников, фактически нереально. Для этого нужно быть патологически невезучим. А вот, к примеру, на том же самом Янтаре, ночью лучше из укрытия не высовываться. Сожрут – глазом не успеешь моргнуть! А ведь какой раньше тихий уровень был. В старые времена, на территории фабрики игрушек, работал довольно мощный псиизлучатель. Соответственно и зомби там шлялись, чуть ли не сотнями. Да ещё поговаривают, будто жила там парочка старых, сильных контролёров. Однако после приснопамятного ураганного похода бродяги Меченного, обстановочка существенно изменилась. Выжигатель мозгов, или, если угодно Мозгодав, заткнулся всерьёз и надолго. И если б не вояки с их маниакальной тягой к созданию сверхоружия, молчал бы и поныне. В общем, головастики, при поддержке роты спецов, всего через два года, повторили «подвиг» Меченного и спустились в лабораторию икс-16. Что там у них пошло не так, вероятно уже никто никогда не узнает. Связь с ними пропала сразу же. А ещё спустя почти сутки, Мозгодав заработал снова, да в таком сумасшедшем режиме, что поначалу накрыло излучением вообще весь Янтарь. А там в это время сидели ещё две роты поддержки и полный научный лагерь головастиков. Вся локация превратилась в этакий «Зомбилэнд». На большой земле тогда начался целый листопад из больших погон. А кое-кого и в клетку засадили. А ещё через три-четыре выброса излучение почти спало до первоначального, только сместилось немного в сторону. Теперь оно прочно обосновалось в центре и на северном берегу Янтарного озера.    

Совершенно спокойно, будто по парку гулял, я добрался до посёлка. Но в сам посёлок пока не пошел. Сначала дела. Бункер торговца очень удобно расположен в склоне холмика за территорией безымянного посёлка, который все называют просто «Кордон», впрочем, так же называется и вся территория от самого периметра и аж до бывшего армейского блокпоста, от которого тянется удобная тропа на Свалку. Бункер этот построили военные ещё до первой Чернобыльской катастрофы, и бросили сразу же после неё. Хозяйственный торговец восстановил два верхних уровня и теперь заправлял большинством дел в Посёлке Новичков. Помимо самого магазина, торговец оборудовал «для своих» ещё лазарет и гостиницу.

 Болтают, будто Сидорович, сам давным-давно был сталкером, но однажды свёл близкое знакомство с кровососом. Обоих спас Болотный Доктор, причём кровосос сам регенерировал потихонечку, а вот с будущей звездой аномальной коммерции, местному Айболиту пришлось повозиться. И вот тогда, бесхитростный эскулап, взял с Сидоровича слово, что тот до конца жизни не убьёт ни одного обитателя Зоны. Торговец слово дал, не спорить же с Призраком Зоны! Это обстоятельство конкретно поднапрягло беднягу, но, слегка пораскинув мозгами, мучаясь жесточайшим похмельем, Сидорович воспользовался советом “Живчика” Семецкого, поднял все свои связи и стал тем, кем является и поныне. Об этом не принято болтать открыто, но байка достаточно логична, что бы оказаться правдой.

У входа в бункер вяло бдил мордоворот с помповым ружьём в левой руке. Правой, он сосредоточенно ковырял в ухе. Ради спортивного интереса, я подошел как раз справа. Этот дуболом, заметил мою чрезвычайно скромную персону, только почти в упор. Лениво развернувшись, он неразборчиво буркнул:

- Не принимает Сидрыч. Приходи завтра. – Потом подумал и добавил. – А может и послезавтра.

Угу, знаю я такие неприёмные дни.

- Давно не принимает? – Осведомился я.

- Четвёртый день пошёл. – Хмуро вздохнул дуболом. – И ты, давай, тоже иди, не видишь, работают люди.

- Ладно. – Легко согласился я. – Пожалуй, пойду. Только когда тебе Сидор штраф нарисует, не жалуйся.

- А мне за шо? – Искренне удивился здоровяк.

- А за то. – Доходчиво пояснил я. – Ждёт старик и меня и посылочку мою. Важную.

Детина несколько секунд оценивал ситуацию, затем подошел к толстенной стальной двери и не жалея ботинок, затарабанил по ней ногами. С минуту ничего не происходило, затем над дверью ожил динамик и сиплый раздражённый голос выдал:

- Кого там несёт? Нафига тарабанишь, звонок же есть! Завтра приходи, а Шкафу передай, ещё отлучится с поста и не видать ему водки!

- Да ты чё, Боцман, это я, Шкаф! Открывай, тут Сидору посылка пришла.

- Самоходная значит посылка. – Хмыкнул динамик.

- И сама звездюлей раздающая! – Вмешался я. – В общем, отворяй сова, медведь пришел!

Лязгнули засовы, и дверь с натугой открыл  не менее здоровый мужик. Гладко выбритый, причёсанный, в пахнущем стиральным порошком камуфляже, вот только перегаром от него разит и глаза красные.

- Роджер? Мы ж тебя только к обеду ждём.

- Обед готов?

- Какой такой обед? Ночь на дворе!

- Ну, так ведь ждали меня к обеду?

- Ага.

- Я пришёл, значит сейчас обед!

Боцман ошалело уставился на меня, а Шкаф гулко сглотнул, видимо слово «обед» ассоциируется у него исключительно с процессом поглощения пищи, а не со временем суток.

- Да ну тебя. – Махнул рукой Боцман. – Вечно всех запутаешь. Пойдём. Только ты это, старик наш чутка болеет.

- Delirium Tremens?

- Не, то позавчера было, уже «похмелиус синдромус».

- Ладно, так даже веселее.

Боцман осторожно покачал головой и, пропустив меня, принялся лязгать засовами. Пройдя три лестничных марша, я оказался в храме подпольной аномальной коммерции.

В бункере, как всегда пахло сыростью, резиной, оружейным маслом и огуречным рассолом. А ещё тут было душновато, но очень тепло и ощущался особый, грубоватый уют кое-как обжитого помещения. Сам хозяин восседал за стойкой, на вращающемся табурете от пианино, и словно родную прижимал к себе трёхлитровую банку солёных огурцов. Был он хмур и явно с бодуна. Я не стал испытывать терпения торговца, молча выудил из рюкзака небольшой, но увесистый пакет и флэшку. Сидорович обвёл мутным взглядом выложенные перед ним предметы, поморщился, присосался к банке и хрипло гаркнул:                     

- Слон!                                                                                                                                            Гулко пробухали по бетону шаги и в помещении возник ещё один здоровенный детина ростом за 2 метра. При виде этого субъекта, тут же возникло желание нырнуть под стол и затаиться, но, разумеется, ничего такого я делать не стал. Парень конечно, здоровый, иначе не работал бы у торговца, но и не таких ломали. И пусть он втрое шире и тяжелее меня, зато я успею всадить в эту тушу пол рожка, прежде чем мордоворот сообразит, в чём дело.                    

- Короче так, Слон,- торговец кое-как сфокусировал взгляд на охраннике. – Сейчас пойдёшь по лагерю, и найдёшь того, кто сегодня же выдвинется к Доктору. Цена обычная.

Громила кивнул и утопал.                                                                                                                  

- Ну, как тебе новый охранник?- Осведомился хозяин бункера, явно любуясь произведённым на меня впечатлением.                                                                                             

- Красота - страшная сила! И чем страшнее, тем сильнее. – Оценил я. Сидорович хрюкнул, подавившись смехом, и вновь глотнул рассола. Затем ловко извлёк из той же банки огурчик и смачно захрупал.                                                                             

- Всё шутишь, Роджер, ну да пора и делами заняться. С меня причитается. Чем возьмёшь?                                                                                                         

Немного взгрустнув, я качнул головой.                                                              

- Раз для Болотного Доктора посылка, значит нельзя ничего брать.                           

- Правильно,- ухмыльнулся торговец. – Соображаешь. Но ведь ты не знал для кого посылка, шкурой, небось, рисковал, знаю я, как ты обычно через периметр проходишь. Цена 200, чем брать будешь?                                                                  

Повисла пауза. Сидорович тонкий психолог, сколько он тут нашего брата - сталкера повидал, скучно ему, вот и забавляется, как может. Ведь ничего не мешало ему вызвать Слона уже после моего ухода, а он вот как всё повернул. Любой новичок знает, что всё для Доктора делается бесплатно. С другой стороны торговец даёт цену и теперь с наслаждением ждёт, как я буду выкручиваться из скользкой ситуёвины. Что ж, пожалуй, порадую старика.                                                         - А дай-ка мне на все 200, огурчик из этой твоей банки. А то так хрустишь, аж слюнки текут!                                                                                                                               

Несколько секунд торговец переваривал озвученную мной цену, затем хрипло рассмеялся и выдал мне огурец, который я тут же сжевал.                                    

- Браво, Роджер, не пожадничал! Будут тебе в качестве бесплатного бонуса свежие карты. Заработал!                                                                                               

Между прочим, свежие карты, подкорректированные сразу после выброса, у любого торговца стоят не меньше 50 монет. С чего бы это старик так расщедрился? Или к нему всегда стоит заходить, когда он из запоя возвращается? Здесь уж я отказываться не стал. Сидорович ловко пробежался пальцами по клаве стоящего тут же ноутбука, и мой пда шустро принял файл с картами. Затем торговец попробовал, было, подкатить с каким - то дельцем, но я вежливо уклонился и потопал к выходу. Уже на нижней ступеньке я спросил:

- Слушай, а Сидорович, это национальность или фамилия?- Торговец коротко хохотнул и в свою очередь кинул встречный вопрос:

- А Роджер - это прозвище или диагноз?                        

 Мы оба посмеялись и разошлись. Старый скряга меня слегка надул, но я не упустил момент поддеть его ранимое самолюбие. Ведь  Я - Роджер, в смысле “Весёлый Роджер!”  Ни одна душа в Зоне не способна запретить мои шутки. Хотя многие пытались. Тот же Сидорович, однажды пытался подослать своих громил, дабы составить мне компанию, а заодно разъяснить зарвавшемуся бродяге его место в пищевой цепочке. Эпизод щекотливый, но получилось забавно. Я притащил торговцу 2 артефакта, образовавшихся на месте гибели его людей, и ему пришлось их купить по названной мной цене. С тех пор, за мной больше не охотились.

До рассвета оставалось ещё часа полтора-два, а шляться по Зоне впотьмах, сегодня категорически не хотелось. Адреналин от перехода периметра давно простыл, а получить новую порцию не стоит торопиться. И посему, я завернул в лагерь. Здесь всегда найдётся место у костра и свежая байка о похождениях какого-нибудь бравого сталкера. Кстати, частенько тут можно услышать и о моих «подвигах» на ниве поисков приключений, только приписываемых совершенно другим бродягам. Я не против, иногда, это даже удобно.

Атмосфера, здесь, совершенно особая. Совсем как в пионерлагере в день заезда новой смены. Вечная суета по поводу и без, молодняк присматривается друг к другу, набирается впечатлений и мнимого опыта, а бродяги не торопясь, подбирают себе «отмычек».

Всякий раз, проходя через лагерь новичков, я чувствую себя так, будто попал сюда впервые. Во-первых, новички, которых хлебом не корми, а дай приколоться над тем, кто появился в лагере хоть минутой позже их. Ну а во-вторых - проводники! Ну, ходят мужики по Зоне пару-тройку лет, так ведь нет, чтоб чему-то путному молодняк обучить, всё байками стращают. И это не взирая на статистику, а эта дама невероятно точна. Каждый второй новичок гибнет либо в аномалиях, либо на клыках мутантов. Каждый третий исчезает навсегда. Каждый пятый возвращается с хабаром обычной ценности. Каждый шестой, возвращается с хабаром и инвалидностью. Каждый десятый- с более-менее приличным хабаром, и с той же инвалидностью. И только каждый тринадцатый, сбыв приличный хабар, остаётся при своём здоровье.                                                                                                         

В лучшем случае, если конечно повезёт, Сталкер в обмен на хабар, обзаведётся более качественным стволом, и более приличной снарягой. Что в свою очередь позволит ему добыть более ценные артефакты, что опять таки в свой черёд даст возможность разжиться ещё более ценным стволом и ещё более лучшей снарягой. В итоге ему придётся отслеживать окружающее пространство ещё тщательнее, дабы не ввести во искушеннее менее удачливого брата Сталкера. Ибо снаряга, снятая с трупа - есть не только благо, но и хабар.

Главный в лагере – Волк. Причём это уже не имя, а должность. Тот, самый первый бродяга, носивший это прозвище, давно сгинул, ещё при «том самом» штурме Припяти. Но до этого, отлёживаясь в лагере после ранения, наверняка от скуки, основательно взялся за наведение порядка и укрепление обороны. То ли скучал он сильно, то ли раньше занимался чем-то подобным, но надо признать, у него получилось. С тех самых пор, лагерь живёт по «Волчьим» правилам. Первое, что вбивают в голову каждому новичку – это его место в случае обороны. И ещё новичок, должен потратить один час в сутки, на общественные работы.

При таком раскладе, лагерь новичков уже лет пять, как перестал занимать статус “сладкого, “ в таблице ценностей мародёров, которые в своё время навели немало шороху в этом предбаннике Ада. Новичков здесь, как псевдособак не резанных. И пару раз в неделю, их поголовье увеличивается за счёт неисправимых романтиков и тех, кто решил, будто Зона – это такой Клондайк, где им обязательно представится случай набить карманы долларами. Большинство таких романтиков идут отмычками к бывалым бродягам из разных кланов и бесславно исчезают в первой же ходке. Ну а остальные – как повезёт.                                       

Вот и сейчас в лагере тесно от свежей партии новичков. Их очень легко отличить от бывалых бродяг. Хотя бы по новенькому камуфляжу и сильно поюзаным стволам. Кроме как у Сидоровича, вооружиться им почти негде, а старый скряга, даже за старенький ПММ ломит цену, за эквивалент которой на большой земле можно приобрести разваливающуюся копейку на ходу. Зато камуфляж у него продаётся только новый. Это вам не лавочка бабы Нюры на окраине Чернобыля – 4, где полно бэушной снаряги по бросовой цене. Ещё бы! Ведь баба Нюра скупает всяческое барахло у мародёров, которые не гнушаются снять с трупа сталкера всё, что можно продать.                                                                   

Есть маленькое не писаное правило:  все новички приходят на Кордон  без оружия. Если угодно, то это традиция. Вполне разумная  и оправданная. Неизвестно, как свежее мясо отреагирует на пролетающий над местом прорыва периметра вертолёт. Или проезжающий поблизости патруль. Бушующий в крови одного адреналин, может погубить всю группу. Именно из этих соображений, продиктованных горьким опытом, новички могут обзавестись оружием, только после пересечения периметра. А цены здесь…, сами понимаете. Впрочем, как раз здесь, цена на оружие обретает совсем новый смысл. Без него тут вообще никак. И хоть в том же «100 рентген», скажем тот же ПММ, стоит в разы дешевле, на цены Сидоровича никто не жалуется.                                         

Большинство новичков с лёгкостью идут отмычками, в отряды идущими к Припяти, и далеко не все хотят присоединиться к командам, выдвигающимся не далее Агропрома. Конечно ценность артефактов добываемых на Свалке или Агропроме намного меньше, зато шансы уцелеть намного выше. Мало кто это понимает. Лучше с первой ходки заработать на приличный автомат и простенький броник, чем сложить голову в погоне за призрачной наживой…

 Один костёр, вернее те, кто собрался погреться, привлекают моё внимание, сворачиваю туда. Очень уж необычно смотрятся Долговец и Свободовец у одного костра. Да ещё и распивающие одну бутылку. Это знаете ли, прецедентом попахивает. Не бывает такого. И ведь тихо себе сидят, ни тебе споров, ни тебе криков, да и до стрельбы дело ещё не дошло. В общем,  прелюбопытная картинка, как в музее!                                                      

- Здорово, бродяги, - стараюсь изобразить самую искреннюю улыбку. – Разрешите пососедствовать?

