1

Перейти к содержимому


       Торент трекер от http://stalker-worlds.ru        Хранилище сайта http://stalker-worlds.ru        Онлайн Сталкер Канал Унесенные Сталкером Присоединяйся к нашему сообществу на facebook Вступай в нашу группу в контакте


Добро пожаловать к нам на сайт! Про Ваш статус и права можно прочитать в Этой теме

Для просмотра картинок и скачивания файлов с форума - пройдите регистрацию!   Проблемы с регистрацией - вам сюда


Фотография

Книга Капитана


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В теме одно сообщение

#1
R@dik

R@dik

    ==ПсИх==

  • Не в сети
  • Неактивированные
  • Старожил сайта
<- Информация ->
  • PipPipPipPip
  • Регистрация:
    09-December 08
  • 242 Cообщений
  • Пропуск №: 41


Репутация: 3969 Постов: 242
  • Страна проживания:Украина
  • Реальное имя:Игорь
  • Пол:Мужчина
  • Город:З.О.Н.А., Украина
Книга Капитана.

[p.s.]К сожалению его с нами нет. Если у кого-то есть желание продолжить книгу, пишите в этой теме.[/p.s.]

2b8f7224f7209e1ca6d4cb6c8ac42c555f8b4c10
Если человека кусает вампир, он становится вампиром!
Такое ощущение, что многих вокруг искусали бараны...


#2
R@dik

R@dik

    ==ПсИх==

  • Не в сети
  • Неактивированные
  • Старожил сайта
<- Информация ->
  • PipPipPipPip
  • Регистрация:
    09-December 08
  • 242 Cообщений
  • Пропуск №: 41