- Присаживайся, сосед.- Это слева, из полумрака. – Огня на всех хватит. Не жадные.                                                                  

Во как! Не жадные они! Это кто ж такой смелый? Смотрю на голос, и что же я вижу? Злой, собственной персоной. Известный бродяга с малоприятной репутацией. Час от часу не легче! Впрочем, меня это не касается. Данный индивидуум получил прозвище за то, что совсем уж не бережёт своих отмычек. Предъявить ему, конечно, нечего, мертвецы не болтают, а всё остальное лирика. Вот только новичков желающих прогуляться с ним по окраинам Милитари, всегда хватает. Что он бедолагам обещает – не знаю, да и не хочу знать. Закономерно лишь одно – возвращается он почти всегда один. Потому и Злой. На хабар ему везёт, но это не только везение, а и загубленные отмычки.                                           

Криво улыбаюсь, не слишком приятное соседство, но костёр уже выбран, а до рассвета ещё больше часа. В темноте по Зоне шляются или обдубашенные Свободовцы, или Монолитовцы, что почти одно и то же. Конечно здесь, монолитовцев, днём с огнём не сыщешь, периметр все-таки. Но возле Злого, мало ли кого увидишь!

- Ну, бродяги, какие новости? – стандартная, ничего не значащая и ни к чему не обязывающая фраза, прозвучала почему-то чересчур фальшиво, будто только что, здесь договаривались о тайной вечере, а я некстати подвернуся.              

- Да вот, тебя ждём, - подаёт голос долговец, и с удивлением, понимаю, что мне знаком этот голос. Оборачиваюсь и натыкаюсь на пристальный взгляд Скальпеля. Во как! Единственный и, разумеется, неповторимый, Скальпель, изгнанный из долга за жестокость! Ещё месяц назад, о нём вся сеть трепалась, будто он берсерк. Мутная, такая история. Будто на Долговском блокпосту, на Свалке, когда отражали очередной налёт бандитов из Тёмной Долины, подраненный Скальпель, озверев от боли и вида собственной крови, каким-то образом умудрился положить всех бандюков, а заодно и весь свой квад. Будь эта история правдой, Скальпеля свои же по-тихому шлёпнули бы, и уж не стали бы трепаться в сети. Скорее всего, подставили бродягу, но это меня не касается, и заморачиваться по этому поводу не собираюсь.

Если кто не в курсе, Долг ходит по Зоне Квадами, четвёрками парней, способными огневой мощью завалить любого мутанта. Это входит в обязанности любого долговца. А ещё, когда им не хватает боеприпасов, они способны обобрать любого сталкера, благо, это деяние соответствует их программе – всякая тварь в Зоне, должна быть уничтоженной! Сталкеров за людей они не считают. У долговцев, как и у вояк, концепция едина: в Зоне нет людей, есть вспомогательные средства для достижения цели. Вот так.                               

- По здорову, Скальпель! – Автоматом откликаюсь я, и вижу скорченную рожу говорившего. Не нравится ему, что бродяга, так, с ходу, определил кто он таков. А у меня с детства отличная память на лица. – Какими судьбами? Дела пытаешь, аль от дела филонишь?

Скальпель уже не рад, что ввязался в разговор, но марку держит.                               

- Да как прознали, что сам «Весёлый Роджер» к нам идёт, все дела бросили, ждем, свежую байку, как в одиночку химеру завалить, или гнездо бюреров зачистить, или разнести стадо псевдоплотей!

Зря он так. Я, разумеется, не Рембо, да и Шварценеггеру, судя по фильмам, в подмётки не гожусь, зато восемь лет Зону топчу, и по ходу близок к Легендам Зоны, каковых по пальцам одной руки сосчитать не сложно. Ну да ладно, пусть потешится.

- Нет у меня больше дел. – Огорчённо откликается Скальпель. – Были дела, да все вышли. Считай, от дела филоню.                                                                   

Ну, нифига себе заявочка! Ещё пара таких же, и я с чистой совестью побегу за периметр - снабжать деньгами психиатров!                                                                               

- Ну, блин! – Мысль ещё не оформилась, а с языка уже сорвалась. – Зачем тебе стадо псевдоплотей?                                                                                                   

Скальпель точно знает, что в стадо псевдоплоти сбиваются ближе к Мёртвому Городу. Новичкам, находящимся здесь, это замечание, конечно, до звезды, а вот наши с долговцем взгляды, помогают понять многое.                                     

Во-первых, Скальпель бывал в районе Рыжего леса, а может и ещё дальше, во-вторых, что, чёрт побери, заставило его там появиться? В Припяти нет Свободовцев с которыми у Долга непримиримая война до полного уничтожения! Там хозяйничает Монолит! Организация не приемлющая чьё-либо присутствие на своей территории. Уж эти ребята, без предупреждения отстреливают любого, посягнувшего на их территорию. А Скальпель, кажется, там побывал, Там же и седины свои заработал.

- Так ты и есть, Весёлый Роджер? – Встревает Свободовец. – Я Приход. Чувак, да ты же легенда! Слушай, мэн, давай по соточке, за встречу.

Не успел я опомниться, от столь неожиданного напора, как в моей руке появилась относительно чистая походная кружка из нержавейки, и нам наливали уже по второй. Свободовец оказался компанейским парнем, из тех, кто в любом месте, спустя каких-нибудь полчаса, становится своим в доску. Он с ходу выдал пару анекдотов, довольно бородатых, но переиначенных таким образом, что даже мне было интересно, а уж новички ржали «шо кони». По ходу пьесы, выяснилось, что Приход, второй механик-оружейник на базе. И что лично мне, он мой старенький тэтэшник так переделает, что даже сам конструктор не узнал бы. Причём почти даром. А здесь он лично принимает у Сидоровича какие-то инструменты и запчасти. Его охрана подтянется только к обеду, так что он вынужден загорать тут. Однако парень совсем не прост. В лагере он со вчерашнего вечера, пришел перед самым Выбросом, а уже успел шестерых новичков навербовать.

Мы уже успели очень душевно махнуть по пятой, когда Приход вспомнил, что какой-то «зеленей зелёнки» новичок, выряженный «как купец на ярмарку», уже второй день дожидается меня. Он тут же отправил ближайшего новичка на розыски «этого гуся», и мы плавно накатили по шестой.

Через пяток минут нарисовался запыхавшийся новичок, а вместе с ним «этот гусь». Я смотрю на него и даже забываю закусить седьмую. Етическая сила – терминатор!

Опа! Кажется, в таких случаях принято впадать в ступор. А снаряга у парня и впрямь непростая. Армейский «Скат-9м» в полной комплектации, с замкнутым циклом дыхания. В левой руке тактический офицерский шлем с бронемаской, в правой дорогущий армейский рюкзак с активной защитой для переноски особо ценного имущества. Активная защита, это как у танка, кумулятивный заряд спасёт содержимое от пули, если та не бронебойная. На ремне через плечо болтается скорострельная трещотка «Узи». Парень, неуверенно улыбаясь, обшаривает неожиданно цепким колючим взглядом присутствующих. Меня, значит ищет. Даже забавно, признает или нет? Я уже порядком принял на грудь, да и костюмчик покрыт уже подсохшей грязью (возле периметра на пузе ползал). Нет, не признал. Это куда ж он, сердешный собрался? Мне на такую снарягу несколько месяцев копить, при жёсткой экономии средств и чрезвычайном везении. Обалдеть – не встать! И зачем же такому луноходу понадобился скромняга Роджер? Нет, приятно конечно, когда страна знает своих героев, но чтоб меня разыскивал целый Терминатор, вот уж не ожидал! Этому гусю только экзоскелета не хватает!                          

- А экзоскелет, он в кармане прячет? – Мгновенно реагирую я. – Или в подкладке спрятал?        Скальпель хмыкает, оценил шутку. И он прав. Чтобы вести такого лунохода по Зоне, нужно будет смотреть на все 360 градусов одновременно. Тех, кто готов позариться на имущество этого гуся, надо считать не по пальцам, а на калькуляторе с расширенными возможностями! Во блин! Никто не ждал, а в город приехал цирк!                                           

- Так, бродяги, - в сомнениях тяну я, - всё это забавно, но пора и рассказать в чём соль анекдота, а то боюсь, начну смеяться раньше времени! И чего для, вы обрядили отмычку в такой костюм, он же привыкнуть может, а вам потом хлопоты! Чисто Луноход!

Скальпель, уже не сдерживаясь, ржёт в голос. Смешно ему, блин! А я, все-таки чего-то недопонимаю. Чего ржать? Ну, пошутили, и что? Пора разоблачать этого ряженного. Вот и шутке конец, а кто клювом не щёлкал, тот красавчик! Но Скальпель и не думает прекращать ржать, более того, все вокруг костра смеются вместе с ним, а этот луноход, аж бордовыми пятнами  весь покрылся, вероятно, не до смеха ему. Но за ствол, кстати, не хватается. Ну и пусть только попробует! Я ж его вмиг сделаю симбионтом свинца, ну а дальше, пусть сам как нибудь.

- Как раз этот Луноход, ждёт твоего прибытия уже вторые сутки, и, кстати, до этой минуты его звали Кириллом, ну а теперь, Луноходом. – Поясняет Скальпель непонятливому мне. Час от часу не легче! Никто на большой земле ни словом не обмолвился, что меня здесь ждут. Да и видано ли это, чтобы заказчик искал своего проводника уже за периметром? Никогда о таком не слышал! Обычно проводникам платят за прорыв периметра в обе стороны, а этот что, экономить пытается? Да и не проводник я вовсе. Обычный сталкер, каких сотни, если не тысячи. Какого хека, Луноходу понадобился именно я? Ладно, сейчас всё и выясним. Молча маню “клиента” за собой, и отхожу в сторону блокпоста миротворцев метров на 150. Мало кто знает, но здесь под холмиком, притаилась едва ли не единственная безопасная аномалия в Зоне. Глушилка. Тут хоть стреляй, хоть гранаты рви, хоть кричи, никто не услышит. Потому как в радиусе 5 метров,  звуки остаются внутри аномалии. Ну, фонит здесь чуток сильнее, чем обычно, зато подслушать никто не сможет. Как говорится, Зона гарантирует! Молча разглядываю парня. Роста среднего, глаза какие то блёкло-серые, фигура как у Кощея  Бессмертного с пивным брюшком. Может прозвать его Кощеем? Нет, не получится. Кощей уже есть в Зоне. Второго не надо. Ладно, пусть будет Луноходом.

- Чего хотел, Луноход?- В лоб спрашиваю, а сам неотрывно смотрю ему в глаза. – Есть дело - выкладывай, нет - растворись на местности и не отсвечивай.            

Между прочим, самый верный способ узнать правду. Сталкерское чутьё ещё никто не отменял. Я, конечно, веду себя нагло, но здесь я в своём праве. Он сам пришёл ко мне, ну и о цене в таком тоне беседовать намного легче. Парень конечно слегка офигевает, но вести себя сейчас по-другому, нет ни желания, ни интереса.       

С минуту он мнётся с ноги на ногу, А потом выдаёт такое, что теперь уже  я, не могу не смеяться.                                                                                                                 

- Мистер, Роджер…                                                                                                

- Все мистеры в Америке! – Тут же откликаюсь я. Нет, правда, смешной парень, будто с другой планеты свалился. А может это я, так сросся с Зоной, что обычные люди чудиками кажутся? Вот это уже не смешно. Неужели, Роджер, ты сделал ещё один шаг на пути к тёмным? Нет! Даже слушать о подобной перспективе не желаю!                                                         

- Товарищ, Роджер…                                                                                               

- Согласись, по дурацки звучит. – Снова перебиваю я. Да и как не перебить, мало того что, Луноход, так ещё и лопух! Не хватало ещё этот балласт за собой по Зоне тащить! А ведь парень именно этого и хочет! Это ж, сколько мне надо пообещать, чтоб я согласился? Ну, никак не меньше Исполнителя Желаний!                         

- Роджер, я жду вас вторые сутки. Знаете, я уже дважды дрался за собственный рюкзак! Здесь совсем не так, как описывают лагерь новичков в Интернете. В этом…

- Стоп! – Вот это новость! Это ж, какая падла пацану про меня натрепала? Узнаю, лично ножки с ручками местами поменяю! Чудна ты Зона! Надо же! Луноход ждёт меня, не смешно.                                 - Кто? – Спрашиваю быстро, заставляя парня подсознательно отвечать так же быстро. И получаю в ответ ошарашенный взгляд.                                                                      

- Кто про меня рассказал? – Поясняю для особо непонятливых. И тут                                      Луноход расплывается в широчайшей улыбке. Я даже не сразу верю собственным глазам. Вы видели, когда нибудь, чтобы на допросе искренне улыбались? Я тоже.                       

- Видите ли, Роджер, в Интернете можно узнать всё, главное знать, как задать правильный вопрос. Войти извне в Сталкерскую сеть очень сложно, но реально. А дальше дело техники. На вашем счету полтора десятка рейдов глубоко в Зону, с “отмычками”. Но дело собственно в том, что 97 процентов из них вернулись живыми и здоровыми. Вы, наверно удивитесь, но это своеобразный рекорд…                                                            

Во блин! Неужели пацан нарыл инфу в инете? Совсем не смешно! Не хватало, чтоб ту же поисковую работу проделали соответствующие органы! Вот смеху будет! За доказанный эпизод пребывания на запретной территории, по закону полагается лет 5, а если поймают с хабаром, то ещё парочку лет можно прибавить. И на кой хор мне это нужно?

- Допустим, я поверил, и что дальше? И лучше говори честно, пока я не решил этот вопрос радикально. – Не знаю, удалось ли вложить в голос побольше устрашающих ноток, но парень сильно побледнел.                                                      

- Вообще то тут нет ничего особо сложного, - затараторил Луноход, - нужно только написать программку- эмулятор имитирующую ПДА, потом пробиться в сеть. Это нужно сделать сразу после выброса, иначе не получится. И непременно с подменой координат. Ну а дальше, нужно успеть задать интересующий вопрос и получить ответ прежде, чем сканеры господина Че, отследят незарегистрированный сигнал, и не отключат его от сети. Вот так я узнал о вас, если вы об этом спрашивали. Мне очень нужно…                                                        

- Прикрой форточку, - почти беззлобно посоветовал я. Нифига себе пацан! А с виду и не скажешь, что семи пядей во лбу! Надо же! Обставить самого Че! Да ещё так, что создатель сталкерской сети и не подозревает, что его детище умудрились взломать таким банальным способом! Только за эту информацию, Че выложит столько, что хватит до конца дней попивать коктейли на берегу океана! Луноход даже не подозревает, сколько стоят его слова. Иначе молчал бы в тряпочку. Спокойно, Роджер. Это только слова. Подтверждения им нет.                                          - Допустим всё так и было. Чего ты от меня хочешь? – Парень явно не такой дурень, каким кажется с первого взгляда. Но откуда у меня такое ощущение, что вот сейчас, он скажет совершеннейшую глупость?                                                  

- Видите ли, я готов заплатить, очень хорошо заплатить за одну услугу. Всё займёт не более пяти дней вашего времени. Мне нужно попасть в ваши 97 процентов статистики. Маршрут ваш, я задаю только конечный пункт. Все собранные в пути артефакты, ваши. Ну, как, согласны?               Вот всегда так с этими новичками! Несёт чушь с самым умным видом, и считает себя умнее всех! Видали мы таких работодателей! Вот прямо сейчас заявит, что ему позарез нужно в Лиманск или Припять. Пусть только заявит об этом, сразу двину в нос! И пусть потом гордится. Впрочем, от него можно избавиться более гуманным способом, всего лишь посмеяться над предложенной ценой.

- Сколько ты можешь предложить? – Ну, вот и всё. Сейчас пацан обломается по полной программе.                                                                          

- Денег у меня нет, зато есть кое-что получше…                                                                      

Я расхохотался, не дожидаясь окончания заранее отрепетированной речи. Это ж надо такое выдумать! Что для сталкера может быть лучше денег? Только очень большая куча денег! Финита ля комедиа! Все-таки псих, хотя и с замашками доморощенного гения. Таких здесь много бывает. Это на большой земле они поодиночке бродят, а здесь навалом!         

- Всё, Луноход, аудиенция окончена. И мой тебе совет, совершенно бесплатный, с таким предложением ни один серьёзный бродяга тебя никуда не поведёт. Максимум на что можешь рассчитывать, на какого нибудь салагу, имеющего за душой пяток ходок на Свалку. А то и ещё хуже. Заведут тебя куда подальше, грабанут и шлёпнут. Или продадут бандюкам. Так что заворачивай оглобли, и чеши домой без оглядки – целее будешь. Адьёс амиго!

На парня было жалко смотреть, того и гляди, расплачется. Но по другому никак нельзя. Пусть уж лучше сейчас расстанется со своей идеей, пока цел. Все остальные варианты не сулят ему ничего хорошего.                                                

Не расплакался, гордо зыркнул волчонком, развернулся и утопал к костру. Ну и пёс с ним! Я закурил, наблюдая как низкие тучи, стирают с неба гаснущие звёзды.                                                             После  забавной аудиенции, я, как ни в чём не бывало, вернулся к костру. Никто из бродяг даже не улыбнулся. Подобный сценарий общения с возможным заказчиком известен заранее. А потом пришёл Мамонт! Да не один, а в компании с Батлом. Бродяги вполне благополучно вернулись из Запретного леса, причём явно не пустые. И вот тут уже завертелось по взрослому! Бутылки и приносящие их новички, слились в единую стекляннолицую цепочку, где уже нет счёта бутылкам, равно как и цене за водку. Вокруг сразу стало просторнее, все незаинтересованные лично, поспешили сменить костёр, так, на всякий случай. Собственно, даже я, видя подобную чужую гулянку,  не торопился бы в неё вливаться. Пьяному ведь море по колено, а вусмерть пьяному сталкеру и того мельче.                                                    

Что мы такого в лагере натворили, я не запомнил. Тягаться в пьянке с Батлом, дело заведомо проигрышное, а уж Мамонта свалить с ног, потребуется никак не меньше пяти литров спирта. Этот сибиряк, с замашками снайпера, способен поглощать алкоголь круглосуточно.                                 Дважды приходили от Волка, грозя …, впрочем, это были лишь беззлобные обещания. А, вот когда в третий раз явились от Сидоровича, тут веселье и угасло. Торговец в очередной раз тонко намекнул, что громогласное отправление предыдущих его глашатаев в пешеходно-сексуальное путешествие, не способствуют поднятию морали и укреплению дисциплины среди новичков. Вот на этой оптимистической, но, увы, не допетой ноте, пришлось остановиться.

По распоряжению Сидоровича, моя основательно проспиртованная тушка, была аккуратно перенесена в гостиницу торговца. Где я провалялся почти сутки. Но самым страшным было пробуждение. Мутило не по детски. Организм, даже на мысль о еде шустро отозвался рвотным спазмом. Пульс отдавался в голове барабанным боем. Раньше, мне не доводилось ночевать в гостинице на Кордоне. Теперь я с любопытством осмотрелся. Видимо когда-то давно это помещение использовалось для хранения  чего-то не особенно важного, во всяком случае, на обитой оцинкованной жестью двери, не было ни замка, ни щеколды. Само помещение три на три метра с тусклой лампочкой прикрытой металлической сеткой, прямо над дверью. Узкая самодельная кровать с тощим армейским матрасом. Высокая тумбочка, являющаяся одновременно и шкафом и столом, а ещё древний табурет, выкрашенный ядовито-зелёной краской. Вот и вся обстановка. Даже бетонные стены со следами от опалубки не крашены. В общем, сурово, ничего лишнего, невероятно дорого, зато совершенно безопасно.

Всё-таки мне удалось кое-как съесть тарелку супа из концентратов, и даже пару бутербродов, но только после спасительных ста грамм. После был душ и бритва. Теперь, я сам себе напоминал Боцмана. Во всяком случае, глаза у меня были такие же красные. Ну а после водных процедур, наступило время новостей. Первой же новостью для меня стала дата. С того момента, как я остограмился с Приходом, прошло чуть более трёх суток, которые я совершенно не помнил. Так, с  Мамонтом в Зоне я больше не бухаю. Чревато. На почту мне пришло всего одно письмо, да и то совершенно пустое, зато с приложенными координатами места отправки. Письмо от Кавторанга, моего очень хорошего друга, не раз выручавшего мою непутёвую голову. Вероятно координаты это схрон, и товарищ скинул мне его местонахождение на всякий пожарный случай. Некрологов в сети было не больше обычного. Во всяком случае, не умер никто, кого бы я знал лично. Позавчера вояки на Агропроме попали под воздействие контролёра и сами же выкосили треть своего рейдового отряда. В Тёмной Долине, кто-то, пожелавший остаться инкогнито, неслабо потрепал бандюков. По слухам, скорее всего наёмники. Больше стоящих новостей не нашлось.

Неторопливо собрался, проверил автомат, навесил рюкзак и пошёл прощаться с торговцем, заранее прикидывая, сколько он заломит за постой. Сидорович нашёлся на своём обычном месте, в магазине, отгороженный от покупателей крепкой решёткой. Впрочем, покупателей не оказалось. Суточное проживание в номере люкс, обошлось мне в 150 монет, ещё столько же стоил душ, и полтинник за питание. В целом не так уж дорого. Тот же душ на Армейских Складах, стоит вдвое дороже и там он еле тёплый.

Старик долго бурчал себе под нос о нравах нынешней молодёжи, а когда я уже собрался уходить, выдал:

- Слышь, Роджер, дружок твой, Кавторанг, пропал, кажется. Долг уже третий час на ушах стоит. Нёс он им что-то ценное, и в контрольное время на связь не вышел.

- Когда? Где?

- Я же говорю, третий час уж пошёл, а на счёт «где», это ты лучше у долговцев спроси…

Дальнейшую речь я слушать не стал. Выскочил из бункера и первым делом попытался связаться с самим Кавторангом. Облом. Его ПДА вообще вне сети.

Ну, конечно же, сообщение! Перед тем как пропасть, он скинул мне сообщение, хоть и пустое, зато с координатами отправителя. Вбиваю координаты в карту и получаю северо-западную часть Свалки приблизительно там, где возле ж\д. тоннеля, начинается удобная тропа на Агропром. Это уже хорошая зацепка. Ладно, свалка это совсем рядом, по крайней мере, если смотреть по карте на маленьком экране наладонника. А теперь, ноги в руки и вперёд!

 


Сообщение отредактировал RUS_D: 22 March 2014 - 17:05
добавил весь текст


#2
asmodey7_77

asmodey7_77

    Новичок

  • Не в сети
  • Неактивированные

<- Информация ->
  • PipPip
  • Регистрация:
    10-January 11
  • 30 Cообщений
  • Пропуск №: 3571


Репутация: 5
  • Пол:Мужчина

Продолжение...