Репутация: 3969 Постов: 242
  • Страна проживания:Украина
  • Реальное имя:Игорь
  • Пол:Мужчина
  • Город:З.О.Н.А., Украина
Кто я, где нахожусь, почему мне так больно. Так надо открыть глаза. Я сижу в машине, на переднем пассажирском сидении. Остатки стекла передо мной забрызганы, свежей кровью. Грудь болит от врезавшегося в нее ремня, безопасности. Я провяжу рукой по лицу. Крови на ладони почти нет. В принципе у меня всегда кровь сворачивается очень быстро. Воспоминания, это хорошо, значит амнезия не полная. Какая-то тяжесть на коленях, опускаю взгляд. На коленях у меня лежит АК-74м с подствольным гранатометом.
Ствол, оружие, найдут менты, посадят. Мысль протекает медленно и как-то вяло. Слева слышен стон. Поворачиваюсь, на водительском кресле сидит щуплый, черноволосый паренек. Я точно знаю, что его зовут Степан.
Ну, ты как, живой. Голос звучит как-то не привычно глухо.
Я, нормально, Катя ты как. Отвечает парнишка, и тут же спрашивает сам кого-то сзади.
Все в порядке. Слышен женский голос с заднего сидения.
Я пытаюсь оглянуться и с вспышкой боли, ко мне возвращается память. Меня зовут Андрей, я охранник, вернее нет, не так, я был охранник в банке. Прошло всего четыре дня, но уже произошло столько всего, что хватило бы на год жизни.
В тот день, я, как всегда пришел на работу, переоделся, надел бронежилет, кепку и зашнуровал высокие, армейские ботинки. Раньше я всегда ругался про себя в адрес начальства за них, теперь невероятно благодарен. Закрепив на поясе кобуру с беретой, я, вышел в операционный зал и занял место на своем посту. День, как и всегда, проходил тихо и скучно. Посетители, клиенты все вели себя тихо, не доставляя хлопот не мне, не персоналу банка, За час до конца рабочего дня к Степану, старшему менеджеру пришла его жена Катя. Они поженились всего полторы недели назад. И наблюдать за их отношениями было сплошное удовольствие. Свою жену и дочь к тому времени я отправил на отдых, к родственникам в Россию, в город Каменск-Уральский.
Андрей, можно Катя побудет до конца работы у тебя, в комнате охраны.
Степа, зачем ты спрашиваешь, конечно, можно. Ответил я, и добавил, обращаясь уже к Катерине.
Ты только не закройся там, дверь, как и вся комната бронированная, ключ внутри под пломбой, а замок захлопывается автоматически.
Прошло всего несколько минут и Катя, обеспокоенным выражением лица подошла ко мне.
Я ничего не трогала, честное слово, но камеры несколько раз пискнули и погасли.
Не переживай. Ответил я. Такое бывает при перепаде напряжения.
Степа, у меня опять камеры вырубились.
Иду, иду, я видел, как мигнули лампы в зале.
Зайдя в комнату охраны Степа, отстранил нас в сторону и, усевшись в мое кресло, бодро затарахтел по клавиатуре. Через минуту мониторы мигнули и выдали изображение. Увидев, что они показывают, я не секунды не сомневаясь ударом ноги, захлопнул бронированную дверь. По улице на нас катился огненный вихрь. Перед тем как погаснуть навсегда, камеры внутри банка бесстрастно показали, как огромные окна из пуленепробиваемого стекла выгнулись внутрь и лопнули. Осколки, сверкающей шрапнелью, в один миг убили всех, кто был внутри. Стекло в кассе было более высокого класса, чем в наружных окнах, но оно также взорвалось вовнутрь, мгновенно превратив кассира в окровавленный кусок мяса. В следующий момент отключилось основное питание электросети и камеры погасли снова, в этот раз навсегда, милостиво убрав от наших глаз страшную картину. Но звуки, звуки остались, через вентиляционное отверстие был слышен рев огня, взрывы, крики людей. Не просто крики, так кричат, только если умирают невероятно страшной смертью. Эти звуки мы слышали несколько часов. Ребята не выдержали.
Мы, должны выйти, и помочь. Обращаясь ко мне твердо, сказал Степан.
Да. Поддержала мужа Катерина. Ведь здесь полно места, мы могли бы впустить еще несколько человек.
Вместо ответа я встал, подошел к шкафу с ключами и, сорвав пломбу, достал ключ от входа. Увидев это, ребята встали, приготовившись выходить. Но я, ни слова, не говоря, положил ключ в карман рубашки, под бронежилет, и снова сел в кресло.
Но, ведь, так нельзя. Закричала Катя. Там люди, мы должны им помочь.
Признаюсь, что сама мысль, о том, чтоб выйти наружу испугала меня до дрожи в коленках. Но, тогда, мой мозг нашел оправдание. Резко поднявшись, я схватил ее за шею и ткнул лицом в лицо Степы.
Вы, мать вашу, правда, хотите, чтобы ваши крики, присоединились к тем. Заорал я, показывая рукой в сторону двери.
А я, не хочу, и вам не позволю. Тем, снаружи, уже не помочь, а за ваши жизни, я отвечаю, еще раз кто-то заикнется о том, чтобы, выйти до прихода спасателей, свяжу и положу в уголок, пока мозги в норму не придут.