Знаете, чем мрачные мысли отличаются от таких же с бодуна? Почти ничем, только краски сгущаются. Уж мне то можете поверить. Кавторанг исчез где–то в районе между железнодорожным тоннелем и проторённой тропой на Агропром. А я, его “найлепший друзяка”, в то время как старый друг нуждался в помощи, погряз в жестокой пьянке прямо в лагере новичков. Вот так! Но я уже в пути. И не так уж важно, что мощный перегар в купе с отдышкой и нескрываемым топаньем демаскируют меня, по самое не балуйся. Всё это сейчас не существенно. Я иду помочь другу, который дважды вытягивал мою непутёвую голову из объятий красотки - Смерти. Лишь бы не было поздно. Лишь бы друг продержался до моего прихода. Там уж мы вместе организуем достойную оборону, а понадобится, так и приличную атаку.
Сколько времени может занять путь с Кордона на Свалку? Вопрос не из простых. Если проводник с денежными клиентами, то и пару суток. А если бродяга один? Пусть и с бодуна, но с явной целью помочь?
Могу с твёрдой уверенностью заявить, путь по прямой составляет ровно 4 часа. Никогда ещё, ни один сталкер, не преодолевал эту дистанцию за столь короткий срок. Трёхсуточные алкогольные возлияния, пожалуй, единственный раз в жизни, показали своё преимущество перед трезвым образом жизни. Да, я взмок после первого же километра бега. Да, голова трещала неимоверно. Да, я чувствовал себя так, что даже Зона не выставляла мне препятствий на пути. Ну, разве можно считать препятствием зазевавшуюся псевдоплоть, некстати шарахнувшуюся почти под ноги, от совсем ещё щенка Чернобыльского пса? Плоти хватило трёх пуль в морду, а щенку, свистнув, я кинул эфку. Зверь, как зачарованный, проследил траекторию полёта гранаты, упавшей прямо под брюхо, а когда он всё же сообразил, чем грозит этот полёт, раздался взрыв. Даже Тузик грелку, не сумел бы порвать так тщательно.
И всё же, как бы я ни торопился, опоздание ни на что не спишешь. Разумеется я надеялся застать друга занявшим глухую оборону и дожидающимся меня, но, к сожалению, чудеса бывают только в сказке. Всё что мне досталось, это наспех отрытая стрелковая позиция, почти две сотни стреляных гильз, упаковка от перевязочных материалов и следы, ведущие в тоннель, почти полностью перекрытый сошедшим с рельс дизель-электровозом.
Как далеко отлетает гильза при стрельбе из положения лёжа? Правильно, совсем не далеко. Пришлось лечь на позицию и по кучкам гильз, прикинуть, куда стрелял мой друг. Получился сектор обстрела градусов в 40, между приметной тропинкой, оставшейся после небольшой стаи кабанов, и кучей здоровенных бетонных труб. Кабаны прошли сквозь кустарник явно задолго до появления Кавторанга, значит, их смело отметаем. А вот на трубах, потемневших от времени, явно видны следы нескольких пулевых попаданий. До труб метров 70, значит, врагов было достаточно много, иначе опытный боец не подпустил бы их так близко. Кавторанг, имея в арсенале такую убойную штуку, как ОЦ-14 “Гроза”, предпочитает вести бой на дистанции 150- 200 метров. Неожиданностей меньше, да и гранатой никто не угостит. На засаду тоже вроде не похоже. Время у друга было. Гильз многовато. Будто стрелок не хотел отвлекать от себя внимание врагов, и палил частыми, но экономными, в 2- 3 патрона очередями. Что бы это могло значить? Обойма Грозы- 20 патронов. На позиции около двухсот гильз. Спрашивается, во что опытный бродяга мог положить примерно 10 обойм, не двигаясь с места? С мутантами такое не прокатывает. Разве что с полтергейстами, но они на открытой местности встречаются крайне редко. Бандюки? Тоже сомнительно. Эти, хоть и без башки, но не до такой же степени! Нет, блин, так долго можно гадать на апельсинах, надо и местность глянуть.
От земли тянуло лёгкой сыростью, я поднялся и медленно, на полусогнутых, по дуге обошел трубы. С этой стороны открывалась чудная панорамка. Кучки тряпья и растасканные падальщиками человеческие кости. Видимо недели с 2 назад, на этом месте загнулись сразу несколько человек. Судя по остаткам одежды, бандиты. Оружия нет, кто-то успел прибарахлиться за счёт покойничков. Ну да это нам не интересно. А вот что это, там, в кустиках виднеется? А торчит оттуда ботинок. Форменный, натовский. А если встать на цыпочки, то видна и тушка владельца. Некто в армейском спецкостюмчике западного образца. Не какой-нибудь “Берилл” или “Скат”, а что-то покруче. И вроде из-под тела торчит приклад так любимого Свободовцами и Наёмниками, М4А1.
Не люблю противорадиационные таблетки за мерзкий устойчивый привкус, но тушка лежит в небольшом очаге и тут уж ничего другого не остаётся. Лучше уж этот привкус, чем последствия лучевого поражения. Как говорится: назвался Сталкером, изволь ощутить все прелести Зоны. Ладно, красную горошинку под язык, 5 минут на вкусовые ощущения и вперёд.
Через маску с фильтром запахи почти не ощутимы. И это не может не радовать! Если б не очаг радиации, причём возникший после последнего выброса, трупом бы уже кто нибудь успел полакомиться. А так, лежит себе тихо-смирно, воняет потихонечку. Натуральный такой вояка, врятли с кордона, там таких костюмчиков что-то не наблюдается. И шлем у него тактический. Со встроенным ПНВ, электронной оптикой, лазерным дальномером, целеуказателем и ещё всякой всячиной по мелочи. Хороший такой шлем. Реальный! Такой девайс абы кому не дадут.
Итак, труп мы имеем, в смысле, он у нас в наличии. Чего не хватает? Не хватает крови. Переворачиваю покойничка. Ай, как чудно его грохнули! Две пули в шею, узнаю почерк дорогого друга. Костюмчик выдержал удар, только поцарапался немножко, а вот шея не железная. Наверняка позвонки перебило. С такой то дистанции из Грозы жахнули! Спасибо, Кавторанг, такой сувенирчик подогнал!
Быстренько вытягиваю покойничка из горячего пятна и так же шустро все его вещички, становятся моими. Как говаривал один мой знакомый: было ваше - стало наше. Это не грабёж, не воровство, и уж тем более не мародёрство. Я не подкараулил этого жмурика с целью обобрать, не взял все эти вещи, пока он спал на привале, и не свистнул их из места, которое он покинул в спешке, спасая жизнь, но, надеясь вскоре вернуться. Всё честно. Трупу ни к чему такое хорошее, а главное очень ценное снаряжение. А мне пригодится. Но тащить всю эту тяжесть с собой сейчас не с руки. А по сему, всё приобретённое пакуется в рюкзак покойника и закапывается на метр в землю под кустиком в 35 шагах на запад от труб. Даже винтовка. Хоть оружия америкосовского производства в Зоне навалом, я его не люблю. По точности, М4А1 превосходит мой АК74м, а вот надёжность у этого прихотливого и капризного ствола, оставляет желать лучшего. Но продать его можно очень даже запросто. Или обменять.
Вообще, в чём вся прелесть разработки Калашникова? В том, что характеристики его детища средние во всём. Есть стволы и более точные, и более убойные, и более надёжные, и более лёгкие, и более скорострельные. Но вся беда в том, что всё это разные стволы. А таких, чтоб всё сочеталось в одном – нет! А Калаш, средний во всём!
Однако, хоть я и прибарахлился, но всё же не разобрался от кого так долго отстреливался товарищ. Пришлось заложить более широкую дугу, в смысле кривую, потому как с жаркой и воронкой лучше не встречаться. Второй поиск дал ещё 2 трупа. Тоже натовские вояки, но снаряжение гораздо проще, да и попорчено изрядно. Кавторанг не баловал противников разнообразием смертей. В горло. А у одного голова вообще почти оторвана. Здесь уж мутанты попировали на всю катушку. Даже подбирать почти нечего. А вот оружия нет совсем, видать кто-то уже пошарил. Но расклад Кавторанга, я так и не понял. Три трупа на почти двести выстрелов. Так даже новички не промахиваются! Что-то не так. Совсем не так! Вероятно, противников было гораздо больше, но искать следы после нескольких часов в Зоне, дело почти безнадёжное.
Итог: Кавторанг расстрелял троих, кучу патронов и при первых признаках надвигающегося шу* Цензура *а, ушёл в железнодорожный тоннель. Тоннель, судя по картам, ведёт к НИИ “Агропром”. Им никто не пользуется. Говорят, там пропадают люди. Навсегда. Есть только одна байка про отчаянных ребят, которые смогли пройти этой дорогой. Но это именно байка. Таким образом, имеется приличная вероятность того, что преследователи оттеснили Кавторанга вглубь тоннеля и теперь не дают ему выйти. Это объясняет молчание друга, но кто эти преследователи, по-прежнему не ясно. Тем не менее, надо двигать в тоннель.
Я ещё раз проверил автомат, выхлебал банку энергетика, оправился прямо на рельсах и очень осторожно заглянул в тоннель. Вход со света в темноту, это очень опасно. Ничего не видишь, а сам как фотомодель на подиуме. Хочешь, целься в тебя, хочешь, стреляй, хочешь гранатку кинь, ты об этом узнаешь последним. Вот поэтому, надо быть очень тихим и по возможности скрываться за всем, что подвернётся.
Быть незаметным, не получилось сразу же. Метрах в 20, на правой паре рельс, искрила небольшая электра. В свете голубоватых разрядов, хорошо просматривалась прилично прожаренная тушка ещё одного натовца. Это ж, каким, надо быть тормозом, чтоб влететь в аномалию на ровном месте? Как минимум – ручником! Или…
Расквадрат твою гипотенузу! Ёлкин дрын! Как же я сразу не допёр! Вот в кого шмалял Кавторанг! Контролёр! Наверняка тот же самый, что навёл шороху на Агропроме. И покойнички, вероятно, оттуда же. Интересно, кто из нас такой невезучий, я, или Кавторанг? Ну, надо же, так вляпаться! Отступить невозможно, а не отступить очень страшно. Лучше дважды загнуться в аномалии и на зубах мутантов одновременно, чем попасть под влияние этой твари! Достаточно 10-15 минут воздействия контролёра, и ты становишься свежеиспечённым зомби. Одному ломиться за контролёром со свитой – это верная амба! Но Кавторанг пошёл бы выручать меня, а значит, я не имею права отступить. Ладно, пока вперёд, а там видно будет. Как говорится, «бог не фраер…», прорвёмся!
Сам себя, подбадривая, в полном приседе, почти на карачках, я, надеюсь что бесшумно, по-над самой стеночкой, двинулся вперёд. Мысленно перебирая, чем из моей артиллерии, можно ухлопать контролёра. В наличии имеется пара гранат Ф-1, но взрывать их в тоннеле – чистой воды безумие, потому как у них радиус поражения осколками, до двухсот метров, да и тоннель, не дай боже, обвалится. Я, знаете ли, вовсе не желаю быть раздавленным. Есть ещё выстрелы к подствольнику. Пяток обычных, осколочных, и ещё три штуки работы местных умельцев, с картечью. Это уже ближе к теме. Ну а патрончики у меня обычные, даже ни одного трассера нет. Ну а про тэтэшник и ножи, можно вообще не заикаться. Контролёр тварь хитрая и очень живучая, а самое хреновое – разумная. Между прочим, на человека похож. Голова непропорционально большая, череп вытянут к затылку, руки длинные, до колен. Передвигается медленно, но ему шустро бегать не обязательно. Он псионик. Способен брать под контроль почти любое существо в пределах прямой видимости.
Позади что-то звякнуло, да так неожиданно, что я чуть не подпрыгнул на месте. Прыжок с перекатом вправо, чтоб между мной и источником звука оказалась электра. М-м-ать! До чего же шпалы твёрдые! И уже разворачиваясь для прицеливания, слышу шёпот:
-Роджер, свои! – Этот шёпот с присвистом едва не довёл меня до кондратия! Нельзя так с людьми. Ладно, ещё обгажусь со страху, а если ещё и инфаркт мимо кадра схлопочу? Хороша будет байка про ветерана. Засранец с инфарктом! И главное – ПДА не видит рядом ни одного контакта!
- Кого там принесло, назовись! – А сам перекидываю рычажок в положение непрерывной стрельбы. Услышав характерный щелчок, голос забеспокоился:
- Это я, Вах! Ты там, смотри, не шмальни!
- Если ты Вах, то почему тебя на ПДА не видно?
- Накрылся мой ПДА, - голос погрустнел. – Я его в Кисель уронил. Вчера ещё.
- Ну, если ты Вах, то, что на тебе было одето, когда мы познакомились? – Уж на этот вопрос никто кроме Ваха правильно не ответит.
- Кальсоны! Два шакала вели меня стрелять, а тут ты появился! Кончай дурить, я вылезаю!
Я опустил ствол и вздохнул спокойно. Ответ правильный.
Из-под дизеля, с трудом протиснувшись, выбрался весь из себя квадратный мужик в безразмерном пыльнике. Если увешать новогоднюю ёлку оружием, то получится, весьма похожая аналогия. И разумеется это Вах! В своё время, этот полугрузин-полуиспанец, наделал в Зоне немало шороху. Но время, неумолимое и беспристрастное, сыграло со Сталкером злую шутку. Никто не поверит в приключения бравого бродяги с именем Вах! Что бы он ни рассказывал у костра. Не бывает такого!
Сталкер на полусогнутых пробрался ко мне и сел рядом, привалившись спиной к стене.
- Здорово, Роджер! – Вах радостно усмехнулся, и стало заметно, что один верхний передний зуб отсутствует.
- Здоровей видали! – Автоматом отозвался я.
- Где? – Деланно удивился сталкер, и мы тихонько рассмеялись.
Если б какой-нибудь режиссёр искал актёра на роль террориста, то Вах подошел-бы идеально. Фактурка самая та! Рост под два метра, вдвое шире меня в плечах, Заросший, бородатый, и нос крючком. По-русски, между прочим, говорит лучше, чем я.
- Я тебя ещё издалека увидел, - сообщил Вах. – Пока дошёл, ты уже сюда полез. Зачем полез? Место тут плохое. Что тут?
- Там, - я махнул рукой вглубь тоннеля, - контролёр со свитой. Зомбаки.
Вах весь подобрался, вслушался в тишину тоннеля, затем усмехнулся:
- Всё шутишь, Роджер, нехорошая шутка.
- Какие, нахрен, шутки?! – Возмутился я. – Самый натуральный контролёр! И зомби – натуральней не бывает!
- Чего тогда сидим? Валим отсюда, пока целы!
- Нельзя мне.
- Э-э-э, контролёр башка шумит? Хочешь, я тебя унесу?
- Нашёл время шутить! Там, ещё дальше, Кавторанг от контролёра прячется!
Мы немного помолчали, каждый о своём.
- Плохой день. – Уверенно резюмировал Вах. – Зря я тебя сегодня встретил. Дальше вместе пойдём. Один тут не пройдёшь, пропадёшь совсем.
-Вот ещё, выдумал, пропаду!- Фыркнул я. – Мне гадалка такую долгую жизнь намеряла, что я, ещё на твоих поминках, твоим правнукам байки травить буду!
- Шутишь, хорошо, что шутишь. Помирать весело надо, весёлых в Рай без очереди пускают. Ладно, проверяем заглушки и идём.
Заглушками, в сталкерской среде, называют специально переделанные подшлемники с вшитыми несколькими слоями тонкой проволочной сетки. На каждый слой подаётся слабый ток. Каждые две секунды на каждом слое частота и сила тока меняется. На не очень близком расстоянии, эти переменные электромагнитные поля, сбивают контролёра с частоты мозга и не позволяют взять защищённого человека под контроль либо совсем, либо частично, это уж какой контролёр попадётся. В качестве питания, используются сменные универсальные аккумуляторы от ПДА. Одного заряда аккумулятора, хватает часов на 12.
Я включил свою заглушку, и тут же почувствовал, будто по голове водят мягкой кисточкой. Порядок, работает.
- Ну, хватит, пожалуй, тянуть кота за причинное место, пойдём, а то скоро корни тут пустим.
- Погоди. – Сталкер извлёк откуда-то из складок пыльника «заряженную» сигарету и закурил.- Будешь? Говорят если вместе с заглушкой, то стопудово помогает!
- Не, я эту дрянь не люблю, самый кайф в пьянке.
- Ну, как знаешь, моё дело предложить…
Пока товарищ накачивался «дурью», я сгрыз три шоколадных батончика. Разумеется, любая помощь, это всегда хорошо, но, храни меня Чёрный Сталкер, от помощи таких отмороженных, как Вах!
Шустро скурив дурь, мой новоявленный партнёр щелчком отправил окурок в близкую электру и рывком поднялся с насыпи. За 2 минуты, Вах претерпел значительные изменения. Не было больше рядом со мной большого, сонного пугала. Был боец. Серьёзный боец. Бывший инструктор по рукопашному бою на службе своей Родины, так созвучной с Америкосовским штатом Джорджия. Как преобразился парень под воздействием так называемых “лёгких” наркотиков. Даже, стало, немножечко завидно, что инъекции обычного армейского стимулятора, не способны и на десятую часть такого эффекта.
Несмотря на всё моё отвращение к наркоте, Зона, подкинула мне очень даже приличного напарника. Вах, это вам не абы кто!
Потом мы молча поднялись и, разойдясь в стороны, по-над стенками тихонько двинулись вперёд. Вах пополз справа, я, слева. Несколько минут мы изображали вдохновлённых партизан, пока не упёрлись в обширный завал, в верхнем левом углу которого, свежеразрытой землёй, виднелся проход дальше.
Ни Контролёр, ни кто-либо из его зомбанутой свиты, не могли проделать этот лаз, значит ещё не всё потерянно. Пахло свежей землёй и озоном. А ещё ощутимо тянуло мертвечиной. Приторный запах разложения здесь был особенно силён. Переглянувшись с Вахом, мы кинули камень, ножницы, бумага. Не дожидаясь того чудного мгновения, когда напарник сообразит, что выиграл, я ужом скользнул в отверстие, ушёл перекатом вправо и замер с автоматом наизготовку. Тишина ударила по ушам, впереди клубилась тьма. Я замер, пытаясь ощутить опасность впереди, но к моему великому удивлению, её не было. Если Контролёр здесь и есть, то он ушёл дальше. В голове не скакали чехардой мысли, не было противного звона в ушах, и не было ощущения неминуемо надвигающейся Беды. Впрочем, прямо возле меня, в не слишком естественной для покойника позе, валялось сильно потрёпанное тело, в ошмётках некогда приличного бронекостюма бундесверовского спецназа. Тушка выглядела не очень, на любителя, а уж любители порезвились во всю мощь зомбанутой фантазии. Грудную клетку вместе с кишечником просто выели. На их месте зияла дыра, от которой, собственно и распространялось зловоние. При жизни, это тело, явно было капралом сводного миротворческого дивизиона НАТО, не дожившего до заветного дембеля. Похоже, именно тут, контролёр устроил маленький пикник, а заодно, подкормил свиту.
Вах целую минуту протискивался в лаз, шёпотом матеря всё подряд. Наконец его старания увенчались успехом, и он утвердился рядом со мной. Вспыхнул луч мощного фонарика и сталкер осветил сначала тоннель, потом стены и свод, и на закуску, валяющегося жмурика.
- Контролёр сейчас не голоден. – Констатировал напарник. – Все ушли дальше. Слушай, Роджер, сейчас день, тоннель этот, судя по карте, не такой и длинный, а конца его не видно. И ни Кавторанга, ни контролёра тоже не видать.
- Угу. – Подтвердил я. – Ты об этом тоннеле байки слышал? Тут вроде сутками бродить можно, пока выберешься. Так что, ноги в руки и вперёд. Нам ещё контролёра валить. От ПНВ в такой тьме толку мало, пойдём с фонарями.
Даже самый тормознутый на всю голову ёж, уже бы сообразил, что предстоящая прогулка не сулит ни наживы, ни славы. Мертвецам слава, как корове седло. Вроде есть, а пришпандохать не к чему. Два фонаря, при всём нашем желании не способны разогнать клубящуюся вокруг тьму, но в отличие от тех же самых ПНВ, здесь они способны дать хоть какое то представление об окружающем нас пространстве. Конкретно демаскируя наше продвижение светом фонарей, не скрываясь, мы двинулись вперёд. Туда, где предположительно всё ещё дожидался нашей помощи Кавторанг, и попутно присутствовал преследующий нашего друга контролёр со свитой.
Первые полчаса, мы шли очень осторожно, готовые по первому шороху расстрелять всё, что вздумает шевельнуться, но тоннель пока не давал нам повода пострелять. Зато аномалий, тут было прилично. В основном жарки, несколько гравиконцентратов, да ещё, всякого по мелочи. Я шёл немного впереди, попутно разбрасывая горстями гравий с насыпи. Изредка, в особо непонравившиеся места, бросал болт или гайку. Несколько раз на пути попадались артефакты. Пара капель, плёнка и огненный шар. Поднимать их не стали. Лучше подобрать на обратном пути, если обратный путь вообще будет. Попутно, пару раз пробовал свериться с картой, но облом, связь со спутниками, равно как и со всем внешним миром, в тоннеле блокировалась наглухо. Напарник немного шаркающей походкой брёл чуть позади и справа. На ходу, я прикинул время и расстояние. Полчаса пути осторожным шагом, это примерно километр. Длина тоннеля, судя по карте, максимум метров восемьсот, а конца до сих пор не видно. Более того, на карте он обозначен как прямой, на самом же деле, мы уже дважды поворачивали вправо, и один раз влево. Значит, мы отклонились от курса метров на 50 вправо, где тоннеля никак не может быть. Однако он есть. Кажется, мы вляпались, и, причём по-крупному. И это даже не считая контролёра, который всё ещё где-то впереди. Однако Вах идёт спокойно, не паникует, да и мне вроде паниковать не положено. Ну, вляпались, в первый раз, что ли? На то она и зона, чтоб сталкер не зевал.
Новый завал преграждает путь. Вот почему не было света в конце тоннеля. Вероятно, за завалом выход на сторону Агропрома. Вон и лаз в правом верхнем углу имеется. Значит, Кавторанг, уже где-то на Агропроме вместе с контролёром. Вот почему мы так спокойно прошли. Если в тоннеле и была какая то живность, то контролёр погнал её впереди себя по следам Кавторанга. На этот раз, я сразу сунулся вперёд, да и Вах не протестовал. Этот лаз оказался совсем старый. Никаких свежих следов не заметно. Кинул в дыру горсть щебня, прислушался, вроде тихо. Быстро пролез на ту сторону и осмотрелся.
На фоне слабо светящейся аномалии кисель, на рельсах лежали три изуродованных тела. Парочка зомби и снорк. А вот дальше, впереди, никакого конца тоннеля не предвиделось. Даже наоборот. Такой подлянки я даже от Зоны не ожидал. Тоннель раздваивался. Два рельсовых пути вели влево, и почему-то три вправо. Это, уже ни в какие ворота не лезет! Чтобы успокоиться, пришлось сесть прямо на рельсы и мысленно пересчитать пиратов на палубе фрегата. Это я так себя успокаиваю. Вах молча подошёл и сел в метре от меня. Видать его тоже проняло. Несколько минут мы молча сопели в унисон. Причём Вах даже как-то подхрипывал. Я, закрыв глаза, считал пиратов. Это я себе такой способ релаксации придумал. Рисую воображаемый фрегат и считаю пиратов. Насчитав стопятнадцать душ абордажной команды и в придачу почему-то безногого боцмана, я успокоился и открыл глаза. Вах немного удивлённо смотрел на меня, но не вмешивался. Мало ли, вдруг сталкер что-то почуял. Я медленно поднялся и подошёл к трупам. Вах за мной не пошёл, только проводил взглядом.
Здесь была настоящая драка. Контролер, то ли не смог, то ли не захотел подчинить снорка, и натравил на него зомби. Рвали они друг дружку очень душевно. Повсюду валялись куски плоти, а то и конечности. Снорк отбивался, как мог, но его в итоге задавили массой. Зомби сами по себе врятли победили бы, но ведомые контролёром, играли за одну команду, и потому всё же выиграли. Снорку выдрали правую ступню вместе с ботинком, кусок позвоночника и раскроили череп. Отряд зомби потерял двоих бойцов, одну челюсть и аж пять рук. С таким разгромным счётом игра и закончилась. Именно игра. Это было очередное развлечение контролёра, он наверняка мог подчинить и снорка, но решил просто позабавиться. Близко конец тоннеля или далеко, не особенно важно. Главное, что дальше придётся идти совсем осторожно. Судя по всему, контролёр очень старый и сильный, а что самое неудобное – умный. С таким лучше всего играть издалека, а ещё лучше, с помощью артиллерии, ну или на худой конец – «мухи». Муха, конечно не РПГ, и вовсе не ПЗРК «Стрела-7м», но тоже очень даже неплохая хлопушка. Шарахнуть из такой по гадине, и только барельефчик на стене останется. Эх, жаль, нет у нас с собой серьёзной артиллерии. На всякий пожарный случай, я закинул в подствольник выстрел с картечью и кивнул напарнику. Тот молча поднялся и повернул в правый тоннель. Я не возражал, вправо, так вправо. Однако далеко уйти не удалось. Метров через триста, тоннель во всю ширину перегораживала старая птичья карусель. Вокруг в изобилии валялись ошмётки гнилой плоти и мелкие кости. Вероятно, тут прорывалась приличная стая не то тушканов не то крыс. В общем, результат, как говорится, налицо.
Пришлось топать назад, причём вдвое медленнее, чем вперёд. Нет ничего хуже, чем возвращаться по собственным следам. Вроде ты уже тут проходил, и опасности никакой не видно, но это Зона, где всё может измениться в любую секунду. И между прочим, не зря осторожничали. Уже возле самой развилки, обнаружился хищный гриб. Как обычно он расположился на стене. Этакая тонюсенькая блямба размером метр на полтора. Ох, и пакостная штуковина! Стоит лишь коснуться, и как минимум руку, считай, уже потерял. Эта дрянь любит прохладу, темноту и сырость. Почти идеально имитирует цвет поверхности, на которой живёт. С невероятной скоростью жрёт органику. Скажем, ту же руку, съедает от силы за минуту. Если бы не маска противогаза, точно бы плюнул в эту мерзость.
Ладно, дубль второй, идём налево. Как там говорится: «каждый мужчина имеет право - налево». Главное не увлекаться. Ну вот, блин, накаркал!
Из темноты слышится рёв, затем шлёпающий топоток. Под чьими то прыжками похрустывает гравий и гулко бумкают бетонные шпалы. Снорки!
Звуки приближаются, но не слишком быстро. Снорки, когда их собирается больше 4-5 штук, не нападают сразу. Эти твари знают, что если поиграют вблизи сталкеров в свою безумную чехарду, то люди, нервничая, будут промахиваться гораздо чаще. Сейчас, в не слишком широком тоннеле, их игра бессмысленна.
Вах, широким замахом сбоку, один за другим закидывает в темноту впереди два фальшфайра. Злобно шипя, они улетают метров на 20. Чёрт! Там ещё и туман какой-то висит, ну что за невезуха? Опомнившись, я бросаю ещё два почти нам под ноги, чтобы потом, в горячке боя, мы не перестреляли друг друга. Вах перевешивает за спину старенький АКСУ, и берёт в руки дробовик. Мне менять нечего, не люблю таскать на себе кучу железа, да и мой АК 74м, одинаково хорошо действует как против мутантов, так и против людей.
Вот, первая неясная тень проскакивает освещённый дальними фальшфайрами участок, и я выжимаю спуск, целясь с упреждением. Тут же грохает дробовик. Снорк, теперь уже прекрасно различимый в свете наших нашлемных фонарей, кубарем валится на рельсы. Один готов! Хреново только, что мы оба стреляли в одну цель.
Следующий зверь, выносится почти по-над стенкой слева, ближе ко мне. Гофрированный шланг старого противогаза болтается в такт скачкам, в мутных стёклах бликует свет моего фонаря, давая отличный ориентир. Бью длинной очередью в остаток рожка. В тот момент, когда боёк сухо щёлкает, тварь, уже практически без головы, проезжает на пузе по гравию метра два и замирает.
- Заряжаю! – Предупреждающе кричу я, и присев на колено, выдёргиваю пустой рожок. В этот момент, один за другим бахают три подряд выстрела. Крупная, кучно летящая дробь, останавливает мутанта в прыжке и откидывает его назад. Втыкаю на ощупь, соседний с пустым рожок, и, передёргивая затвор, вскакиваю.
Теперь на нас несутся сразу четверо. Они, высоко подпрыгивая, отталкиваются от стен и потолка, непредсказуемым образом изменяя траекторию прыжка. И всё это они умудряются проделывать невероятно быстро.
- Назад, медленно! – Кричит Вах. Будто я сам не понимаю, что, только медленно отходя назад, мы не дадим части тварей проскочить нам за спины, а затем слаженно атаковать с двух сторон! Эх, мало нас, сюда бы ещё пару бойцов, но чего нет, того нет. Мы пятимся назад, я огрызаюсь короткими, в два патрона, очередями. Умудряюсь каким-то образом зацепить одного снорка. Его в полёте разворачивает, и он неуклюже плюхается на рельсы. Вах, тут же, высаживает в подранка оставшиеся в дробовике заряды и разносит мутанта в клочья. Сталкер выпускает из рук опустевший дробовик, и пока тот падает, перехватывает из-за спины АКСУ. Теперь мы слаженно играем концерт двух калашей для снорков. В крови кипит адреналин. Вах, лупит длинными очередями, ему то хорошо, у него рожки на 45 патронов, а у меня стандартные на 30. При вспышках выстрелов, словно при работающем стробоскопе, монстры приближаются рывками. Однако я, успеваю снова перезарядиться прежде, чем у моего неэкономного напарника, пустеет магазин. Твари совсем близко. Я стреляю картечным зарядом из подствольника и практически размазываю ещё одну гадину по стене. Две оставшиеся твари, синхронно прыгают на нас.
Словно в кошмарном сне, летящая на меня тварь, заслоняет собой всё обозримое пространство. Стреляю почти в упор. Уже мёртвый снорк сбивает меня с ног, и я кувырком лечу назад. Пребольно ударяюсь спиной о шпалу и словно выброшенная из воды рыба, пытаюсь протолкнуть в себя, хотябы один крошечный глоток воздуха. Переворачиваюсь набок, и в свете догорающего фальшфайра, вижу, как мой товарищ, оскальзываясь на крови и слизи, выплясывает дикую лезгинку на теле последнего поверженного монстра. Офонареть-не-встать! Фальшфайры гаснут. Занавес!
Когда я, наконец, могу вздохнуть свободно, меня пробирает смех. Я сначала тихонько, а затем во весь голос, смеюсь и не могу остановиться. Вах, перестаёт выплясывать на тушке снорка и осторожно подходит.
- Ты чего?
Сквозь смех, выдавливаю слова:
- Наши…всухую…выиграли на чужом… поле, счёт…7:0!...
Вах, сначала непонимающе смотрит, как я давлюсь смехом, а затем тоже смеётся. Как два впервые накурившиеся дури школьника, мы пару минут ржем, глядя друг на друга. Затем, адреналиновая волна отпускает, и мы всё ещё похихикивая, уже осмысленно перезаряжаемся. Нахожу брошенную в бою пустую сцепку рожков, и заряжаю патронами из рюкзака, снова закидываю в подствольник заряд с картечью. Ещё, проверяю не повредилась ли при падении «заглушка». Фурычит, родимая!
Осторожно идём дальше. Никакого тумана впереди больше нет. Померещилось мне, что ли? Теперь тоннель с небольшим уклоном ведёт вниз. Этого ещё не хватало! Мало того, что если прикинуть по карте, мы уже должны находиться где-то в районе основного комплекса «Агропром», так ещё и углубляемся под землю! Ну, Кавторанг, если выберемся – месяц меня будешь поить!
Идём как можно тише. Контролёр, если он неподалёку, наверняка слышал, как мы с разгромным счётом выиграли у местной команды снорков. Впрочем, ни следов Кавторанга, ни контролёра со свитой не видно. Аномалий тоже почти нет. Редкие, голубовато светящиеся лужицы Ведьминого Студня, обходим, держась как можно дальше – очень пакостная штука. Тишина гробовая. Только изредка слышно как где-то, капает вода. Воздух затхлый, и это чувствуется даже сквозь маску. Стены тоннеля кое-где покрыты серым мхом. Никогда такого не видел, и знать что это такое, не желаю. Рельсы бесконечными лентами тянутся в темноту. Ещё через час, делаем привал. Сидим, привалившись спинами к «чистой» бетонной стене и греем на спиртовке консервы. С наслаждением поглощаю гречку с тушёнкой и хрумкаю солёные сухарики. Потом пьём обжигающе горячий, крепкий, сладкий чай с галетами. А после еды, ещё минут 15, просто сидим на уже упакованных рюкзаках, наслаждаясь покоем.
Не сговариваясь, встаём и идём дальше. Всё так же осторожно и тихо. Самое страшное, делая что-либо монотонно, забыть об осторожности. От этого здесь умирают. Не конкретно в этом тоннеле (хотя может и в нём тоже), а вообще в Зоне. Дальше тоннель совсем пустеет. Ни единой аномалии. Видимо, мы уже так глубоко, что вроде, как и не в Зоне. Ещё через полтора часа, натыкаемся на вагон. Самый обычный вагон электрички. И стоит он тут уже очень давно. Краска почти вся облезла, окна все целые, но настолько мутные, что вообще ничего не видно, двери закрыты. Я его и детектором аномалий проверял, и счётчиком Гейгера, и камушки бросал и гайку. Ни-че-го! Самый обыкновенный вагон. Наконец, Вах, как смог, разжал двери, и я с трудом протиснулся внутрь. В тамбуре слой пыли в сантиметр, не меньше. Я тихонько, готовый сразу же рвануть назад, заглянул внутрь. И вот тут, мне конкретно «поплохело»! Нет, никто оттуда на меня не выскочил с диким криком. Скелеты там сидят, рядочками. В истлевшей одежде, на сгнивших деревянных лавках, полный вагон скелетов! Будто ехали себе куда-то люди, ехали, и вдруг все разом померли. И вагон этот взял, и заблудился.
Долго я смотреть на это не мог. Не помню, как выбрался, очнулся, сижу под дальней от вагона стеночкой и хлебаю водку из пластиковой баклажки с этикеткой «PEPSI», а вкуса не чувствую. Подходит Вах.
- Чего там? – А я ему киваю, сам, мол, глянь. Ну, он покряхтел у двери, разжал её настолько, чтоб самому протиснуться, ну и полез, удовлетворять любопытство. Через минуту вылез, рожа под маской белая, и крестится. Отобрал баклажку и половину одним махом выдул, и ни в одном глазу. А баклажка, между прочим литровая. Так вот, поглядывая на этот вагончик, мы её и осушили. Без закуски. Молча. Сколько ещё бы так сидели, не знаю. Вах молча поставил меня на ноги и чуть ли не за шкирку, уволок дальше в тоннель. Какое-то время, вяло, будто механические куклы, движемся вперёд. Тоннель, будто перепуганный заяц, виляет то вправо, то влево. Я уже перестал считать повороты. Бесполезно. Говорить ни о чём не хочется. Кажется, что нависшая над головой толща земли, физически придавливает к шпалам. Ещё через полчаса, тоннель дважды под прямым углом поворачивает налево и выводит в большой зал.
Вот, вы, к примеру, да-да, именно вы, видели, когда нибудь рельсы, поворачивающие под углом 90 градусов? И заметьте, не на стыке, как это было бы хотя бы логично, а так, вдруг!
Это ж ни один уважающий себя поезд, так не повернёт. И зал этот совершенно невозможный. Фонарик до потолка не добивает. И везде рельсы. Тут их рядов двадцать, не меньше. Справа видна высокая площадка с рядом стальных, запертых на большие висячие замки, ворот. А слева вроде вагоны грузовые виднеются. Но точно не скажу, там что-то вроде тумана висит. Ну, блин, всё, приехали! Станция имени пушистого полярного зверька с особо ценным мехом! Кавторанг, зараза, во что ты меня втянул?
Рельсы на соседних путях просто уходят в бетонную стену, а кое-где возле стены стягиваются в кошмарные тугие узлы. Смотреть туда не хочется. Страшно. В зале сыро и почему-то тепло. Воняет как в старом подвале, даже через фильтры. Вот и всё, Роджер, приплыл ты, кажется, по самое не балуйся. Ещё не известно, есть ли на том конце зала тоннель, ведущий к выходу. Ничего, прорвёмся, и не из такой задницы выкарабкивались! Даже стрелять пока мало пришлось!
Нет, ну кто меня за язык тянул, а? Из темноты, слева, с громким писком выносится целая стая тушканов. И прямо на нас. Я такую кучу этих тварей давненько уже не видел, никак не меньше тридцати. Тогда, я, правда, на дереве сидел, и просто смотрел, как матёрый Чернобыльский кабан втаптывает их в землю. И всё же эти твари так объели бедную хрюшку, что та сдохла прямо под деревом. Сейчас деревьев рядом не наблюдалось. Ещё сам не осознав, что творю, с воплем «воздух», бросаю предпоследнюю свою эфку в приближающуюся стаю, и как подкошенный, падаю на землю, пошире открыв рот и зажав уши ладонями. Громыхнуло так, что на миг я оглох. Шальной осколок заставил ближайший ко мне рельс, петь на одной звонкой мажорной ноте. Откуда-то сверху, мелким туманом сыпется бетонная пыль. Честное пионерское, никогда больше не стану взрывать в замкнутом пространстве оборонительную гранату! Едва выждав пару секунд после взрыва, вскакиваю и всаживаю в значительно поредевшую стаю последние два заряда картечи из подствольника. В результате стая, приблизившись почти на 10 метров, сократилась всего до 15-13 голов. Перещёлкиваю переключатель на одиночные, и быстро отстреливаю ещё с десяток тварей. Почти не промахиваюсь. Сухо щёлкает боёк, патроны закончились, и как всегда не вовремя. Не знаю, куда делся после взрыва Вах, выяснять, сейчас нет времени. Выхватываю из кобуры старенький тэтэшник ещё 1934 года выпуска. И в пять выстрелов добиваю выживших тушканов.
Всё! Пиндык мелким гадам! Адреналин бурлит. В ушах противный тонкий звон после взрыва. Даже сквозь фильтры маски, ощутимо воняет сгоревшим порохом. Быстренько меняю магазин в автомате, передёргиваю затвор, и только после этого, уже спокойно, выщёлкиваю обойму из пистолета и дозаряжаю. Прячу пистолет обратно в кобуру на разгрузке, и тщательно осматриваюсь, не двигаясь с места.
Вах пропал. Ни его, ни света от его мощного фонаря, нигде не видно. Ладно, найдётся. Может, оглушило, и он ломанулся куда-то в сторону. Такое бывает и с серьёзными бойцами. Найдётся. Кричать и звать его бессмысленно и опасно. И так уже нашумел выше крыши. Причём не автоматом, он у меня как раз с глушителем, а взрывом и выстрелами из пистолета, прозвучавшими в зале будто пушечные. На месте контролёра, я бы уже заинтересовался, а по какому поводу фейерверк, собственно?
Быстро, насколько возможно, оглядываю недавнее поле боя. Насчитываю сорокдве тушки, не считая фрагментиков. Граната рванула наславу! Больше так никогда делать не стану! Чуть сам не угробился. Если б не рельс, пару-тройку осколков, точно б схлопотал.
Картечи больше нет, закидываю в подствольник осколочный заряд, мало ли. Вообще то не рекомендуется бродить в незнакомых местах с заряженным подствольником, во избежание самопроизвольных выстрелов, но сейчас я один, и выстрел даже самопроизвольный мне повредить никак не может.
Только сейчас, обращаю внимание на ПДА. На экране тускло тлеет зелёная точка с подписью «кавт». Нашёлся! Метров 150 налево. Как раз туда, где вроде виднеются вагоны. Медленно, очень медленно, на полусогнутых, держа автомат перед собой, передвигаюсь туда, где показался маркер ПДА Кавторанга. Мой друг жив, иначе ПДА, показывал бы совсем другой значок. Может он и ранен, но жив.
Впереди вагоны. Несколько рядов самых разных грузовых вагонов, от рефрижераторов, до цистерн, и просто железных коробов для сыпучих материалов. Сотня метров, пятьдесят, тридцать, двадцатьпять, двадцать, пятнадцать…
- Кавторанг, ты там не спишь, бродяга, не помешаю? – Голос эхом мечется меж вагонов, исчезая где-то под невидимым потолком.
- Роджер? – Это ещё левее, скорее туда. – Какого х…я, ты рвёшь тут гранаты? Совсем с катушек съехал? Что я тебе говорил в последнюю нашу встречу?
Мне становится необычайно весело. Он жив, я всё-таки успел! Вот теперь мы повоюем!
- Чтобы я ко всем чертям, катился к морю и девкам! – Уже в полный голос заявляю я.
- Ну, так какого лешего, ты шляешься по подземельям, вместо пляжей? – Голос Кавторанга звенит от радости. Он очень рад моему появлению, даже такому громкому и со спецэффектами. Я уже почти бегом проскакиваю под очередной сцепкой, едва не спотыкаюсь о тело изрешечённого зомби. Машинально повожу фонариком по сторонам и вижу ещё семь раскуроченных пулями тел. Сверху вспыхивает совсем тусклый лучик и светит на меня. Я свечу туда и вижу Кавторанга, по пояс высунувшегося над вагоном с песком. Он щурится от яркого луча, и я отвожу фонарь немного в сторону. Его перемазанная физиономия сияет улыбкой во все тридцатьдва зуба и немного смахивает на оскал. Голову друга покрывает подшлемник со встроенным генератором случайных волн. Отличная штука от воздействия контролёра.
- Кофе с коньяком в постель заказывали?! – Громким заговорщицким шёпотом спрашиваю я. – Ну, так вот, кофе с коньяком вылит в постель. Постель за периметром! Так что вставайте, граф, вас ждут из подземелья! Кстати, я не один пришёл. Тут ещё где-то Вах прогуливается. Ща его разыщем, и выдвинемся назад, Загостились мы тут…
- Постой.- Лицо Кавторанга сразу делается серьёзным. – Ты что-то мил друг заговариваешься. Вах здесь, со мной. Только вот у него питание на «заглушке» стало дохнуть, пришлось его «биостопом» жахнуть. Для верности, сразу две дозы. Он сейчас в полной отключке валяется. Ты с кем пришёл то?
Биостоп, очень мощная и в то же время страшная штука. Изобретён и испытан здесь, в Зоне. Принцип действия в чём-то аналогичен зимней спячке у некоторых животных. А ещё похож на действие анабиоза из фантастики. Все жизненные процессы резко замедляются, и человек остается, жив, но очень напоминает мертвеца. Между прочим, незаменимая вещь при тяжёлых ранениях. Вколол раненому биостоп, и твёрдо можешь быть уверенным, что до больнички его живым доставишь, хоть через сутки, хоть через трое.
- Как это с кем пришёл? – Уже неуверенно тяну я. – Опять разыгрываешь? Это как-то не…
- СЗАДИ!!! – Кавторанг мгновенно меняется в лице. Не раздумывая, я на каблуках разворачиваюсь на стовосемьдесят градусов, одновременно вскидывая автомат. И вижу менее чем в трёх метрах от себя, кошмарную рожу контролёра. Две голодные бездны глаз! В голове набатом звенит колокол, сердце пропускает один удар, и я давлю на спуск подствольника. Пусть сдохну, но зомби не стану! Между нами вспыхивает маленькое, очень злое солнце. Левую голень и бок обжигает болью, меня подхватывает ударная волна, и я лечу спиной назад, проваливаясь в бездну без начала и конца.




В голове с тихим шелестом ворочаются мысли. Очень больно. Боль заставляет мысли разбегаться и их приходится ловить, от чего они злобно шелестят ещё громче. Болит всё, но особенно противно ноет левый бок. Что-то такое с ним произошло, очень нехорошее. Что-то со мной случилось. Нет сил открыть глаза. Очень хочется пить. Сглатываю всухую. Пытаюсь громко сказать, но язык не слушается, звук получается до обидного тихим. «Пить». Даже не шёпот, а ещё тише. Глаза совсем не хотят открываться. Но вдруг, о чудо, в губы утыкается что-то жёсткое, и рот наполняется прохладной водой. Я глотаю. Кажется, сейчас я могу запросто выглотать Ниагарский водопад. Я глотаю, торопясь и захлёбываясь. Оказывается самая обыкновенная кипяченая вода, имеет восхитительный, ни с чем не сравнимый вкус. Я-то, дурила, всегда любил пиво, и даже не подозревал, что любить надо воду! Но вот поток воды прекратился, и я сразу почувствовал, что пить больше не хочу. Кто-то протопал по кафельному полу в сторону от меня, что-то звякнуло, затем шаги вернулись.
- Очнулись, молодой человек, вот и ладненько, вот и хорошо. А то что-то уж долго. Перестарался ваш товарищ с биостопом, перестарался. Ну да ничего, теперь всё будет хорошо. А теперь спать, спать, спать… - Знакомый баритон рокотал так убедительно, что я не мог не согласиться. Хотел даже кивнуть, но не мог. Что-то укололо предплечье, и, начиная от руки, к сердцу рванулась обжигающая волна жуткой боли. Мгновенно боль затопила всё тело. Кричать я не мог, хотя и старался. А потом, вдруг, цветные пятна сменились чернотой, и я стал проваливаться куда-то вниз…