Мой резкий выпад подействовал как пощечина, до конца дня ни кто не проронил, ни слова. Мы поужинали продуктами из общего холодильника, это были обеды тех, кто остался снаружи, и кто как устроились спать. Снаружи давно все стихло, лишь где-то далеко еще слышались взрывы. Полулежа в кресле, я не заметил, как уснул. Не знаю, что мне снилось, но проснулся я с ощущением какой-то, не ясной тревоги. Супруги еще спали, я перепробовал все доступные мне виды связи, но не телефоны, не Интернет, не работали. Пока я, возился со связью, проснулись Катя и Степан. Пожелав доброго утра, Катя начала готовить кофе, а Степа подошел ко мне.
Ну, что, есть что нибудь?
Нет, глухо как в танке, не работает ничего. Да и аварийный генератор на последнем издыхании. В баке топлива на четверть часа.
Поставив на стол три чашки с кофе, подошла Катя.
Тихо как. Сказала она, отхлебнув глоток.
Это-то, и странно. Сказал я, и взял в руки свою чашку. Взрывы стихли под утро, но до сих пор не слышно, не сирен спасателей, не голосов, не моторов, ничего. Связь отсутствует как диагноз. Мне если честно, становиться страшно.
Страшно, тебе. Степа, непонимающе уставился на меня. Я думал, что тебе не свойственны проявления слабости, или комплексов. Ведь ты, не задумываясь, атаковал, и победил двух вооруженных бандитов, помнишь. И сейчас ты, говоришь, что тебе страшно.
Да, мне страшно, я такой же человек, как и вы, и в тот раз, я тоже действовал от испуга, но в тот раз хоть было все понятно, а теперь. Теперь я не могу представить себе масштабы зоны поражения. Я не знаю, что на нас сбросили.
Ты, думаешь, это была бомба,- округляя глаза, спросила Катя,- атомная бомба?
Не знаю, просто я не могу придумать еще какую-то причину, по которой люди из МЧС еще не добрались бы до взорванного, финансового учреждения. Но при этом с наружи нет и мародеров.
В этот момент погас свет, бак аварийного генератора был пуст. Я на ощупь нашел ящик своего стола, открыл его и нашел фонари на батарейках, включил их и поставил на стол. После этого достал из кармана ключ и подошел к входной двери.
Я, пойду, осмотрюсь, попробую найти какой-то еды, и вообще разведаю, что и как. Вы пока закройтесь, я когда вернусь, постучу сигналом сос. Открыв дверь я осторожно выглянул, кроме шума дождя, других звуков с наружи не было. Обернувшись, я положил ключ на край стола, посмотрел на испуганные лица ребят, выдавил улыбку и пошутил.
Если не вернусь, прошу считать меня капиталистом. И на всякий случай добавил. Вы извините, за вчерашний крик, нервы, сорвался. И не дожидаясь ответа, закрыл за собой дверь. Пройдя по короткому коридору, я вышел в операционный зал, осмотрелся и мощный, рвотный позыв согнул меря пополам. Кровь была везде, осколки стекла и оргтехники буквально разорвали людей в клочья. Людей, с которыми я еще вчера работал, разговаривал, шутил. Их тела остались там, где их застала смерть. Несколько минут меня выворачивало наружу, с трудом успокоив желудок, я пошел к выходу, стараясь не смотреть по сторонам. Но на выходе меня ожидал новый, в прямом смысле этого слова сюрприз. В дверном проходе, издавая легкое пульсирующее гудение, и испуская жар, клубилось красно-оранжевое облако. Я не знал, что это и остановился в недоумении, несколько минут изумленно рассматривал его, а потом поднял с пола осколок стекла и бросил его в это. В следующий момент взрывная волна швырнула меня через весь зал. Когда я встал из пола, наискось в потолок бил с ревом пятиметровый столб огня. У него не было ни каких источников, но несколько минут этот гигантский автоген плавил металлические конструкции на потолке, а после пропал, как ни в чем, ни бывало. Некоторое время я пытался понять, что это было, а после решил выйти в окно. Набрав на полу мелких осколков стекла, я во всех направлениях обкидал ими оконный проем, и пространство за ним. Все было тихо, и я решился вылезти на улицу, и снова ощутил тошноту. Наше отделение банка находилось в весьма оживленном районе города. Рядом большой продуктовый маркет, один из крупнейших, вещевых рынков. Когда случилась катастрофа, был вечер, многие спешили сделать покупки к семейному ужину, на улицах было полно людей, и теперь их тела лежали повсюду. Мужчины, женщины, дети, старики, их тела разорванные, обугленные, вообще в виде не идентифицируемых фрагментов, были везде. Слав богу, что сильный дождь серьезно ограничил мой обзор, и смыл кровь с асфальта. В небе творилось что-то невообразимое, облака низкие и серо-черные, как будто перемешивал сумасшедший миксер. Разрушения зданий были хотя и не значительные, но весьма странные. Некоторые дома наклонились, как оплавившиеся свечи, другие растрескались, так что просматривались насквозь. Стекол в окнах не осталось нигде, но тут опять была странность. Судя по тому, что на улице практически не было осколков, выходило, что все окна лопались только вовнутрь. Это полностью противоречило всему, что я знал о взрывных волнах. А как сын офицера артиллериста, знал я довольно много, и основное было то, что волна имеет лишь один вектор направления. Да она может отражаться, рикошетить, но основной вектор не меняется. А здесь создавалось впечатление, что перед каждым окном произошел не большой взрыв, вдавивший окна, внутрь помещений.