Сидеть на высоком крылечке, прямо на ступеньках, завернувшись в старый драный ватник, пропахший солярой и больницей. И тихонько курить, глядя на догорающий закат. Вот, кажется наивысшее счастье! Здесь, на болотах, так тихо и спокойно, что, кажется, будто и нет вокруг Зоны со всеми её ужасами многоликой смерти. Кажется, сидя именно на этом крыльце, задумавшись всего на минутку, можно впасть в нирвану.
Вот уже пятый день, как я очнулся в доме Болотного Доктора. Меня притащили сюда Вах с Кавторангом. Об этом я узнал вчера из разговора с Кавторангом по ПДА. Обоих Доктор выгнал взашей, особенно громко ругаясь на Ваха, но меня лечить согласился. Кавторанг подарил Доктору непонятный (найденный в том зале) продолговатый камень, который имеет синеватый оттенок чёрного, и очень удобно ложится в руку. У него даже ямочки для пальцев удобные. А когда его сжимаешь в кулаке, он чуть заметно пульсирует. Доктор обрадовался камню, как ребёнок, но пульсации он не чувствует, поэтому просит подержать камень меня, при этом выспрашивает об ощущениях.
На третий день, после того, как я почти в упор разнёс контролёра из подствольника, Кавторанг с Вахом, дотащили меня до болота, на краю которого, Доктор, как раз прощался с псевдогигантом. Так они и встретились. Вах, с перепугу, успел даже выпустить очередь из моего автомата. Хорошо, что промахнулся, благодаря Кавторангу, сделавшего не в меру воинственному другу, банальную подсечку. Разгневанный Доктор, еле успокоил не менее разгневавшегося псевдогиганта, а затем, вырвал из рук Ваха мой автомат и закинул его в болото. Так я лишился своего автомата. А ведь какой аппарат был! С глушителем местного производства, стандартным подствольным гранатомётом и безумно дорогой, переделанной пятикратной швейцарской оптикой. И вот где я теперь снова всё это достану? В болото лезть? Ну, уж нет, ищите другого кандидата в дураки. Там такие зверушки водятся, что лучше я пока с тэтэшником побегаю, а там глядишь чего и подвернётся.
Доктор взялся меня лечить вовсе не из-за того, что мы знаем друг друга уже несколько лет. Просто мой случай показался ему интересным. Меня задело осколками. Всего двумя. Первый распорол мышцу на ладонь ниже колена, а вот второй.… Пробил лёгкое, распорол сердечную сумку и застрял в ребре. Если б не Кавторанг, там бы я и загнулся. С такими ранениями не живут. Но на моё счастье, Кавторанг, когда влип в переделку с контролёрами, (оказывается, их было два, и молодого контролёра Кавторанг с Вахом разнесли в два ствола) как раз, нёс на базу Долга, целую партию биостопа, рыночная стоимость которой, примерно равна цене небольшого реактивного пассажирского самолёта. А Ваха он взял для охраны. Так вот, пару доз Кавторанг вкатил мне сразу, а ещё три, в процессе последующей транспортировки. Ваха он привёл в чувство антидотом и двумя чашками спирта. После чего моя бренная тушка была осторожно доставлена на болота. Доктор был рад подвернувшейся сложной работе. После, он мне все уши прожужжал тем, как удалял осколок, да как лечил меня своим новым препаратом, на основе вытяжки из каких-то там желёз кровососа. Если честно, даже думать об этом противно. Ещё Доктор вскользь похвалил моих друзей, за то, что те не рискнули самостоятельно пытаться лечить меня артефактами, а сразу принесли к нему. Но так же очень ругал Кавторанга, вкатившего мне слоновью дозу биостопа.

Не знаю, и наверняка не узнаю никогда, с кем я бродил по подземелью, но Вах действительно, постоянно был при Кавторанге. Он первым расстрелял все свои патроны. Кстати, в этой ходке у него была «гроза» и большая часть гильз виденных мной на позиции у входа в тоннель, были его. И вот ещё, оказывается это только я так легко, почти гуляючи, прошёл по тоннелю. Со слов Кавторанга, там завал на завале, тьма-тьмущая аномалий и ни одного артефакта. Никакого вагона со скелетами, он, разумеется, не видел. Более того, по его же словам, выходит, что к залу, где мы встретились, они шли почти сутки, а не день, как я. И ещё. Кавторанг утверждает, что в тоннеле нет ни единого (а уж тем более двух), поворота под прямым углом. Он даже смеялся! Зато есть какой-то очень длинный спиралевидный спуск. И снорков в нём, что блох на кошке, только успевай отстреливать.
Может у меня и впрямь маска травит, может, я и надышался в тоннеле какой-то дрянью. Но как, каким образом, я тогда просочился через все ужасы, рассказанные товарищем, и даже не заметил этого?
Кстати. Вах, вернувшись из ходки, во всеуслышание, рассказал нашу историю в баре «100 рентген». И был публично высмеян за враньё. Оказывается, нет ни единого человека, кто бы пережил двойную дозу биостопа, а уж тем более, целых пять. И ещё, в тот тоннель никто не ходит, потому, что почти сразу за первым завалом, есть второй, капитальный. Через который, пробраться нет никакой возможности. Это отмечено и закартографированно, несколькими квадами Долга, побывавшими там, в разное время.
Докурив третью подряд сигарету, я аккуратно затушил её в почти полной окурков жестянке из-под консервированных ананасов и вернулся в дом. Доктор уже закончил возиться с единственным, помимо меня пациентом, тощим бюрером с раздавленными ногами, и теперь, сменив халат на старые джинсы и серый толстый свитер, возился с самым настоящим самоваром. Правда, нагревался он не дровами, а какой то сборкой артефактов. Точнее даже двумя, которые, будучи приближенными, друг к другу, активно выделяли тепло. Большой, двухвёдерный медный самовар, закипает ровно за девяносто секунд. Пить чай с Доктором, сплошное удовольствие! Можно молчать, тихонько прихлёбывая чай из блюдца и заедая халвой. И впитывать эту удивительную атмосферу уюта, домашнего тепла и спокойствия. Вот и сейчас, Доктор степенно устроился во главе стола, и, усмехнувшись в бороду, придвинул к себе большую чашку ароматного чая. Я сел на широкую лавку, что бы самовар и тарелка с халвой были одинаково близко, и налил себе чаю. Доктор улыбался, но глаза оставались серьёзными, будто он собирался сказать что-то важное, но ещё не решил с чего начать.
- Что-то не так? – Нарушил я затянувшееся молчание. Доктор отрицательно качнул седоватой головой и перестал улыбаться.
- С чего ты взял, что что-то не так? – Хрипловатый голос немного дрогнул, чего за Доктором раньше не замечалось.
- Да, так… - Неопределённо пожал я плечами. – Показалось неверно.
-Да? А что ещё кажется? – Моментально заинтересовался Доктор. Ну, я и выдал ему про улыбку, глаза и голос. И он снова улыбнулся, но на этот раз по настоящему.
- И давно ты таким наблюдательным стал?
Я немного покопался в памяти и пришёл к выводу, что раньше такого за мной не водилось, чем и поделился с собеседником. Тот важно покивал.
- Знаешь, Роджер, неспроста у тебя эта наблюдательность появилась. – Объявил болотный эскулап, и я чуть не подавился халвой от неожиданности. – Ты ведь первый из «человеков», на ком я «кровососово зелье» опробовал. Видимо, кое-какие побочные явления сказываются. Особо не волнуйся, скорее всего, это всего на несколько дней, ну, может и недель, не больше. Кровососом точно не станешь, это обещаю. Но вот уходить за периметр ближайшие пару недель, не советую. Пока организм полностью не переработает лекарство, уходить тебе из Зоны никак нельзя.
- Это почему?
- Видишь ли, лекарство так же напитывается аномальной энергией, как и всё живое в Зоне. Сильно подозреваю, что там, за периметром, оно станет для тебя ядом. Впрочем, может, я слегка ошибаюсь, но лучше не проверяй.
В голове тут же закрутился целый рой мыслей. На мгновенье стало дурно от нехорошей догадки. Неужели я сделал последний шаг к тёмным? Это конец?
- Доктор. – Голос предательски сел. – Я…теперь…мутант?
Собеседник испытующе посмотрел мне в глаза и отрицательно покачал головой. Но за эти мгновения, что он смотрел, я успел пару раз себя похоронить. Да и седых волос наверняка прибавилось. А потом, вдруг, стало легко и очень спокойно на душе. Я НЕ МУТАНТ! Как же чертовски здорово это звучит!
- Да, и ещё. Пока будешь в Зоне, лучше отсидись где-нибудь. Нельзя тебе сейчас ни волноваться, ни напрягаться. Всё-таки, операция на сердце – это не шутки. Поберечься надо. Ты бы отдохнул пока. А потом, когда сможешь выйти за периметр, лучше сюда больше не возвращайся. Пометила тебя Зона. Хорошим это никогда не заканчивается. Уж поверь старику на слово. Я много таких как ты повидал, пришло твоё время…
Он ещё что-то говорил, голос его тихо рокотал, но я уже не слушал. Как же так? Я молод (ну относительно конечно), полон сил, и вот так всё бросить и уйти? Да что я там, на большой земле, делать буду? Пахать на каком-нибудь заводе с утра и до упора? Вечерами тупо пялиться в «дебилизатор»? Впрочем, почему же обязательно так? Денег мне, если особо не выпендриваться, должно хватить лет так на десять спокойной жизни. Где-нибудь в провинции. Обзаведусь супругой, парой спиногрызов, стану жить как все. Только тоска это. Быть как все, стать частью прожорливого, тупого, равнодушного ко всему, человеческого стада. Ну, уж нет! Тогда лучше поселиться где-нибудь в лесу. Подальше от этого стада. Нужны же, хоть какой-нибудь стране, лесники? И от Зоны буду далеко, и от людишек. Пожалуй, так даже лучше будет. А может лучше открыть какой-нибудь бар за периметром, для сталкеров. Поставлю посреди зала муляж химеры, чтоб совсем упившиеся, быстрее трезвели и снова заказывали выпивку. Может, даже хабаром, потихонечку приторговывать стану. А что, ничего так себе перспективка. Да и выпить самому, всегда будет где. Так. Это уже лучше. Надо развить эту идею…

- Эй, Роджер, уснул? – Возглас Доктора безжалостно выдернул меня из хоровода мыслей. – Ты чего это, парень, уставился в одну точку и не реагируешь?
- Да, так, о разном задумался. – Признался я. – Что делать стану, если с Зоной завяжу.
- Ну? Надумал что-нибудь путное, или как все, либо на острова податься решил, либо кабак для сталкеров открыть?
- А что же мне, в цирковое училище прикажете поступать? И откуда вы знаете, ну, про кабак?
- В цирковое, пожалуй, не примут. – В сомнениях протянул Доктор, не уловив юмора. – А про кабак, я от многих слышал. Надоело даже. Вот скажи мне, сталкер, почему там, за периметром вы толпами бредёте в бар? Заметь, не в библиотеку, не в театр, не в кино, не даже просто куда-нибудь на рыбалку, а именно в бар? Что там такого хорошего? Молчишь? Вот и правильно, что молчишь. Вся ваша жизнь закручена так, что, получив награду за цацки, вы тут же спускаете её в ближайшем кабаке. Заметь, очень умело закручена! И вы снова идёте в Зону за новыми цацками, в надежде разбогатеть, и снова спускаете всю награду в кабаках. Ты вот, сам, давно сталкерствуешь, скажи мне, сколько бы уже скопил, этой вашей резаной бумаги, если б так не пьянствовал, а?
Хотите честно? Вот в этот момент мне стало очень стыдно. Ведь прав Доктор. Во всём прав. Сколько я промотал в кабаках? Наверно этих денег хватило бы и на дом, и на новенький «корвет», и на регулярные путешествия по всему миру. И не один я такой. Нас тысячи! Тех, кто более-менее удачлив на хабар, и до сих пор жив. За восемь с мелочью лет в Зоне, я промотал неприлично крупную сумму. Мы отмечаем возвращение из Зоны, закупаем необходимое снаряжение, что-то откладываем на чёрный день, быстренько проматываем оставшиеся деньги и снова спешим за периметр. Чтобы снова всё повторилось. Хотя…
- Нет, Доктор, не согласен. Хотя, это конечно тоже правда, но есть и другое. Там, по ту сторону, мы, конечно, все пропойцы и так далее, но тут, в Зоне, мы живём по настоящему! Кто-то приходит сюда за «цацками», другие за чистым адреналином, третьи за тайнами и приключениями. В общем, не важно. Зато дружба тут настоящая, а не пустой звук, как там, на большой земле! И сама жизнь наша, тут тоже настоящая! А за периметр выйдешь, и такое ощущение, будто вокруг все марсиане какие-то.
- Да? Тогда зачем вообще за периметр выходите, если там одни лунатики?

Вот это уел, так уел! И ответить нечего. Совсем. С минуту, я, как рыба молча раскрывал и закрывал рот. Всё хотел что-то ответить, но собственные аргументы, разбивались о собственные контрдоводы. Я даже начал злиться, причём сам не понял, на Доктора, или самого себя.
А потом вдруг накатило. По спине продрал мороз, будто совсем рядом аномалия. Правая рука мазнула по лавке, но автомата у меня больше не было. Я уставился на дверь за спиной Доктора, и видимо выражение лица настолько изменилось, что хозяин дома тихонько спросил: - Что там?
- Двое. – Машинально ответил я. – Один очень опасен. Совсем рядом.
Доктор недоверчиво вскинул бровь, неторопливо поднялся и пошёл к входной двери. Я хотел, было перехватить его, не дать открыть входную дверь, но та, вдруг, сама широко распахнулась, и в проёме появился сталкер в очень неплохом, ладно сидящем, выцветшем комбинезоне. Почти всё его лицо закрывала защитная маска респиратора старой модели, такая больше мешает, чем защищает. Ноги сталкера ниже колен облеплены илом так, что вообще непонятно в какой он обуви. На сгибе левой руки он тащил пухлый рюкзак, так же измазанный болотной дрянью и затёртый, зацарапанный Абакан. Правой рукой, сталкер тащил за собой грязнючий, громко стонущий тюк.
- Принимай пациента! – Загудело из-под маски. Доктор подошёл к сталкеру, коротко обнял его и только потом нагнулся над тюком. Охнул, всплеснул руками, ухватился за тюк и поволок его мимо столовой в операционную.
- Слышь, парень, помоги ему. – Снова загудело из-под маски, но на этот раз уже мне. Я, было, вскочил, но Доктор, ТАК на меня глянул, что я тут же сел обратно.
Хлопнули две двери. В операционную и входная. Я остался один. Сталкер ушёл наружу, там, у Доктора летний душ возле дома оборудован, отмываться пошёл. За дверью операционной загудела какая-то установка, что-то звякало, рвалось с мокрым треском, пару раз раздался подвывающий крик боли. Вроде как даже пахнуло кровью. С улицы донёсся шум воды и довольное пофыркивание. Я поднялся, прошёл в прихожую и огляделся. После гостей остались грязные следы у входной двери и грязный длинный след от тюка до самой двери в операционную. Пришлось, засучив рукава застиранной бундесовской форменной рубашки, которую выдал мне Доктор, открыть чуланчик у входа, и, достав заранее приготовленное на подобный случай ведро с сильно хлорированной водой и тряпку со шваброй, взяться за «зачистку» территории. Когда я уже заканчивал, входная дверь снова открылась, и появился давешний сталкер. Увидев мокрый пол, он резко передумал заходить и, подмигнув мне, снова вышел, тихонько прикрыв за собой дверь. Я навёл чистоту, вылил грязную воду в туалет, вернул «инструменты» на место, и, накинув висящий на вешалке ватник, вышел на крыльцо.
Сталкер сидел на ступеньках. Там, где совсем недавно сидел я, наблюдая закат. Он обернулся на звук, и в ярком свете лампочки висящей над дверью, стало видно, что он уже не молод, хотя в коротком ёжике волос седины нет совсем. Лет ему под полтинник, не меньше. Пышные усы совсем скрывают верхнюю губу, от чего нижняя, кажется коротким кривым червяком. Мясистый, с красными прожилками нос, карие, живые глаза, морщинки вокруг глаз и на лбу. Ничего особенного. Такого если встретишь в толпе, тут же и забудешь. Теперь было заметно, что костюм его, в своё время получивший множество повреждений, аккуратно залатан и ухожен. На ногах обычные стоптанные берцы.
Мы кивнули друг другу.
- Весёлый Роджер.
- Живчик. Табачком не богат, а то мои совсем размокли.
Я машинально достал сигареты и протянул пачку.
- Ага. Тот самый. – Увидев вспышку понимания в моих глазах, подтвердил сталкер и закурил. Я тоже прикурил и выпустил из рук пачку. Она падала почему-то очень медленно, так, что мне не составило особого труда спокойно наклониться и подхватить её у самого пола.
- Фигас-с-се! – Удивился сталкер. Я так и не понял, чему удивился он, но вот мне было чему удивляться. Передо мной стояла самая настоящая легенда Зоны. Тот, ежедневное сообщение о смерти которого, считается хорошей приметой. Я даже пометил эти сообщения, как спам, чтобы не отвлекали. Юрий Семецкий собственной персоной! Вот это да! Будь сейчас на моём месте Вах, и расскажи он потом об этой встрече кому-нибудь, его бы в очередной раз высмеяли. Впрочем, не факт, что и мне поверят. Да и стану ли я рассказывать об этой встрече? Скорее всего, нет. Мне очень хотелось задать Семецкому множество вопросов, но я терпел, и только курил, пытаясь привести мысли в порядок.
- Ладно, спрашивай, но только два вопроса. – Усмехнулся Семецкий, искоса наблюдавший за моей внутренней борьбой.
- Как это, умирать и воскресать каждый день? – Тут же выпалил я.
- Это очень больно. И то, и другое. – Грустно ответил вечный сталкер и демонстративно загнул указательный палец на левой руке.
- Там, после смерти, что-нибудь есть?
- Для меня, да. Жизнь. – Он так же демонстративно загнул средний палец и снова усмехнулся в усы. Он меня провёл. Это выглядело так, будто я загадал у золотой рыбки новенький Феррари последней модели, а потом, когда отпустил её, нашёл в бардачке документы на кредит в полмиллиона баксов, на моё имя, срок которого истекает сегодня.
Мы вернулись в дом, не проронив больше ни слова. Семецкий переобулся в тапочки и по хозяйски заново раскочегарил самовар. Когда мы в полном молчании допивали по четвёртой чашке чая, вернулся Доктор. Он весело, с прищуром окинул взглядом картину нашего чаепития и вдруг спросил меня:
- Он с тобой в вопросы играл?
- Ага. – Горестно подтвердил я.
- И что он спросил? – Это уже к Семецкому.
- То же, что и ты в третий раз. – Усмехнулся сталкер.
- Однако! – Доктор уважительно глянул на меня, но тут же спохватился. – А чего это мы с пустым чаем сидим? Юра, будь добр, глянь там в шкафчике…
Семецкий кивнул, и вышел на кухню, а Доктор доверительно шепнул мне: - Не переживай, он всем так голову морочит. Я сам только недавно его расколол, только никому... Юра сам не помнит моменты между смертью и жизнью. Только ш-ш-ш…
Вернулся сталкер и водрузил на стол бутылку пятизвёздочного «Арарата» ещё советского выпуска, нарезанную колбаску, сыр, брынзу, лимон и зелёный лук с петрушкой. И три тонкостенных хрустальных коньячных бокала.
Самовар с чашками тут же были убраны со стола, дабы не портить гастрономический шедевр.
Болотный Доктор и Семецкий, несколько минут священнодействовали над столом, расставляя в нужном, по их мнению, порядке, закуски.
Наваждение прошло, я, окинул взглядом стол. Бутерброды с красной икрой, колбасные нарезки, зелень, брынза, несколько сортов сыра. А ещё дольки лимона, припорошенные тёртым шоколадом и, разумеется, соления. Здесь, в Зоне, никогда ещё мне не доводилось видеть подобный стол. Не всякий кабак, способен выдать такой спектр закусок. В том же баре 100 рентген, из солений есть максимум – солёные огурцы. А цена на бутерброд с красной икрой, равна артефакту «лунный свет».
Я всё смотрел на слаженные действия двух старых друзей и ощущал себя несколько лишним. Явно не в первый раз, они так собираются. Каждое движение выверено до мелочей, нет лишней суеты и лишних движений. Будто оба сейчас в бою. Жесты лаконичны и не подразумевают двоякой трактовки.
Наконец оба утвердились на своих местах, и Семецкий разлил по первой.
- За наше, Сталкерское счастье! – Семецкий был лаконичен. Он разом выцедил свой бокал, и с явным удовольствием, закусил бутербродом. Доктор молча приподнял свой бокал, и в один глоток осушил его. Я молча выхлестал свой, и заел колбаской с маринованным патиссоном.
Вечный Сталкер довольно ухнул, и налил по второй. Так повторилось несколько раз, пока мы, втроём, не приобрели совершенно умиротворённое состояние. Пили молча, каждый за своё. Вкус отменнейшего коньяка, умиротворённость, подтолкнули меня совсем в иной мир. Где не было места стрельбе в людей, и не очень людей. Где было много света и безопасности.
Вот, я маленький, возвращаюсь из пионерлагеря домой. Дома всё как обычно, только разложена на обеденном столе в зале чёрная смородина. От неё исходит одуряющий аромат. Пахнет резко и необычно для дома. Бабушка собралась делать варенье. И сама квартира выглядит несколько иначе. Стены, вдруг, раздались в стороны, потолок, с тоненькой трещиной, будто стал ближе. Это мой родной дом, но за время моего отсутствия, он будто стал больше и напитался незнакомыми запахами. Мы – вся семья, в сборе. Дедушка, с его загадочной полуулыбкой, Бабушка Ольга Фёдоровна, та – которую я ценю и уважаю на уровне инстинктов, Тётя Ира, и, разумеется, Мама. Мы все сидим за раздвинутым столом в зале, и поглощаем вкуснейший бабушкин пирог с рыбой и капустой. Майонез, ещё советский, черпаем чайными ложечками из одинаковых баночек с сине-белой этикеткой «провансаль», и с превеликим удовольствием, поглощаем изготовленное бабушкиными руками лакомство.
Уже гораздо позже, лет на пятнадцать, я понял, что ни одна, даже самая любящая меня женщина на свете, к великому моему сожалению, не сможет создать пирог, хотя бы отдалённо-близкий к тому, что делала Бабушка. Для этого нужно вложить всю Душу в то, что делаешь. Сам рецепт вроде бы прост, но без души, пуст и холоден. Разумеется, сейчас, Я, уже не помню какую рыбу, использовала Бабушка, но вкус её пирога, буду помнить весь тот отрезок жизни, что мне остался.
- Да ты, сталкер, кажется не здесь! – Голос Семецкого выводит меня из череды воспоминаний. Его убедительный, рокочущий, словно у Чкалова, басок, выводит меня из пелены воспоминаний. Он явно удивлён, а доктор, похоже, совсем невозмутим.
- Знаете, мужики, давайте выпьем за нашу память о детстве.- Со стороны слышу я собственный голос.
Бокалы со звоном сходятся в центре стола и терпкий напиток, обжигая гортань, стремится к желудку.
- А знаешь, наш общий друг, ругал тебя. – Семецкий шутя, грозит пальцем. Я недоумённо смотрю на него. Мы с ним знакомы то, часа четыре, ну, может на полчасика больше. Откуда, ёкарный бабай, у меня с ним общие знакомые? Не, ну Доктор конечно, да, так он вот рядом, и вроде как не ругает.
- Который? – Осторожно спрашиваю я, а сам не знаю, хочу ли я слышать ответ…
