Короче говоря, картина разрушения выглядела, так как если бы какой-то молодой бог, или точнее дьявол развлекался, пробуя свои силы. Не много постояв, я наконец решил пойти в продуктовый ларек по меньше соседнего маркета, ассортимент там был намного ниже. Но как только я представил себе, сколько трупов в гастрономе, понял, что войти туда, выше моих сил. За несколько шагов до входа в магазинчик я снова наткнулся на непонятное образование. Создавалось впечатление, что в воздухе висит линза, диаметром около полутора метров. Четких граней у этого не было и оно постоянно переливалось, как если бы было сделано из воды и дрожало на ветру. Помня о реакции явления у двери банка «про себя назвал это выкрутасом» я отошел метра на три и найдя крупный камень, кинул им в линзу. С мощным хлопком камень взвился вверх и скрылся из виду меньше чем за секунду. Ничего не понимая, я по широкому кругу обошел линзу, и наконец-то вошел в магазин. В этот раз мне повезло, лишь за хлебным прилавком лежал трупп молодой женщины, лицом вниз да и то без видимых повреждений. В остальном если не считать стеклянного крошева на полу здесь было чисто. Стараясь, не смотреть на покойницу я взял пакет и стал быстро набивать его продуктами. Когда сзади послышался шарканье, я выбирал, какую взять водку. Мне просто необходимо было выпить, после всего увиденного и поэтому я не сразу обратил внимание на посторонний звук. Да и, в конце концов, ведь я не спецназовец, а просто охранник, поэтому нет ничего странного в том, что когда оглянулся, я заорал от ужаса. Она была уже в четырех метрах от меня, лицо сплошная кровавая маска, зубы выбиты из левого глаза торчал длинный осколок стекла. Сейчас я иногда думаю что, быть может, она все-таки была ранена и пыталась попросить о помощи, но в тот момент я выхватил пистолет и стрелял, пока в обойме не закончились патроны. А ее голова прекратила существовать, разлетевшись на куски как спелый арбуз. После этого я открыл водку и сделал несколько больших глотков из бутылки, которую так и не выпустил из руки. Немного успокоившись и подумав, я вынес пакет с продуктами наружу и оставил у крыльца магазина, а сам пошел на рынок. Вы можете сколько угодно смеяться, но мне были нужны чистые брюки и белье. В общем, когда я вернулся в банк, у меня было два больших туристических рюкзака, набитых всем что как мне показалось тогда необходимым. Я был одет в новый, черный, джинсовый костюм и длинный, черный кожаный плащ с капюшоном. Дождь снаружи прекратился, но теплее от этого не стало. В рюкзаках было четыре фляги: три с водой и одна с водкой, два легких, непромокаемых плаща, большой запас продуктов, компас, четыре отличных охотничьих ножа в ножнах и еще один большой нож мачете.
В кого ты стрелял? Первым делом поинтересовалась Катерина, когда я вернулся. Несколько секунд я смотрел на нее, потом отвернулся и буркнул.
В собаку, кинулась на меня, наверно совсем ошалела от страха. Я, соврал, помня об уголовном кодексе. Но тогда я еще не знал, что очень скоро забуду об этом понятии всерьез и надолго.
У меня для вас две новости, одна ну наверно-таки хорошая, а вот вторая не очень. Начну с хорошей, это не бомба, во всяком случае, не атомная. А вот вторая, город, кажется, погиб полностью, в смысле населения. Моя стрельба была сразу забыта.
Ты хочешь сказать, что город полностью разрушен. Медленно опускаясь в кресло, спросил Степа.
Нет как раз с городом, все в порядке, а вот людей, я так и не увидел, в смысле живых. Трупов сколько угодно, а живых ни одного.
А почему ты так одет, в этот раз спросила Катя, решил помародерствовать.
Очень испугался, собаки и моя старая одежда пришла в негодность. Буркнул я отворачиваясь.
Ой, ха-ха я не могу, наш бравый охранник обделался от страха. Меня не просто так взяли в охрану, мой рост на пять см больше двух метров, и вешу я почти сто тридцать кг, а лицо из поговорки про темную ночь и узкий проход. Поэтому когда я резко встал из кресла и шагнул к ней, смех оборвался мгновенно.