Не ищите Чернобыль 8 на карте, ни на гугл мапс, ни на яндекс картах, бесполезное занятие. Его там нет. До образования Зоны его не существовало вовсе. Был, какой то там номерной ж\д. разъезд и пять искусственных ставков, для полива окрестных полей. Когда появилась Зона, военные устроили тут перевалочную базу и несколько крупных складов ГСМ и военной техники. Постепенно хозяйство расширялось, появился посёлок для семей офицеров и вольнонаёмного персонала. Через несколько лет, о нём уже упоминали, как о посёлке городского типа, а к 2016 году, стали называть городом.
Городок, конечно небольшой. Куча панельных домов, расставленных как попало, и хотя жителей всего тысяч тридцать, инфраструктура развита очень даже прилично. Есть школа, несколько детских садов, госпиталь, а широченный проспект им. Вернадского делящий город надвое, устроен так хитро, что при необходимости, на него легко сядет военно-транспортный самолёт. Есть даже приличных размеров парк развлечений, библиотека, кинотеатр и всякие бары-рестораны.
Пожалуй, единственное чего в городе нет – это милиция. Порядком в городе занимается военная полиция.
Я обосновался в небольшой однокомнатной квартире на Весеннем бульваре. Место тихое, и до бара «ЮКСА», всего пять минут пешочком. Вообще-то, бар называется «УХА», он расположен на берегу ставка, где специально разводят рыбу, отсюда и название. Как-то, один полковник из сводного натовского дивизиона, очень шумно справил в баре своё пятидесятилетие. В результате чего, в военной полиции образовался протокол, в котором чёрным по белому было записано: «Находясь на отдыхе в заведении «ЮКСА», полковник, будучи в нетрезвом виде, подвергся нападению со стороны местного населения…». Дело было шумным, полковника того перевели подальше, а бар с той поры называют ЮКСА.
Сегодня день лени. Это означает, что я весь день валяюсь на диване и ничего не делаю. Завтра выход. Всё необходимое снаряжение уже собрано, упаковано и трижды перепроверено. Кое-что понесём сразу, а ещё часть необходимого, уже выкупленная, лежит на складе «Долговцев». По пути заберём. Ещё там, в Зоне, отлёживаясь в схроне указанные Болотным Доктором две недели, я разработал три варианта возможного маршрута. Там же, начал натаскивать Лунохода на предмет обнаружения и прохождения аномалий. Вбивал в него всё, что знал и умел сам. После, уже в Чернобыле 8, за совсем уж неприличную сумму, пристроил его на тренировочный полигон военсталкеров, где Лунохода, не служившего в армии, чуть ли не круглосуточно обучали стрельбе из всего того, что попадается в Зоне. От НРСа до Штурмгевера44. Кстати, НРС, то есть Нож Разведчика Стреляющий, в Зоне довольно редок, в основном из-за цены на патроны СП-3. Причём патронов Российского производства не достать совсем, а те же изделия одной из Южноамериканских стран, успешно прикрывающихся Китаем, вполне реально, вот только цена несколько смущает. Впрочем, их же патроны для моего любимого ТТ., выше всяких похвал. Во всяком случае, осечек не дают.
Луноход старается как заведённый. Он даже свой АК-47, научился ощущать как продолжение самого себя. Разумеется эту дурь я из него позднее выбью, но пока, это часть его подготовки.

Знаете, какой общий друг, по словам Семецкого меня ругал? Я сам натурально офигел, когда узнал. Об этом парне, в сталкерской сети написаны сотни историй, причём как зелёными пацанами, так и матёрыми бродягами. Он - символ справедливости в Зоне. Да, вы совершенно правильно угадали. Дима Шухов по прозвищу Рэд. Чёрный сталкер собственной персоной.
Никто не знает, откуда он появляется и куда уходит. Предсказать его появление тоже нереально. Одним он помогает, других жестоко, нечеловечески наказывает. Некоторые бродяги его никогда не видели, к другим он являлся несколько раз. Тот же Хемуль видел Рэда раз 10, не меньше. Наши с Чёрным Сталкером тропинки пересекались трижды за 8 лет. Первый раз, он попросил поддержать огнём хороших людей, оказавшихся научной экспедицией, по стечению обстоятельств, лишившихся и проводников и охраны. Банальная засада. Наёмники менее чем за минуту выкосили штатный отряд сопровождения. А это, между-прочим, восемь солдат охраны периметра, плюс двое военсталкеров. В общем, если кто ещё не сообразил, мои акции внутризонной котировки среди научного персонала станций наблюдения возросли до небес.
Второй раз, чуть не стал для меня последним. Этот чёрный мерзавец заткнул мною брешь в обороне отряда “Ивана Тайги”. Мне эта отчаянная выходка, едва не стоила жизни. Шутка-ли, принять на северной окраине Милитари, целый отряд Монолитовцев! В тот раз, я, помнится, едва уполз с позиции.
Впрочем, обо всём по порядку. Уж этот рейд я надолго запомню. Да, ходка вышла удачной, мне, на двоих с отмычкой, выпал «джек-пот». Ходят, конечно, слухи о поле артефактов, и я до сих пор считал их полным бредом, но увидеть у подножия холма сразу пару десятков артов, это – я вам скажу, не всякая психика выдержит. Когда прямо под ногами валяется бесхозный миллион в вечнозелёной заокеанской валюте. И это если считать по оптовым ценам.
Вершину холма сплошным ковром покрыли наползающие одна на другую аномалии, и совсем не удивительно, что под холмом, скопилось несколько десятков продуктов их бурной деятельности. Честно? Да я чуть не свихнулся от радости! Скинув мешающий рюкзак, я, танцевал вальс с автоматом. Все мои мысли захватил этот чарующий ритм. Раз-два-три, раз-два-три – я сказочно богат, будто граф Монтекристо или Али-Баба! Мой собственный остров на Сэйшелах, уже стал пока призрачной, но былью…

И … тут появился Шухов.
- Резвишься, сталкер? – В его голосе не ощущалось ничего кроме нечеловеческой усталости. Мигом слетела эйфория. Я сразу вспомнил, где я, и что ничего ещё не завершено.
- Привет вечному бродяге, ты поздравить заглянул, или как?
- Не до поздравлений, пока. Роджер, ты правильный сталкер, и душа у тебя живая. Ты смеёшься, когда хорошо, ржёшь в голос, когда хреново, но сейчас придётся посмеяться от всей души. Минут через 15, метров 200 западнее, пройдёт тройка очень, я подчёркиваю, очень правильных сталкеров. Одного из них, ты знаешь – Ваня Тайга. Их могло быть и больше, но Монолит на своём поле играет по своим правилам. За этими тремя, идут совсем нехорошие люди. Впрочем, люди ли? Сам до конца не понимаю.
- Дим, нас всего двое…
- Не перебивай. – Что-то в его тоне мне совсем не понравилось. – Ты один. Твой второй номер, совсем зелёный пацан, не обстрелянный. Такой жертвы я не приму. Грузи его цацками, и отправь подальше, пока не началось. Это единственное и лучшее, что ты можешь сейчас сделать…Времени нет. Совсем. Решай.
Я недобро глянул на так некстати подвернувшуюся легенду. Всё сразу стало понятно. Вот сейчас, прямо сейчас, Зона, жутко скалясь, подводит черту под моей жизнью.
- Нет. – Качнул головой, будто читая мои мысли Рэд. – Зона не при делах. Это наши, человеческие разборки. Она не поможет и не помешает. Потом, когда всё закончится, проси что захочешь. Сделаю, слово чёрного сталкера!
Я невесело усмехнулся. Всё, Роджер, кажись, отбегался. Не брала тебя ни пуля, ни инфекция, ни беда, ни дизентерия. А вот пришёл Чёрный Сталкер, и старуху с косой за собой приволок – знакомиться!
- Сколько? – В раз севшим голосом спросил я. – Сколько их будет?
- На пару десятков можешь рассчитывать смело. – Пожал плечами Шухов. – Может больше. Без артиллерии, без прикрытия. Сделай что сможешь, и если сможешь, уйди.
Я закурил. Сигарета плясала в ставших вдруг такими непослушными пальцах. Шухову не предложил, хотя и видел, как он жадно тянет носом дым. Не та ситуация.
- Ладно, птичка, хрен с тобой! Будет тебе игра в войнушку! А теперь вали отсюда, чтоб я тебя больше никогда даже издали не видел! Пошёл к чёрту! И ещё, увижу ещё раз – пристрелю!
Злость, внезапно накатившая тугой волной, нашла выход в словах. Я нарывался. Как никто и никогда. На моей памяти ещё никто не осмеливался угрожать Чёрному Сталкеру. Но тут я ничего поделать с собой не мог. Только что, меня списали в расход. Два десятка противников, будь они даже обдолбанными бандюками, это уже нулевой шанс на выживание. Не говоря уж о более серьёзных противниках. Шансов нет. Совсем.
Шухов кивнул, подхватил лежащий на земле автомат и, отойдя на пару шагов за ближайший тощий кустик, растворился, будто его и не было. Копперфильд долбанный! Не теряя времени, я вытряхнул содержимое обоих рюкзаков, своего и отмычки прямо на землю. Распихал все снаряжённые магазины по карманам на разгрузке, и ещё несколько пачек патронов ссыпал в карманы. Затем отдал ПДА отмычке, у меня детектор аномалий посильнее будет. Навьючил на хлопающего глазами парня оба рюкзака под завязку набитых хабаром, и буквально пнями погнал его в строну периметра.
Успел. К тому времени, как троица проплелась правее меня, двое тащили на плечах третьего, у меня уже всё было готово. Отмычка с хабаром уже исчез из вида, две растяжки с РГДэшками готовы к установке и даже линзы прицела заботливо протёрты платочком. Когда троица проковыляла мимо, я аккуратно выставил на их следах растяжки и стал ждать.
Совсем не долго. Вскоре, на свежей тропе появились враги. Пока ещё не мои враги. До сих пор, я не пересекался с Монолитом столь явно. Было конечно, но так, пара эпизодов, скоротечные бои на окраинах Припяти. Без свидетелей. А сейчас, я, наблюдал в прицел колонну на боевом марше. 22 боевика. Две футбольные команды, слитые воедино, с весьма неплохим оружием в руках. И против всей этой толпы – один маленький я.
Когда шарахнула первая растяжка, весь отряд был передо мной как на ладони. Второй и замыкающий – броненосцы, пулемётчики в экзоскелетах. Против этих двоих мне вообще ловить нечего. А вот остальные, в обычной лёгкой броне, которую разве что пистолетная пуля не возьмёт, да и то не всякая. К примеру, мои усиленные патроны к ТТ, прошибают эту лёгкую кевларовую защиту на раз. Ну и что, что износ ствола повышается в разы? Ствол - штука наживная, а ствол для ТТ достать несложно. Их ещё при Союзе столько наштамповали, что этот пистолет, вне всякого сомнения, поучаствует ещё и в 4й мировой войне. Хороший пистолет, да в условиях боя в здании – штука незаменимая. Особенно на малых дистанциях.
Растяжка рванула крайне удачно. Шедший впереди отряда следопыт, ловушку банально проморгал. Видимо точно знал, что троица гранатами уже не располагает и сюрприза на тропе не оставит. Сюрприз! Вспыхнуло, грохнуло, мелькнула подброшенная взрывом рука. Ходячий танк в экзоскелете только покачнулся, больше от неожиданности, чем от осколков, а вот третьего посекло изрядно. Этот уже не боец, да и, скорее всего и не жилец. Понеслась! Минус двое на растяжке, это совсем неплохо для начала. Порванный взрывом следопыт и посечённый осколками третий. Если и дальше так пойдёт.… Впрочем, я точно знал, что дальше так не будет. Монолитовцы, конечно фанатики, сектанты с промытыми мозгами, но не клинические же идиоты!

Пороховая гарь от взрыва РГДшки, ещё не успела развеяться, как отряд залёг, ощетинясь стволами во все стороны. Ещё минус два. Одного угробил точно, второй ранен, и, кажется тяжело. Вот сейчас, забив на задание Шухова, я мог покинуть позицию совершенно незамеченным и раствориться на местности. Никто бы ничего так и не узнал. Мало ли стреляют в Зоне? Ан – нет, взялся за лямку – тяни! С лёгким выдохом «Шухов с-ссс-сука, с тебя цистерна Hennesy», я упокоил ещё двоих и рванул с рассекреченной позиции. А там, где я только что лежал, уже расцветали бутоны вздыбленной земли, от разрывов подствольных гранат. Молодцы ребятки, свой паёк не зря жуют, но меня там уже нет. Я уже гораздо левее, в корнях поваленной зоной берёзы. Дыхание почти сбито, кругляш оптики прыгает то влево, то вверх. Но это дело привычное. Выдох – цель - выстрел. Выдох – цель - выстрел. Схема простая – как мычание. Ещё минус двое. Итого, из 22х на марше, осталось 16. Просто прекрасно, для первых секунд боя! Но вот сейчас, эти парни поймут, что угодили не в полноценную засаду, и что против них выступают не несколько снайперских расчётов + подрывник, а всего лишь один сталкер. И вот тут всё. Преимущество внезапности сойдёт на нет, меня просто задавят огнём и либо загонят в аномальное поле за спиной, либо нашпигуют свинцом.
Залёгший отряд буквально взорвался длинными очередями, в направлениях возможных укрытий атаковавшего их врага.
Не знают, не поняли – поразила меня мысль. Я ещё жив и не обнаружен!



#3
RUS_D

RUS_D

    Главный АДМИН

  • Не в сети
  • Тех. Админ
  • админ Администратор
  • Старожил сайта
<- Информация ->
  • PipPipPipPip
  • Регистрация:
    08-December 08
  • 2981 Cообщений
  • Пропуск №: 2


Репутация: 6802 Постов: 2981
  • Skype:rus_did
  • Страна проживания:Украина
  • Реальное имя:Руслан
  • Пол:Мужчина
  • Город:Полтавская обл.

Склеил текст в два поста


"Бить не нужно, а не вникнут - разъяснять" © В.С. Высоцкий
я в скайпе - rus_did
Мои детство и юность прошли без Интернета. Может быть, поэтому я понимаю, что за языком надо следить, а за слова отвечать.





Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 members, 0 guests, 0 anonymous users

       Поездка в Припять и Чернобыль

яндекс.метрика
Button automatically alert search engines 31x31 WHOIS.UANIC.NAME - Identify traffic by Google

реклама на сайте подключена