Слушай меня очень внимательно, во-первых, смеяться надо мной, так как это сейчас делаешь ты вредно для здоровья. Очень большая вероятность травматизма. А во-вторых, я посмотрю, сколько запасной одежды понадобиться тебе, когда мы выйдем наружу, и ты увидишь то, что видел я. И, повернувшись, к ее мужу добавил.
Степан, избавь меня от насмешек своей супруги, пока я не избавил тебя от нее. Вернувшись в кресло, я как ни-вчем не бывало, продолжил свой рассказ.
Я считаю, что это не бомба, у меня есть одна мысль, но боюсь, что она будет звучать слишком фантастично. Я думаю, что взорвалась сама природа.
Это и в правду фантастично звучит, сказал Степа, усаживаясь в соседнем кресле, почему ты так думаешь, и что вообще под этим подразумеваешь.
Понимаешь, там, снаружи появились странные аномальные места, то из ниоткуда бьют столбы огня, то камень, брошенный в такую штуку вышвыривает в небо, то вбивает в землю. В одном месте камень раскрутило по спирали и разорвало в пыль. В общем, я считаю, что человечество так достало мать природу, что она взбунтовалась и решила нас уничтожить. Как опасный вирус, вспомните какая реакция у вашего организма на инфекцию. Высокая температура выжигает основную часть вируса, а антитела и антибиотики проводят так сказать зачистку организма от остатков инфекции. Там, я махнул рукой в направлении входа, произошло тоже самое. Огненный вихрь выжег основную массу людей, а теперь аномальные выкрутасы довершат начатое до конца. Если я прав, то скоро в округе появиться огромное количество хищных зверей.
И что же нам теперь делать, ошарашено глядя на меня, спросила Катя.
Я думаю, нам нужно попробовать добраться до воинской части в северном районе города. Попытаться найти там рацию и связаться с кем нибудь.
А если не найдем, или не сумеем воспользоваться.
Тогда просто пойдем вслед за вихрем, пока не найдем его границы, и не выберемся из зоны поражения.
Через некоторое время мы, перекусив и продумав маршрут, движения вышли на улицу. Стараясь обходить вероятные скопления людей, прощупывая дорогу свинцовыми пломбами которые я взял в кассе, мы пошли в направлении центра города. Помня о женщине из магазина, я перезарядил пистолет и шел, впереди держа его в руке. Патронов больше не было, бронежилет и электрошокер я оставил на столе рядом с журналом сдачи смен, в котором подробно описал ситуацию и наши предполагаемые дальнейшие действия. Наш путь по полуразрушенному городу был похож на прогулку по минному полю. Мы обнаружили еще два вида образований, которые для краткости назвали аномалиями. Одна намертво приклеила к асфальту туфли Степана, и нам пришлось потратить какое-то время чтобы найти ему обувь. Вторая выглядела как лужа зеленого холодца и плавила пломбы меньше чем за секунду. К центру мы добрались лишь к вечеру. Уже темнело, но я настоял, чтобы пройти еще пару кварталов до оружейного магазина «ДОК». По дороге нам действительно попалась пара собак, и теперь в моей обойме оставалось лишь четыре патрона. Собаки кстати тоже были странными, обгоревшая шерсть куски шкуры, свисающие с боков, но главное было, то, что они были без глаз и при этом отлично ориентировались в пространстве. Когда мы дошли до магазина, оказалось что, хотя витрина и взорвалась во внутрь крепкая, стальная решетка осталась на месте, и я потратил последние патроны, расстреляв замок. Да пустили дите, в конфетную лавку это было тогда про меня. Пока Катя и Степа нарезали бутерброды, я прошел вдоль витрины, зашел за прилавок и стал выбирать. В конце концов, из-за прилавка я вышел с восьмизарядным «Мосберг-950» и пятью пачками патронов, а еще новеньким патронташем тоже набитым патронами. Свою пустую берету я заменил найденным под прилавком ПМ-ом с двумя запасными обоймами.

2b8f7224f7209e1ca6d4cb6c8ac42c555f8b4c10
Если человека кусает вампир, он становится вампиром!
Такое ощущение, что многих вокруг искусали бараны...





Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 members, 0 guests, 0 anonymous users

яндекс.метрика
Button automatically alert search engines 31x31 WHOIS.UANIC.NAME - Identify traffic by Google

реклама на сайте подключена